Загадки старого альбома Старые фото

 Пишет Татьяна Вавилова.

    У каждого свое наследство.  Мне достались старинные фотографии дедушек-бабушек , их родителей и других родственников. Среди легко узнаваемых лиц «заблудились» незнакомцы, о которых почти ничего не знала даже моя мама.  Теперь, по прошествии многих лет, когда я с дотошностью ищу сведения обо всех, кто смотрит на меня со страниц старого семейного альбома, мне захотелось узнать и о них. Самой известной, пожалуй, оказалась вот эта прекрасная дама – Потоцкая. Мама говорила, что она актриса, но тогда меня это не затронуло, у нас были другие кумиры.

 image001

 

            Я так и не спросила, почему бабушка так долго сохраняла портрет Потоцкой среди своих фотографий. Просто любила как актрису или что-то связывало её с этим именем?

      Мария Александровна  Потоцкая (1861-1940)  в XIX-XX веке была очень известной актрисой Александринского театра. Но еще более ее творческих успехов, публику волновал многолетний роман Потоцкой с одним из Великих князей, внуком Николая I, Николаем Николаевичем Младшим. В Первую мировую Николай Николаевич, генерал от кавалерии, был Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами Российской Империи.

 Мария Александровна Потоцкая в годы своей дружбы с Великим князем жила в красивом доме в Петербурге, который он купил для нее в конце XIX века. Сейчас в этом здании располагается Музыкальный театр комедии.

    У многих высокопоставленных лиц были в фаворитках актрисы, но не все они имели доступ в аристократичесие салоны.  Потоцкую же высший свет принял. И отнюдь не Великий князь был тому причиной. Марию Александровну молва причисляла к  нетитулованной ветви рода князей Потоцких, а она не возражала и посещала все знаменитые петербургские салоны и после расставания с  Великим князем. В 1907 году он женился  на  Черногорской принцессе.

    Однако меня больше всего интересовал вопрос, не была ли Потоцкая на гастролях в Туркестане. Не просто так, думала я, ее фотографию бабушка поместила в альбом. О гастролях Потоцкой ничего не нашлось, но зато в мемуарах Сергея Дмитриевича Мстиславского, ученого-антрополога и этнографа, изучавшего Восток, я прочитала о тайне Марии Александровны, которая связывала ее с Туркестаном.

   

     Сергей Дмитриевич Мстиславский (настоящая фамилия Масловский) — революционер, писатель, учёный — антрополог и этнограф, один из идеологов левых эсеров, последователь «горной философии» Ницше, большую часть своей жизни был связан с Востоком, со Средней Азией.

   Впервые в Туркестан Мстиславский приехал еще студентом в конце 1890-х годов. В Петербургском университете, где он учился, объявили тему исследования по антропологии на соискание медалей.  Сергей Дмитриевич взялся за антропологическую характеристику таджиков и был направлен для сбора материала в Самарканд.

    На разработку темы давалось два года и у молодого Мстиславского хватило времени не только на исследования, но и на приятные знакомства и развлечения.

      В 1890-х  в Самарканде постоянного театра ещё не было,  но его с успехом заменяло Общество любителей драматического и вокально-музыкального искусства. Служители Муз на собственные деньги выкупили старое здание приюта и приспособили его под театр.  Председателем правления Общества состоял статский советник Виктор Иванович Крылов, помогал ему Николай Лукич Фолиан, распорядителем был Николай Артурович Вундер (данные Справочника М. Вирского).  О репертуаре театра можно судить по объявлениям в местной газете  «Самарканд»:  «Во вторник, 21 января в здании театра Самаркандского музыкально-драматического общества имеет быть сезонный вечер. Представлено будет: 1) «Кто в лес, кто по дрова», комедия в 3-х действиях. 2) Стихотворение. 3) «Русалка», сцена 4-го акта из оперы Драгомыжского. В заключение танцы». (№7 от 15.01.1897).  Через месяц в здании Военного собрания «господам любителям драматического искусства» был дан благотворительный спектакль, комедия «Игра в любовь» М.Е. Бабецкого (переделана из «Флирт» Балуцкого)». А после спектакля, разумеется, танцы. (Самарканд. №19 1897 год). Театральная жизнь Самарканда кипела. Вот ещё, уже летом: «Сад Пале-Этуаль-де-Норд (гугль про такое не знает!). Ежедневно музыкально-драматические вечера с участием новых артистов и артисток. 1-го и 2-го июня, кроме концерта, водевили «Ночное» и «Школьная пара» (№65).  Правда, не так плохо для маленького европейского поселения  в центре Азии?

    Вовлекли и Сергея Дмитриевича, он даже сыграл в двух спектаклях. Звездой Общества была Любовь Болотина, которая позже стала премьершей Киевского драматического театра. Неожиданно среди артистов Мстиславский увидел свою знакомую по Петербургу, ученицу Императорской театральной школы, Елену Потоцкую. Сергею Дмитриевичу она была изветна как сестра той самой Марии Александровны Потоцкой.

