История семьи Tашкентцы История

Комментарий, достойный отдельной публикации. Пишет Людмила.

 

Не про ишачка будь сказано. а про….Две эвакуации вызвали столько воспоминаний и самое первое из них-наше жилье. Мама. уже будучи официально призванной в СА. до отправки на фронт успела почти последним эшелоном эвакуировать из Полтавы (их родины) мать и сестру с братом 18 и 9 лет. Дедушку призвали на трудовой фронт по возрасту (1890г.р.). У нас в семье не принято было говорить о войне. только иногда у мамы проскальзывали какие то воспоминания и она почти не смотрела фильмы о войне. Бабушка не работала по причине инвалидности. тетя с горбиком на спине (после детской травмы) начала работать на парашютной фабрике. туда же приняли и моего 9-ти летнего дядю. учиться на механика. Кроме того тетя в скором времени начала учиться в САГУ на вечернем. Малолеток-дядя иногда зарывался в парашютную ткань и засыпал. пока его оттуда не извлекали. Родни.умеющей делать гешефты. у нас не было и посему жили на что было.

Дед вернулся с трудфронта с астмой. а мама со мной (год и 7 мес.) приехала в Ташкент в 47г. после развода с отцом. Наше жилье. это подвал с глиняным полом. окном на тротуар и лампочкой на электрошнуре. Спускаешься по нескольким ступенькам и слева у стены швейная машинка зингер 100 летней давности. потом наша с мамой железная кровать. где можно спать только вальтом. справа стол. затем еще кровать и еще-ведь нас было шестеро. Помню как мама мыла пол-ведро. тряпка. на коленках затирает трещины на глине. потом все высыхает и новые трещины. Во дворе протекает арык и возле него стоит кумган и полощется какая то пожилая женщина.В коридорчике. ведущему к нам. стоит мангалка и на ней бабушка готовит. Мама работала на военной базе за Воскресенским базаром. а потом старшей машинисткой в штабе ТУРКВО с огромной зарплатой в 450 руб. до 61г. Затем мы получили квартиру. ордер на которую хранился очень много лет-18 кв. м. на 6 чел. Это прежде был магазин с выгребной ямой внутри. которую моя семья вычистила сама. Одна комната с перегородкой по потолочной балке и с 2-мя окнами. Одно выходило в частный двор и нам было велено зарешетить его. а второе на улицу.т.к. двора не было. зато была задняя часть лестницы на балахону к соседям. Взяли разрешение на закрытие квартиры от тротуара по ширине лестничного пролета и получилась кухня. Не помню себя безтрусовым ребенком. мама мне их шила. Ходила в детсад в Доме Коммуны. а затем в 43 школу. Да. было одно школьное платьице и 2 фартука-белый и черный.

По воскресеньям ходили в баню или на Широкой. или напротив Т-ра Свердлова. А когда была 5-тилеткой купали в корыте дома. В это время маму настиг туберкулез (сказались военные годы и нищета) и ее ежегодно отправляли в санаторий на Чимгане. а меня. как контактирующую. держали под наблюдением и на все лето тоже в санатории на Чимгане. Один раз я побывала с мамой на ее родине в Полтаве в 12 лет. Там осталась семья ее тети. Не знаю как. но семья выжила (тетя Маня-еврейка. муж-дядя Ваня украинец и два пацана). Полтава была еще не полностью отстроена и я увидела руины-следы бомбежек. ведь уже был 1957 год.

Про наше ташкентское окружение могу сказать только одно-вокруг было много хороших людей. да и сами мы были настроены оптимистично. Может еще и потому. что не было такого очень уж кастового различия. У меня одна подружка была русская. вторая полу-полу. узбекотатарка. Отец бывший басмач на 40 лет старше матери. торговал семечками возле дома и перетаскивал нам уголь после завоза на зиму. за плату конечно. У дяди. ставшем механиком по ремонту швейных машин. большинство друзей были узбеки и язык он знает по сей день и живет в Ташкенте. Тетя всю жизнь проработала учителем. сначала истории. а затем после переквалификации. математики в младших классах. Вышла на пенсию заслуженным учителем Узбекистана. Умерли они с мамой в один год и похоронены на старом кладбище на Волгоградской вместе с бабушкой и дедушкой.

Наша семья будет вечно благодарна нашему Ташкенту. Да. нашему. несмотря на. что я с 95 года вместе с детьми и их семьями живу в Израиле. Ведь это равносильно Ивану. не помнящему родства.

1 комментарий

  • VTA VTA:

    Спасибо. Я очень надеюсь, что когда-нибудь все истории из «Писем» будут собраны в одну книгу судеб ташкентцев (и вообще туркестанцев — их разделить очень трудно!) за разные годы. Это станет живой историей края.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.