Обретение. Мемуары Рафаэля Кислюка. Часть шестнадцатая, заключительная История

Завершается публикация мемуаров. Последние главы уже не имеют отношения к Ташкенту, выкладываю для полноты текста. Отсюда.

 

Некий Рубинов из “Литературной газеты”  позвонил  в Тольятти и предложил мне срочно приехать к нему в Москву. Я был безмерно удивлен. Спросил — зачем.  У меня с ним нет никаких дел, и он не мой руководитель, чтобы приказывать. Если у него ко мне есть вопросы, то пусть приедет сам. Рубинов  сказал, что если я немедленно не приеду, то он добьется, чтобы меня исключили из партии. Буквально через несколько дней вышел очередной номер “Литературной газеты”, в которой на весь “подвал”  расположилась статья, где  меня обвиняли во всех смертных грехах: организации преступных группировок, воровстве, взяточничестве, коррупции, и прочее, и прочее — явный почерк моего давнего “соратника” Г.Кипорука

В советское время влияние прессы было очень велико. Считалось, что каждая публикация тщательно проверяется и только потом публикуется. На чем же были основаны “факты” описанные в статье? На анонимных письмах организованных Геннадием Кипоруком и его отцом, старым специалистом по очернению ближних.

 


Тот же Рубинов разразился второй статьей, которая была названа “Рынок при луне”. Там описывалось, как под Москвой продают огромное количество запасных частей к вазовским автомобилям, что этот рынок мой,  я его организовал. Я, конечно, даже не знал, что такой рынок существует, а к запасным частям и их реализации  не имел никакого отношения.
Еще один небольшой пример. По поручению Полякова наша служба по тем временам добывала продукты и промтовары для рабочих завода и жителей города Тольятти. Конечно, все это делалось с моим участием. И вот в московской областной газете “Ленинское знамя” появляется статья, в которой меня обвиняют в спекуляции в особо крупных размерах. Так, например,  я, якобы, вывез из Московской области пять тысяч унитазов и пятьдесят тысяч дамских рейтуз. Конечно, унитазы были для строящихся домов, а панталоны для продажи нашим жителям. Я ответил газете, что у меня в квартире, где я живу, есть хороший целый унитаз и дополнительно пять тысяч штук мне лично не требуется. Те унитазы, которые Волжский завод добыл, пошли на комплектацию новостроек в городе Тольятти. Что касается дамских трусиков, то для моих женщин – жены и дочери – я привез их из Италии и те пятьдесят тысяч штук из Московской области пошли в розничную продажу, к которой я лично и члены моей семьи отношения не имеем.
На каждую статью нужно было написать ответ. Кроме того, партийные органы, пользуясь печатью, часто вершили суды, которые не подлежали апелляции. С помощью прессы можно было уничтожить любую репутацию, а отмыться было практически невозможно.
И вот началось столкновение. Все центральные газеты, начиная с “Правды”, старались как можно больнее меня уколоть. Самое интересное, что ни один “журналист”, писавший про меня, ни  разу меня не видел. Факты не проверялись.  Ответы я вынужден был писать ежедневно.
Приведу лишь один пример более подробно. В газете “Советская Россия” появилась оскорбляющая меня статья с фактами, не имеющими подтверждения. Например, автор писал, что я ставлю директорами станций воров и бандитов. В действительности же любого директора я принимал только с письменной рекомендации секретаря райкома, горкома, обкома или союзной республики. Все содержание этой статьи, как и в других газетах, было явно направлено на травлю. Та статья в “Советской России” была написана корреспондентом  газеты по Самарской области. Как-то раз я лечу в Москву по каким-то делам. На этот рейс, кроме меня, в депутатской комнате аэропорта еще один человек.  Он сказал, что работает в газете “Советская Россия” в отделе фельетонов и назвал фамилию. Я понял, что это и есть автор пресловутой статьи. Спрашиваю у девочек-администраторов, тот ли это журналист, они подтверждают. Прошу чтобы нам дали билеты на один ряд. Ему место у окна, а мне рядом.
В самолете я его спрашиваю:
— Когда вы пишете критическую статью или фельетон, вы встречаетесь с человеком, о котором вы пишете и есть ли у вас материал, подтверждающий написанное. 
— Обязательно все есть и то, что я пишу это только вершина айсберга, а в портфеле у меня в несколько раз больше.
— Вот я Кислюк, о котором вы написали оскорбительный заведомый вымысел и провокацию. У меня семья, дети и внуки. И они читают то, что вы, злобствуя, сочинили. Как мне с вами поступить? Здесь прямо в самолете у всех на глазах избить и потребовать ваших извинений? Или сделать это при прилете в Москву?
Он стал весь белый, руки у него задрожали:
— Секретарь обкома партии Калинин обязал меня сделать эту пакость”.
Из всех редакций, которые писали о моей персоне, лишь одна редакция  “Известия” не стала меня поливать грязью, а, созвонившись, со мной направила серьезного журналиста – Агельдиева, который неделю прожил в Тольятти, побеседовал с несколькими десятками человек,  и постарался во всем разобраться и написал большую статью о действительном положении дел. Это была объективная единственная статья и надо отдать должное Агельдиеву, он действительно побеседовал с несколькими десятками человек.
Однако общий счет вышел не в мою ользу. Бравый секретарь парткома Карнаухов, под аккомпанемент компании в прессе,  за один месяц создал на меня партийное персональное  дело. Я получил выговор и строгий выговор с занесением в учетную карточку. Под этот звон на меня завели уголовное дело и четыре года его разыгрывали в разных тонах, чтобы в конце концов бесславно, втихомолку и окончательно закрыть “за отсутствием состава преступления”. Но чего это стоило моей семье?… Достаточно вспомнить обыски у Льва на квартире и у меня дома. Обыски проводились с металлоискателями бригадой из трех следователей. Упорно искали золото и другие драгоценности.