    Эта встреча очень удивила Сергея Дмитриевича и еще более смутила Елену.  В маленьком Самарканде все друг друга знали и не было смысла скрывать и далее свою тайну. А заключалась она в том, что к аристократам Потоцким сестры не имели никакого отношения. Их родители жили здесь, на окраине Империи, в далеком от столицы Самарканде и были совсем не богаты. Отец содержал маленькую дешевую гостиницу. Открыв свою тайну, Елена взяла с Мстиславского слово , что вернувшись в Петербург он никому об этом не расскажет.

  Слово свое Сергей Дмитриевич сдержал, а мемуары под названием «Туркестанские зарисовки» опубликовал уже в 40-х, в советское время, когда быть дочерьми не особенно успешного владельца гостиницы в провинции было все же  безопаснее, чем принадлежать к богатому польскому роду князей Потоцких. Да и Марии Александровны в живых уже не было.

   Однако, зная по опыту, что мемуары вещь не всегда достоверная, я заглянула в адрес-календарь Самарканда, составленный М. Вирским.  И что же, все верно. Дом Потоцкого находился на Кауфманском проспекте, а на углу Александровской и Катта-Курганского проспекта в доме №7 размещались  «номера для приезжающих  мещанина Александра Ивановича Потоцкого «Европейские» по цене от 50 копеек до 2 рублей».

    Молодость моей бабушки прошла в Самарканде и , кто знает, может быть ей была знакома  приезжавшая к родителям Елена и она считала знаменитую Потоцкую своей землячкой.  Как мало любопытствовали мы в юности, как много не спросили, не узнали и более важного у своих родных!

     А вот русская красавица в расшитом кокошнике. Это, как гласит надпись на обороте,   Надежда  Дмитриевна Агренёва-Славянская, дочь знаменитого создателя русского хора «Славянская капелла» Дмитрия Александровича Агренёва (1834-1908). 

      Снимок редкий, хотя бы потому, что Надежда Дмитриевна не самая прославленная артистка хора. Родилась в Праге во время гастролей капеллы в 1868 году, 3 января. Как все 8 детей Агренёвых, Надежда получила хорошее музыкальное образование. Училась в Вене у известной в те времена певицы Маркезы де Кастроне.

 image002

 

 image003

 

    Подрастая и получая образование, дети Агренёва начинали работать в капелле. Вместе с другими Надежда пела в хоре и соло, руководила музыкальным образованием певцов. Агренёвы ездили по России и другим славянским странам записывать народные песни и искать таланты. На попечении Ольги Христофоровны, матери Надежды,  всегда было не менее 20 мальчиков, детей артистов хора и просто одаренных, которых Агренёвы готовили для выступлений. Их принимали с 8-9 лет и преподавали не только музыку, но и общеобразовательные предметы. Капелла Агренёва-Славянского гастролировала почти на всех континентах. Побывали и в США, и в Европе, и в Азии, были даже в Африке. Многие песни, которые знают и любят наши современники, на сцене впервые были исполнены капеллой Агренёвых. Это «Калинка», «Дубинушка», «Вдоль по Питерской», «Ах, вы, сени, мои сени», «Эй, ухнем» и другие.  Исполнение песен капеллой сопровождалось живыми картинами, мизансценами, каждую песню играли, как маленький спектакль. Между прочим, великолепные декорации и костюмы выполнялись известными в Туркестане художниками Н.Н. Каразиным и М.О. Микешиным. А бурлацкая «Эй,ухнем» была оформлена по мотивам картины Ильи Репина «Бурлаки на Волге».

    Даже гениальный Федор Шаляпин  как-то назвал Дмитрия Александровича своим учителем.

    Мысль о создании музыкального коллектива, популяризирующего славянскую песню, подала молодому Агренёву графиня Евдокия Ростопчина. В ее московском салоне молодой юнкер пробовал исполнять оперные арии и покорял слушателей приятным тенором. А позже в доме графини Император Николай I выслушал Дмитрия Александровича и позволил ему выйти в отставку и заняться пением профессионально. В течение почти полувековой своей творческой биографии Дмитрий Александрович Агренёв — Славянский выступал перед всеми Императорами российскими.

    Капелла, включавшая около 300 исполнителей, требовала вложения огромных денег и содержалась исключительно на средства Агренёвых. Из казны деньги были отпущены только один раз по распоряжению Николая II, когда на гастролях в Болгарии Дмитрий Александрович скончался, а у обедневшей семьи не оказалось возможности бальзамировать тело и вернуть его для захоронения на Родине. Весь путь на корабле из Болгарии в Ялту капелла пела духовные песни над гробом своего создателя. 

