Владимиру Бурмакину – 75! Tашкентцы Искусство

Рустам Шагаев, фото автора.
Предлагаю читателям «Писем о Ташкенте» очерк о человеке, который прожил в нашем городе три четверти века и трепетно любит его. Он внёс значительный вклад в развитие изобразительного искусства страны и создание неповторимого облика нашего Ташкента.

Лауреату Государственной премии, академику Академии художеств Узбекистана, заслуженному деятелю искусства Владимиру Ивановичу Бурмакину исполняется 75 лет. И эту славную дату художник встречает в добром здравии и активном труде, в окружении четырех внуков и внучек.

Адрес прописки – Ташкент

Вся его жизнь связана с Узбекистаном. Он родился в Екатеринбурге 9 января  1938 года, в том же году семья переехала в Ташкент. Семилетку закончил в знаменитой столичной школе № 50. Он хорошо помнит трудные военные годы. Как ехал на трамвайных подножках и прогуливал уроки, как в семь лет тайком курил и всё лето загорал на Саларе. Но как говорится в народе, кто был в детстве шаловливым, в зрелые годы становится настоящим джигитом.

Рисовать Вова начал с трех лет. Он хорошо помнит, как на день рождения тетя подарила цветные карандаши и альбом:
— Рисуй, твой папа был художником.
Закончив семилетку, поступил в Республиканское художественное училище им. П.Бенькова, в мастерскую В. И. Жмакина и в 1957 году защитил диплом с отличием. После училища он работает в Самарканде школьным преподавателем рисования и черчения, а через два года — главным художником Дома офицеров в Ташкенте, где одновременно ведет изостудию для детей.

Затем учеба в Ташкентском театрально-художественном институте, под руководством профессора, Народного художника СССР, академика Рахима Ахмедова. Он так же изучал различные виды искусства у таких ведущих мастеров, как резчик по ганчу Ташпулат Арсланкулов и замечательный портретист Абдулхак Абдуллаев.
Ему повезло на учителей, у каждого из них он брал все лучшее. У Ахмедова он осваивал цветной колорит, у Абдуллаева – психологизм, а уроки резьбы по ганчу Асранкулова помогли проникнуть в природу национального орнамента. И поэтому работы Владимира Бурмакина красочны и монументальны, очень индивидуальны и глубоко национальны.


Он принимал участие во многих выставках и биеннале, но в любой экспозиции его картины сразу отличались. Бурмакин — художник, прошедший великолепную школу и, несомненно, большого и масштабного дарования.  
За свою большую творческую жизнь он исколесил многие страны мира, бывал во Франции и Англии, в Германии и США, на Кубе и в Марокко, в Индии и Австрии, в Швейцарии и Турции. Не один раз ему предлагали сменить гражданство, сулили большие деньги и славу, но он отшучивался, вспоминал поговорку, которую помнят многие старожилы: «Кто хоть раз пилу воду из Салара, тот обязательно вернется в Ташкент!».
(А ведь в годы его детства в Узбекистане к воде относились очень бережно, Салар был полноводный и чистый, в нем водилась рыба.)
Из всех дальних стран он неизменно возвращался в свой город детства, как большой корабль – в родную гавань. Его душа , соскучившаяся по уютным улочкам и широким проспектам ликовала!

Байсунская мадонна
В середине 60-х годов прошлого столетия он сблизился с художником Рузы Чарыевым — выпускником Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. И эта встреча многое изменила в их жизни и творчестве, неуёмная энергия Чарыева передалась и Бурмакину.