Горком партии возглавлял в то время ныне покойный Туркин, и он дал добро на обыск. Я уехал в Москву в командировку, и в это время произвели обыск. Приехал домой около полуночи, когда обыск был закончен, и дома был Лев. Я не понимал, в чем дело, и когда узнал, то возмущению не было предела. Утром я поехал в горком партии к Туркину, он сделал невинное лицо и сказал, что ничего особенного не произошло, но ему сказали, что у меня много золота и драгоценностей. Я понял, что травля не будет прекращаться. Так оно и оказалось. Четыре года и четыре раза открывали на меня уголовное дело по письмам этого “писателя” Кипорука и его фашиствующего папы. К этим подонкам присоединился Вшивцев – главный инженер. Письма Кипорука и его папы проверяло больше ста следователей по всей территории Советского Союза. А в этот период дома у меня было очень трудно.
Я еще раз перечислю негодяев, которые старались сломать мне жизнь и многое успели. Главное, что это делалось во вред государству, но кого это трогало? Это сегодня В.Н.Поляков говорит, что сделана большая ошибка, что не сохранили меня на этой работе. Но назову эти фамилии: Кипорук, Карнаухов, Вшивцев. Они меня “достали” и по решению парткома я был освобожден от должности заместителя генерального директора “АВТОВАЗа”. Этим самым было положено и начало  развалу фирменного автосервиса. Не хочу сказать, что только я мог управлять АвтоВАЗтехобслуживанием и развивать его, но  судьба  почему-то посадила на  созданное мной место человека  самой природой  определенного быть в жизни  исполнителем и только. Работа, которую на него взвалили, была выше его компетенции. Масштаб и уровень поставленных задач, большую часть которых необходимо было самостоятельно формулировать и решать,  задавил его. Поэтому, с молчаливого согласия бывшего тогда генерального директора, методично разваливалось то, что  создавалось в течение пятнадцати лет. Автосервис “АВТОВАЗа”  должен был быть гордостью, витриной завода, чего мы практически  достигли, а новое руководство стало хоронить эти завоевания.