   Продолжателями дела Агренёва-Славянского стали сын Юрий и дочь Маргарита, разделившие капеллу на два коллектива. До революции дети Агренёва жили в Ялте, а потом жизнь раскидала их по разным странам. О судьбе Надежды Дмитриевны удалось узнать только то, что она вышла замуж за Бориса Васильевича Хлебникова и у них родились две дочери, Мария и Татьяна. Что с ними стало после 1917 года, где они жили и когда умерла Надежда Дмитриевна мне неизвестно.

   Капелла Агренёвых трижды гастролировала в Туркестане и, конечно, в Ташкенте. В  1892 году Дмитрий Александрович Агренёв-Славянский в иллюстрированном издании «Всемирный путешественник»   опубликовал  «Путевые заметки», в которых поделился своими впечатлениями о поездке из Ташкента через Ходжент в Кокан. Он рассказал о  почтовых станциях, туркестанских дорогах и о быте местного населения.   

      Итак,  две фотографии из бабушкиного альбома разгаданы. Но осталась еще одна.

 image004

 

image005

 

       Имени изображенной я не знаю,  на фотографии надписи нет и мама не помнила, поэтому я называю ее Неизвестная и пытаюсь отгадать, кто же она. Дама фотографировалась после исполнения роли пушкинской Татьяны, — это единственное, что запомнила мама из рассказов бабушки.  Фото С.Ф. Николяи, известного в Ташкенте фотографа. Если верить энциклопедиям, первый из прибывших в Туркестан Николяи открыл фотостудию в Ташкенте в 1873 году. Дело передавалось по наследству. Визитной карточкой мастеров в то время было паспарту. Рисунок на нем менялся с годами. Такой, как на обороте фотографии Неизвестной, появился в начале прошлого века, в 1900-1910 годы.  Но ставили ли в Ташкенте «Евгения Онегина» в начале ХХ века?  Сведения о составе театральных трупп дореволюционного Ташкента весьма скудны.  Архивные документы до 1918 года не сохранились.   Однако известно, что театральные коллективы  были. 26 ноября 1919 года Декретом ЦИК  Советов Турк. АССР были объединены и переданы в ведение Наркомпроса оперный коллектив и драматическая труппа вместе с оркестром, хорами и костюмерными для создания единого краевого театрального коллектива в национализированном Колизее Георгия Цинцадзе.  «Евгения Онегина» давали в том же 1919-м, ещё до присвоения театру имени Якова Свердлова.  Но осталась ли к этому времени  в Ташкенте фотография Николяи и мог ли он получать свои дорогостоящие паспарту из петербургской литографии И.Скамони?  Когда  же фотографировалась Неизвестная и была ли она солисткой ташкентской оперы?

    Самое обидное, что я могла бы получить  ответы на все свои вопросы из «первых рук». В отрочестве и юности я часто приходила вместе с мамой к бывшему солисту ташкентской оперы тех лет, исполнителю партии Онегина, Владимиру Георгиевичу Арскому.

 В то время Владимир Георгиевич был человеком пожилым и давно сменил профессию. На углу улиц Малясова и Урицкой Арский открыл частный зубоврачебный кабинет. Жил он там же, в ЖАКТ- овском дворе. В тесной приемной всегда  было много народу и, если настроение у Владимира Георгиевича бывало хорошим, он мог позволить себе чуть отдохнуть и немного развлечь пациентов. Рассказывал театральные байки или вдруг запевал что-нибудь из своего прошлого репертуара к великому удовольствию присутствующих, а через несколько минут уже скрывался за дверью кабинета с очередным пациентом. Арский занимался протезированием, а терапевтом у него работала стоматолог Осадчая  Анна Капитоновна. К ней я и ходила лечиться, но в общей очереди с интересом слушала Владимира Георгиевича. Тогда бы и показать эту фотографию и расспросить Владимира Георгиевича и о даме, и о первой опере в Ташкенте, о симфоническом оркестре из пленных чехов и австрийцев под управлением Ф. Седлячека, о гастролях  А. Неждановой и Л. Собинова в двадцатых годах. Но увы! Интересы мои лежали совсем в иной плоскости.

   Однако Неизвестная  могла и не быть профессиональной артисткой. В Ташкенте до революции функционировали музыкальные салоны, например, А.И. Никитинова и С.Г. Еникеева, в которых собирались любители из театрально-музыкального общества. В летнем театре городского сада, построенного в 1895 году, в антрактах спектаклей выступали музыканты и певцы. Популярными были концерты любителей и профессионалов в залах Военного и Общественного собраний, во дворце Романова и даже в  кинотеатре «Хива». Только недавно я узнала, что и моя первая учительница Александра Александровна Крамская  в те годы пела на вечерах в Военном собрании.  В 1913 году было основано Общество филармонии, в состав которого входил камерный оркестр. Им руководили В. Михалек и Э. Мелнгайлис. Общество пропагандировало классическую музыку, в его репертуаре звучали произведения русских и зарубежных композиторов, отрывки из опер. Пожалуй, всё, что удалось узнать. Но ни одного имени исполнителей, а тем более фотографий!