После промозглой «северной столицы» Рузы очень скучал по родной Сурхандарье, где ослепительное солнце и смуглые, добрые люди.
И они вместе они едут в этот удивительный край, где в один день можно увидеть четыре времени года: зиму – на снежных вершинах гор и весну – на альпийских лугах, лето — в палящих жаром песках и осень – в багрянце садов. В Сайробе они рисовали чинару, в дупле которой в начале прошлого века размещалась небольшая школа, а в Байсуне — женщин, которые под певучие песни вышивали тюбетейки. И в их узорах они любовно изображали краски окружающей природы. Вот – голубой цвет – неба, белый — цветение черешен весной. Желтый – поспевающих хлебных нив, красный – созревших яблок…
Из Питера Чарыев приехал с молодой женой Мариной, и с восторгом знакомил её и друга со своим миром детства. А в родном кишлаке их встретили как самых дорогих людей. Они жили в доме тёзки Чарыева, чья жена в свои неполные тридцать лет уже имела пятого ребенка.
Она и стала прототипом знаменитой «Байсунской мадонны». Сюжет картины прост и лаконичен: молодая женщина в национальном одеянии держит в руках малыша. Позади — родной кишлак, где дома, как ласточкины гнезда, нанизаны один на другой. Но в печальных глазах матери столько нежности, любви и тайны, что от портрета трудно оторвать глаза. Эта картина – подлинный гимн узбекской женщине, материнству.

Обратите внимание на ещё одну маленькую деталь:  художник, словно предчувствуя  её гениальность, подписал свою работу на манер Леонардо да Винчи – справа налево.
В 1968 году «Байсунская мадонна» экспонировалась в Москве, на Всесоюзной выставке в Манеже. Она трижды бывала в Париже, была и на Международной выставке в Гаровере (Германия).
И всюду вызывала настоящий фурор!
Дружба двух художников взаимообогащала. Кстати, также замечательный по глубине, камерный  портрет этой женщины написал и Рузы Чарыев. Порой художники могли спорить до полуночи. Случались и курьезы. Однажды Бурмакин пришел в мастерскую Рузы и застал того пишущим обнаженной жену. Он сразу увидел ошибку в рисунке Рузы, стал живо объяснять, а на раздетую Марину они даже не смотрели. В ту минуту для них она была не женщиной, а моделью.

Верность музе  
Владимир Бурмакин стал одним из первых художником в Узбекистане, которому в 60-е годы удалось всколыхнуть устоявшее представление и стереотип мышления. Большая персональная выставка в 1969 году в ташкентском «Доме знаний», совместно с Рузы Чарыевым стала сенсацией своего времени, позволила совершенно иначе взглянуть на сам процесс творчества, вызвав негодование у одних и надежду в безграничные возможности творчества у других. Многие годы после легендарной выставки не ослабили внимания к творчеству этого художника, всегда оригинально мыслящего. Действительно, об этой экспозиции говорил весь город, студенты и школьники приходили на неё по много раз.

Тогда, вместе с Чарыевым он активно поддерживает идею замечательного художника Чингиза Ахмарова о том, что узбекские художники должны отойти от традиций европейской школы и вернуться к своим истокам.  Благодаря во многом именно Ахмарову возродилась восточная миниатюра, замечательная школа Камолиддина Бехзода.
Владимир Бурмакин никогда не унывал. Все жизненные трудности принимал легко, смотрел как на проходящее.  И всегда считал, что главное – творчество. Он писал древние памятники Самарканда и Бухары и новостройки Ташкента. Подружившись с директором Института физики, академиком Садыком Азимовым, написал замечательную серию портретов ученых. Ему всегда были безразличны ранги и звания, но близки – душевность, верность долгу и родной земле. И вот появляется цикл работ «Люди в белых халатах», «Сталелитейщики». Он создал целую галерею портретов сельских тружеников и строителей.

Говорят, что если человек одарен, то – во всем. Художник тонко чувствует музыку, не зная нот, великолепно играет на фортепиано. И этот фактор тоже дал толчок для создания цикла портретов музыкантов. Кстати, две дочери художника – близнецы Карина и Марина тоже играют на фортепиано, закончили Государственную консерваторию Узбекистана. Лет десять назад я писал о них зарисовку. Одна учила сольфеджио, а вторая – историю искусств. Пользуясь тем, что как две капли воды похожи друг на друга, они легко сдавали экзамены одна за другую. Потом уже Марина блестяще закончила знаменитую Мюнхенскую консерваторию и сейчас преподает в ташкентской музыкальной школе имени В. Успенского.   