Затем в игру вступил новые “корифеи”, имеющие звания академиков и докторов наук,  которые постарались за общим трепом положить конец ВАЗовскому автосервису, что и сделали с большим успехом.
Мне, конечно, лично тяжело было все это наблюдать, но “бодливой козе бог рога не дает”. Я еще раз хочу повторить, что, с моей точки зрения, люди делятся на три категории: созидатели, разрушители и потребители (равнодушные). О разрушителях говорить не хочется, зато есть хороший пример созидателя.  Постройка центра запчастей номер два – личная заслуга Юрия Целикова.
Конечно, я отвлекся от повествования. Хочу продолжить свое видение событий. Мы, впервые в стране, кроме производства автомобилей начали их реализацию и в этом процессе добились значительных успехов. Более семидесяти процентов продаж автомобилей в стране – наша заслуга. Сейчас фирма продает около десяти процентов автомобилей на самых выгодных условиях, то есть с отсрочкой платежа. Все фирмы-пираты и официальные дилеры получают автомобили с предоплатой и продают девяносто процентов автомобилей. Руководство АВТОВАЗа  считает это нормальным. Руководство собственных автоцентров  неспособно переломить такое положение дел. Есть несколько центров, которые не мирятся с этой обстановкой и ведут активную продажу автомобилей по всем нормам. Это САЦ Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, Краснодара, Оренбурга. Почему они могут, а другие – нет? В свое время мы отладили оплату по чекам, по квитанциям. Ввели посты автоинспекции по выдаче номеров и регистрации, и максимально приблизили автомобиль к покупателю. Все это на сегодня утеряно, и возрождать практически некому. Утерянное труднее восстановить, чем создать совершенно новое.

Жаль, что опыт ВАЗа, в частности по созданной у нас системе сервисного обслуживания, оказался крайне слабо воспринят в странею За все время только бакинский завод кондиционеров пытался кое-что внедрить из него но не хватило “пороху”. Лично я, занимаясь шефской работой с сельским хозяйством, понял, что сельхозтехника нуждается в коренном изменении вопросов капитального ремонта, распределения запасных частей и других вопросов, в том числе обратной связи по вопросам качества. Детально изучив этот вопрос, я подготовил записку, которую привожу ниже, в Центральный Комитет КПСС.
Вначале эту записку я показал инструктору отдела машиностроения ЦК КПСС Ипполиту Леонардовичу Рымкевичу. Он бывший секретарь парткома нашего завода, и сложностей общения с ним я не имел. Идея и записка ему понравились, но он посоветовал найти ход  к руководству ЦК КПСС. Мой близкий друг и бессменный заместитель по Москве и Московской области Евгений Патрикеевич Фролов был знаком с помощником Леонида Ильича Брежнева Самотейкиным. Брежнев – генеральный секретарь ЦК КПСС. Мы вручили записку помощнику Брежнева,и через несколько дней он сообщил мне, что идея Генеральному понравилась, и он поручил заведующему отделом машиностроения проработать это предложение. К сожалению, Вольский Аркадий Иванович, ныне председатель Совета предпринимателей, который был заведующим отделом машиностроения, дальше разговоров  не пошел.
Привожу полный текст записки.