    Так кто же она, Неизвестная? Нет ответа, но есть эфемерная надежда, что кто – то из читателей сайта узнает в ней свою бабушку или прабабушку. Дама-то ташкентская!

14 комментариев

  • AK:

    Татьяна, Вы настоящий Шерлок Холмс.
    Поэтому для Вас вопрос — Вам не составит труда узнать, почему особняк около нынешнего Дворца Молодежи называли Домом Ксешинской, вроде Ксешинская не приезжала в Ташкент.

      [Цитировать]

  • BBся:

    К огромному сожалению автор прав.Как многое мы теряем, из-за того, что «интересы наши лежат совсем в иной плоскости». Жаль самих себя.

      [Цитировать]

  • lvt:

    ДА… очень интересно! ВТА, вы просто гений сыска! Раньше в библиотеке УзТО хранились старые афиши. Но было это 50 лет назад. Сложность в том, что участники спектакля могли быть любителями, сыгравшим свои роли единственный раз к какой-нибудь Пушкинской дате. Возможно, они не пели, а декламировали. Или разыгрывали живые картины» из Евгения Онегина, а потом счастливые и гордые родители сфотографировали дочь. И афиша была у них разрисована от руки. Такой спектакль мог быть сыгран в старших классах учебного заведения. ВТА, а вы уверены, что это не ваша родственница? Какое-то сходство есть. В любом случае фотографии свидетельство того, что далеко в Азии культурная жизнь била ключом! Спасибо!

      [Цитировать]

    • VTA VTA:

      lvt:мама говорила, что не родственница. Но иногда я сталкиваюсь с тем, что многое забыто или перепутано, поэтому стараюсь все версии проверять по документам. Надавно обнаружила, что мама перепутала одного из детей. И фото подписано, дата, имя, а оказалось, что тёзка. Только когда послужные списки отцов с записью о детях получила, поняла, кто чей. А предки наши были заядлыми театралами. И всяких обществ было много. То, что мы называли кружками и самодеятельностью, развивалось во всех слоях общества сразу после обустройства на новом месте. Военный оркестр, солдатский хор, библиотеки в каждой воинской части.

        [Цитировать]

  • Тамара:

    Уникальное у вас наследство, спасибо, что делитесь.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Таня, в который раз восхищаюсь и преклоняюсь! Дай бог каждому такое наследство! Но главное, что кто-то это наследство промотает, в смысле выбросит, а кто-то бережно хранит и приумножает новыми сведениями! Моя тебе самая горячая признательность!

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    Нашла случайно. Как всегда. Театральные объявления из газеты «Русская окраина» за 1908 г. Выпускалась в Самарканде.
    «Городской театр. В воскресенье 6-го января проездом через здешний город состоится только один концерт известной певческой капеллы под управлением Юрия Дмитриевича Агренёва-Славянского. Подробности в афишах». №498 от 05.01.1908 г. Тогда и могла продаваться открытка с портретом Надежды Дмитриевны.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Браво, ВТА! А вы прямо из архива депеши посылаете?
    Я вчера забрела на страничку Тамары Машеевой, актрисы театра им. Горького 70-80х гг. Она собрала альбом фотографий сцен из старых спектаклей театра со своим присутствием. Я скопировала те снимки, где находила хоть одно знакомое лицо. Альбом называется » А был ли театр?»

      [Цитировать]

    • VTA VTA:

      Потрясающе интересно! Надо найти. А из архива и библиотеки я бы точно присылала репортажи. Всегда неожиданность. Искала чаеразвесочную фабрику, а нашла Агренёва! Только боюсь, что во-первых, далеко не всем интересно, а во-вторых, рассержу архивариусов — разглашение информации. Они так её берегут!

        [Цитировать]

  • Елена Анохина:

    Здравствуйте Татьяна!
    Возможно, Ваша «Незнакомка» — моя бабушка Юлия Ивановна Волкова (в девичестве). Год рождения 1903 или 1905.
    Ее семья переехала в Ташкент в начале века.
    У бабушки был хороший голос и она еще девочкой выступала на концертах. Особенно она гордилась тем, что ее несколько раз приглашали петь для Великого князя.
    Бабушка рассказывала, что была солисткой оперного театра и исполняла, в частности, партию Татьяны из «Евгения Онегина».
    Фотографий того времени не сохранилось, но сходство большое.
    Бабушка уехала из Ташкента в 23 или 24 году.
    Напишите мне, если Вас интересуют подробности.

    Напишите мне, если Вас интересует

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.