Но особое место в творчестве Бурмакина занимает серия женских портретов. Над ней он трепетно работал всегда, находит вдохновение и сегодня. 
Бурмакин – художник многоплановый. Он создал много монументальных работ. Творческая и дружеская связь с известными архитекторами республики, такими как Ф. Турсунов и В. Спивак, С. Розенблюм и  А.Тохтаев, позволили осуществить ряд работ, связанных с архитектурными комплексами города Ташкента. Это рельефы на фасаде дворца «Истиклол», оформление станции метрополитена «Пахтакор», росписи фасада ресторана «Зарафшан», мозаики ташкентского ипподрома и многое другое.

17-71
Так называлась экспозиция, которая в ноябре 2010 года с большим успехом прошла в ташкентском Доме фотографии. Это была совместная выставка Владимира Бурмакина и выпускницы Республиканского колледжа дизайна имени А. Ходжаева Фаины Юнусовой. Возраст художников и стал названием выставки!
Как принято на Востоке, устоза и шогирта связывает крепкая дружба. Владимир Иванович сразу распознал в Фаине незаурядный талант, не жалея времени щедро делился своим богатым опытом. И она оправдала надежды устоза. С отличием закончив колледж, Фаина поехала в Москву и поступила в один из лучших вузов России – Высшую художественно-промышленную академию имени С. Г. Строганова.
И такие путевки в большую жизнь он дал многим ученикам. Вот и в апреле прошлого года в тех же залах ташкентского Дома фотографии открылась его совместная выставка с молодой и одаренной художницей Анастасией Никитиной. Она называлась «Сопричастие».  Хотя С. И. Ожегов в своем «Словаре русского языка» объясняет это слово, как причастный к чему-н. (дурному, преступному), но мне кажется, что это не совсем так.
Ведь эти дуэты – мудрый и дальновидный поступок зрелого художника. Он часто вспоминает бескорыстность своих учителей – Жмакина и Ахмедова, Асранкулова и Абдуллаева.  Ведь поддержать талантливого человека в самом начале его творческого пути – многое значит.  Об этом красиво сказал художник Янис Салпинкиди: «Словно орел, посадив на крыло орленка, учит большому полету, так и Бурмакин растит своих учеников». 

Педагогической деятельности в родном училище и институте он отдал 40 лет, за эти годы воспитал целую плеяду учеников.   
Родина высоко оценила талант и гражданскую позицию художника. В 1981 г. после его персональной выставки в Институте искусствознания  ему присвоено почётное звание Заслуженного деятеля искусств Узбекистана, а в 2003 г. он удостоен Золотой медали Академии Художеств Республики Узбекистан. В декабре 2005 г. Сам Президент страны Ислам Каримов вручил ему орден «Фидокор хизматлари учун».

В последние годы он выполнял монументальные художественные работы при оформлении зданий Международного аэропорта и Сената в Ташкенте, а также Национальной библиотеки Узбекистана имени А. Навои. Именно за эти монументальные работы он был удостоен звания лауреата Государственной премии в канун 20-й годовщины Независимости нашей страны.


Работы Владимира Бурмакина несут в себе энергию здоровой, нравственной и духовной силы, утверждают радость бытия и силу творческого духа, данную человеку Богом и природой. В этом художник видит свое предназначение.


В эти дни в Центральном выставочном зале Академии художеств Узбекистана развернута большая экспозиция «Полет мыслей» художников-академиков. Сходите, посмотрите — большой раздел в ней посвящен и нашему юбиляру.
Мы с ним дружим уже четыре десятка лет. В жизни он компанейский и неунывающий человек, добрый и верный друг.  
А вот и последняя приятная новость из популярного сайта «rating.art union.ru» — по версии Единого художественного рейтинга имя В. Бурмакина  вошло в список 10 тысяч лучших художников мира ХУ111-ХХ1 веков.

3 комментария

  • Светлана:

    А я как-то случайно попала на его выставку в Доме фотографий. Она называлась как-то, по-моему,Компьюфо. Очень, на мой взгляд, неоднозначные работы. Почему в этой статье они не упоминаются? Если говорить о творчестве человека, всю жизнь пишущего картины, нельзя ничего упускать. Мне, кстати, вот это его «творчество для взрослых» не понравилось.

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    А мне женские портреты очень понравились. И статью прочла с удовольствием, тёплое, умиротворяющее ощущение осталось.

      [Цитировать]

  • Tierus:

    C юбилеем!
    Работы прекрасные!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.