Некоторые предложения по улучшению использования тракторов и комбайнов на базе опыта Волжского автозавода.
Существующий у нас в стране разрыв между производителями сельскохозяйственной техники и ее потребителями ведет к тому, что предприятия-изготовители не отвечают за качество поставки техники, ее сборки и эксплуатации как в период гарантии, так и в послегарантийный период.
Действующий сегодня замкнутый круг завод-изготовитель сельхозтехника-потребитель не обеспечивает надежную работу тракторов и комбайнов.
Являясь коммерческим посредником, предприятия сельхозтехники заинтересованы в максимальных затратах средств как заводов-изготовителей, так и их потребителей.
Сегодня представляется необходимым предприятиям Министерства тракторного и сельскохозяйственного машиностроения использовать многолетний опыт работы Волжского автозавода по фирменному обслуживанию своих автомобилей.
Создав свою систему автосервиса (600 предприятий, 42 тыс. работающих, ежедневно обслуживается 20-25 тыс. автомобилей, годовой оборот более 2 млрд. рублей), волжский автозавод сосредоточил в своих руках весь комплекс операций: изготовление, предпродажную подготовку, реализацию, техническое обслуживание, гарантийный и восстановительный ремонт, обеспечение запасными частями, исключив таким образом, промежуточные звенья – торгующие организации и станции технического обслуживания других ведомств.
Замкнув на себя все интересы потребителей, связанных с эксплуатацией автомобиля на основе прямой связи, завод обеспечил самый высокий выход автомобилей на линию – 90-95 %, в то время как выход на линию автомобилей других марок составляет 60-70 %.
В порядке обратной связи завод-изготовитель имеет возможность систематически и оперативно получать и изучать информацию о работе автомобиля в различных эксплуатационных условиях и на основе анализа постоянно улучшать качество автомобиля, совершенствовать конструкцию и технологию, улучшать работоспособность, снижать издержки, повышать эффективность производства, обеспечивая тем самым систематическое обновление и их конкурентоспособность.
Приведенная схема замкнутой связи завод-потребитель обеспечивает удовлетворение взаимных интересов потребителей и завода-изготовителя и дает огромный экономический эффект. Так, например, до создания фирменной сети гарантийные затраты на один автомобиль составляли 33 рубля при годовой гарантии. А аналогичные фирменные затраты составляли в настоящее время  9 рублей при полуторогодовой гарантии. Экономия при выпуске 700 тыс. автомобилей только по гарантии составляет (33-9)х700000=16,8 млн. руб., с учетом полуторогодовой гарантии 16,8х1,5=25,2 млн. руб.
В стране эксплуатируется около 800 тыс. комбайнов и 3500 тыс. тракторов. По самым скромным прогнозам, если внедрить фирменное обслуживание тракторов и комбайнов, то их выход на линию увеличивается на 5-7%, что практически равноценно полугодовой программе всех комбайновых и тракторных предприятий. Экономический эффект от экономии металла и трудозатрат трудно переоценить.
Следует отметить, что передовые машиностроительные капиталистические фирмы, выпускающие массовую продукцию, также строят свою работу по принципу произвожу-продаю-обслуживаю.
Считаем, что введением фирменного обслуживания тракторов и комбайнов будет получен следующий эффект:
– значительно увеличится коэффициент использования техники;
– улучшится надежность узлов и деталей;
– уменьшатся затраты на гарантийное обслуживание техники;
– четко определится организация, с которой можно спрашивать за состояние техники.
Предлагается:
– подготовить Постановление Совета Министров СССР по созданию фирменной службы  сервиса по комбайнам и тракторам;
– при Министерстве тракторного и сельхозмашиностроения создать Главк по ремонтообслуживанию сельхозтезники;
– при головных предприятиях Комбайнпрома и тракторных заводах создать управления по техническому обслуживанию техники;
– на  базе имеющихся площадей Сельхозтехники, транспортных управлений областей и районов и других пригодных помещений создать фирменные предприятия по сервису комбайнов и тракторов раздельно;
– при совете Министров СССР или Госплане СССР создать отдел по подготовке предложений по развитию фирменного обслуживания продукции массового производства СССР;
– в качестве организаторов службы можно использовать часть специалистов из объединения “АвтоВАЗтехобслуживание”.
Поручить Минтракторсельхозмашу планировать поизводство и распределение запасных частей.
Член КПСС с 1951 года Р. Д. Кислюк

 

Вот эта, с моей точки зрения, совершенно необходимая  в то время идея не обрела жизнь. Я обращался к министру тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР А.А. Ежевскому, он также поддержал и не сделал ничего. Есть такое выражение, что повешенного веревка тоже поддерживает. Лично я никакой выгоды для себя не искал, просто хотел лучшего своей стране. Всю мою жизнь меня захватывали те или иные идеи. Часть из них я претворял в жизнь, а часть так и осталась не реализованной.
Так заканчивается еще одна полоса  моей жизни, и я хочу немного высказать о семейных делах. Дети у меня вполне нормальные, не пьяницы, не наркоманы, сегодня и сами хорошие родители. Конечно, в их воспитании я практически не участвовал. Все трудности легли на  плечи  жены.  Я обеспечивал продуктами, а большой воз домашних дел тянула жена. Лев женат. Сейчас у него дочь и два сына. Одному из них Константину, уже восемнадцать лет,  он перешел на второй курс юридического института. Второму, Александру, девять. Ирочке, внучке, остался год учебы,  она заканчивает университет по специальности “Финансы и кредит”. Параллельно с учебой работает в банке,  практически уже взрослый и самостоятельный человек. Она может принимать решения и добиваться их исполнения.  По совпадению у нас дочь – тоже Ирина. Ирина пятнадцать лет отработала на “АВТОВАЗе”, в том числе пять лет в металлургическом производстве, в лаборатории чугунолитейного комплекса. Сейчас у нее небольшой магазин женской одежды, и, кроме того, еще десять-двенадцать человек заняты в этом бизнесе и получают зарплату. У Ирины сын, Вадим, наш внук. Ему двадцать один год, он на последнем курсе в политехническом институте. Работает в двух местах и полностью себя обеспечивает. С внуками  нам повезло. Учатся все хорошо. Все спортивные, красивые и умные. Как говорится тьфу, тьфу, тьфу – чтоб не сглазить. Я их всех очень люблю.
Совершенно неожиданно я стал работать заместителем коммерческого директора “АВТОВАЗа”. Впервые, более чем за сорок лет работы в различных областях, от рабочего до директора, я на службу ходил как на неприятную необходимость. Так же вроде бы ездил в Москву в Госснаб и Госплан, но никакого удовлетворения  от этого не получал. В этот период коммерческим директором был Виктор Акимович Шараев, мой товарищ еще по Ташкенту. Там мы оба работали в производственном управлении Средазсовнархоза.  Я, уже будучи в Тольятти, пригласил его  на завод. Он приехал и остался здесь, до самой смерти. Он конечно видел, что у меня нет обычного настроя и старался мне как-то помочь.

В коммерческой дирекции мне было поручено курировать строительство жилья. В принципе, работа очень нужная и важная. У нас была группа в составе Игоря Зиньковского и Михаила Шустова, в  функции которой входило обеспечение вазовского строительства полным ассортиментом материалов и конструкций. Это  сборный железобетон, производство которого осуществлялось на тольяттинских заводах, а также в Москве и Ульяновске — но мы должны были обеспечивать их цементом, арматурой. Одной из самых сложных позиций был кирпич, особенно красный. Это сейчас в Тольятти имеются мощности на сто двадцать миллионов штук красного кирпича, а в то время всего по всей области производилось пятнадцать миллионов красного и десять миллионов силикатного. На один дом в четырнадцать этажей идет полтора миллиона штук красного кирпича  и двести тысяч силикатного. Чтобы решить проблемы жилья мы закупали конструкции домов в Москве и Ульяновске. Сложности были с Моссоветом. Вроде они помогают, а на самом деле давать не хотят. Трудности были и со многими другими материалами: это линолеум, обои. Большое количество мы приобретали за рубежом через Министерство внешней торговли. Если бы у меня не было этого горького осадка после всех издевательств, я бы работал с большим интересом и отдачей. Конечно, решал эти вопросы, но “революционного” азарта не было

В то время существовало Министерство промышленности строительных материалов Российской Федерации. Мы с ним тесно сотрудничали Руководство  отрасли занимало очень активную позицию и ряд производств организовывало вместе с иностранными фирмами. Например, производство линолеума создавалось совместно с югославами. Строилось это хозяйство больше пяти лет, но сейчас оно самое крупное в России предприятие по производству линолеума, находится в нашей губернии, в городке Отрадном. Директор, который построил это производство – Валерий Нуждин. Он и сейчас там директорствует.
Нас же подключили к производству кровельных материалов, в виде большого многослойного покрытия, основанного на базе отходов резиновой промышленности. Чтобы мы поняли, о чем разговор, нас пригласили съездить в Италию на фирму, которая делает такие покрытие. Поездка оказалась очень полезной. Детально познакомились с производством могослойных кровельных покрытий, так называемых мембраны, которые используются во многих странах Западной Европы в качестве гидроизоляции. Нам подобный материал был крайне нужен. За двадцать с лишним лет и после нескольких ремонтов кровля многих корпусов автозавода стала напоминать “пирог” из 10-12 слоев рубероида, пропитанных водой. Положение складывалось критическое: могла замкнуться электоропроводка и начаться пожар. Мы закупили пять тысяч метров покрытия и успешно его уложили. Оно служит уже более пяти лет и не требует ремонта. Жаль, не удалось наладить производства мембраны у нас в стране. Хотя в Пятигорске уже были выполнены основные подготовительные работы. Но начался экономический обвал и все остановилось.

Там, в Италии число моих добрых друзей пополнил Бруно Фьюман, крупный специалист по производству мембран и просто широкой души человек. Правда ездить с ним в одной машине нам показалось несколько рискованно: на скорости 180 километров в час он мог повернуться к задним пассажирам и, ярко жестикулируя, вступить в спор.
Несколько раз впоследствии он бывал у нас в Тольятти. Мы покатали его на тройке, благо была снежная зима. Особый восторг вызвал у него поход на Волгу, где сквозхь толщу льда он увидел живую рыбу и был этим просто потрясен.
Интересно было сравнить, как многое изменилось за тридцать лет, с первого моего знакомства с Италией, эта страна, психология ее людей. В 70-е годы, когда мы,  русские специалисты, заходили в ресторанчик, то нас порой по долгу не обслуживали, а за спиной мы слышали презрительное “тодеску” — немцы. Когда же стали сразу признаваться, что мы русские инженеры и работаем на ФИАТе, обстановка мгновенно менялась. Случалось, выходил к нам сам хозяин, угощал бесплатно вином или граппой. И начинались бесконечные разговоры о дружбе наших государств: в то время Италия в значительной степени кормилась за счет советских заказов ФИАТу, да и отголоски войны были еще сильны.

Сейчас все другое. Немцев любят — у них есть много денег, а русские — это мафиози. Хотя, если разобраться, в Италии мафия имеет более давние и не менее твердые позиции, чем у нас.
Я вспоминаю еще одного представителя западного мира. Точнее, жителя Югославии, бывшего сотрудника крупнейшей внешнеторговой организации Югославии Генералэкспорт Жарко Додига. Жарко по национальности хорват, а его жена – сербиянка. Они молодые ребята, по тридцать пять лет. Прекрасно были устроены в Москве, и еще лучше – в Белграде. Отец жены Жарко имел ювелирную мастерскую и магазин в самом центре Белграда, и этот магазин, по сути, принадлежал жене Жарко, так как отец отошел от дел. Когда у них началась междоусобная война,  семья Додиг вынуждена была уехать в Германию. Там Жарко организовал с немцами совместную фирму. Они построили в Казахстане завод по  производству пластмассовых изделий. Жарко позвонил мне и предложил работу в их фирме по контактам с Россией. Предложил с семьей попробовать пожить в Мюнхене, но нас это ни по возрасту, ни по семейным  обстоятельствам не устраивало. Приятно, что не все забывают хорошее. Сегодня есть возможность использовать свои способности в различных направлениях, в том числе и коммерческих. Всю жизнь я видел, где можно решить серьезные материальные и технические проблемы, но, к сожалению, во время моей активной жизни вся деятельность была связана с идеологией и, как правило, расходилась с необходимостью. Например, при развитии автосервиса я понял, что вопросы быта нужно снять  с государства и отдать это в частные руки. Только в Тольятти, в сотнях гаражей, мастера-умельцы ремонтировали автомобили, а государство в связи с этим многое теряло. Как правило, запасные части там использовались ворованные. Налоги никакие не платились и так далее. Я считал, что такие предприятия по быту, как парикмахерские, химчистки, ремонт всякой техники нужно лицензировать и передать в частные руки, в том числе автосервис.

Не знаю, как это будет выглядеть с литературной точки зрения, но мне хочется описать и охарактеризовать некоторых людей из службы автосервиса СССР, с которыми мне, я бы сказал, повезло  работать. Люди, о которых я хочу рассказать – незаурядные, и кроме того, что они много сделали для развития вазовского сервиса в стране, они и по взглядам, действиям были необычны.
Начальником отдела писем был, к сожалению уже ушедший от нас, Александр Иванович Гусев. Исключительно талантливый человек, прекрасный литератор, хороший художник, а главное – большой души человек.  Контактный, его десятки раз избирали секретарем парторганизации, он был душой коллектива. Вместе с тем, жизнь его не баловала. Прошел всю войну от звонка до звонка, был несколько раз ранен. Среднего роста, рыжий, очень подвижный, живчик. Страстный любитель книг. Когда приезжали директора на балансовую, некоторые обязательно один вечер посвящали встрече с ним на его даче. Читали стихи – сейчас это дико слышать, а тогда было интересно. Гусев сам писал стихи. Я его уважал и любил.
Владислав Михайлович Наумов – при мне начальник отдела организации. Я не пишу “производства”, так как этот отдел был организационным отделом, куда стекалась вся информация по всем направлениям и через который я осуществлял руководство производственной деятельностью системы. Сам Владислав был видным мужчиной, высокого роста, крепкого телосложения. Какие качества выделяли его на общем фоне – самостоятельность мышления и  неординарность. У него это в генах, я бы хотел отметить, что его отец в войну, будучи капитаном, создал партизанский отряд в Белоруссии, и вместе с генералом Ковпаком прошел от Белоруссии до Западной Украины по тылам фашистских войск. За этот подвиг и блестящую армейскую операцию И. В. Сталин присвоил ему звание генерала и наградил золотой Звездой Героя Советского Союза. Я уверен, что Слава унаследовал от отца определенные гены неординарного человека.

Галина Павловна Карпеева, уже не очень молодая, но симпатичная женщина. Достаточно волевая и целеустремленная, сумела организовать службу реализации автомобилей на очень грамотном уровне. Всего по  стране наши службы продавали, я повторяю, очень грамотно, более трехсот тысяч автомобилей, осуществляя предпродажную подготовку, инструктаж, работу с ГАИ, сервис по полной программе того времени.
Зайнды Дзияутдинович Тучаев – директор Грозненского спецавтоцентра. Он его построил и был долгое время его директором, затем заместителем председателя Совета Министров Чечено-Ингушетии, а потом министром. Очень интересный человек, как внешне, так и внутренне. Высокий, красивый, с густой шевелюрой седых волос. При общении с ним чувствовалась голубая кровь, очень серьезный и вдумчивый человек. Сослуживцы его уважали. Я думаю, что это было из-за его высокого интеллекта. Он пережил все стадии издевательств над народом Чечено-Ингушетии, голод, холод, депортацию. К сожалению, он не дожил до наших дней, умер в поезде от сердечной недостаточности.

Валерий Иосифович Горбунов последнее время был моим заместителем по обеспечению. Пришел к нам из комсомола. Сейчас Горбунов работает в Калининграде генеральным директором фирмы, которая собирает автомобили БМВ и КИА.
Илес Джурабаев – директор спецавтоцентра в городе Чимкент, что в Казахстане. Центр Илес построил с начала и до конца и долгое время был его директором. Надо отдать должное, что Джурабаев  по складу – созидатель. По национальности он казах. Каждый народ имеет свои национальные особенности. Казахи исторически – кочевники. Как правило, они ничего капитального не создавали, а были, по сути, у природы потребителями. Они прекрасные руководители, актеры, животноводы. Каждый народ имеет свои национальные особенности, которые появились от условий жизни. Например, итальянцы – законодатели красоты. У них все самое. Самое красивое, от обуви до автомобиля. И сегодня дизайн кузовов для самых передовых фирм Японии и Америки делают итальянцы. Так вот, Илес – исключение, он созидатель. Даже внешне он предельно аккуратен, одет по моде. В командировке он всегда имеет несколько смен белья, рубашек. Центр он построил быстро и очень качественно.

Иван Васильевич Трофимов – слесарь-наладчик высшей квалификации. Бывший водолаз. Большой интеллектуал. Много полезного сделал по внедрению новейшей диагностики. К сожалению, у него обнаружили рак желудка. Удалили четыре пятых желудка и сказали, что еще проживет восемь лет. Прожил он после операции шестнадцать лет, и лечили мы его черной икрой. Действительно, врачи сказали, что мы ему продлили жизнь за счет того, что сразу после операции кормили икрой, и это ему дало силы.
Константин Пачас – директор Самаркандского спецавтоцентра. Грек по национальности. Был бойцом армии “Элас”, и наши корабли вывезли их из Греции в 1945 году. Ему тогда было шестнадцать лет. Он был тяжело ранен, и его оперировал молодой русский врач. Удалил селезенку, еще что-то и сказал, что еще проживешь, если не будешь пить, десять лет. Костя пил, ел острое, горячее и прожил еще больше тридцати лет. Человек он был неординарный. Свято верил в партию коммунистов. Выше среднего роста, очень  подвижный, самоотверженный трудяга. Своим патриотизмом в работе он заражал весь коллектив. Правда русский язык так хорошо и не выучил, хотя кончил политехнический институт.

Главным инженером на Самаркандском центре был Валерий Кеменчежи – молдаванин, плотный, среднего роста, приблизительно тридцати лет. Кеменчежи был душой любой компании, и какой номер он выкинет, никто не знал, но остроумием обладал фантастическим. Михаил Жванецкий говорил, что Валерий очень талантливый человек. Кое-что из его номеров  я с удовольствием расскажу.

Когда сдавали в эксплуатацию очередной спецавтоцентр, то я своим приказом обязывал главных инженеров соседних центров с бригадами рабочих приезжать на помощь пусковым центрам. Так же было при вводе Чимкентского автоцентра. Что  делает Валерий: подходит к главному бухгалтеру Самаркандского автоцентра и говорит:
– Шавкат, вот твой покойный отец был Героем Социалистического Труда, так где его золотая звезда?
– Дома.
– Дай мне ее на несколько дней.
Дело было летом, жара. Он прикрепляет Звезду к рубашке и едет в Чимкент. В Чимкенте  идет к секретарю обкома и требует принять меры к строителям, чтобы они устранили недоделки. Меры были приняты. Я уж не говорю, как он воспитывал строителей. Председателем приемной государственной комиссии был я. К моему приезду он устроил разнос в обкомовской гостинице, и меня там принимали, как министра.

Юрий Юрьевич Флигин – пришел к нам из ракетного производства, благо Самара является главным проектировщиком и производителем ракет. Волевой, красивый, спортивный, выше среднего роста, он сразу освоил новое для него дело. Ему пришлось организовывать службу анализа дефектов или, вернее, службу связи потребителя с производством. К сожалению, из-за недомыслия эту службу, этот отдел убрали из техобслуживания. Флигин много сделал доброго для завода, ликвидировав ряд аварийных ситуаций. К сожалению, ему не везет со здоровьем. Несколько лет назад сделали ему операцию на открытом сердце, поставили четыре шунта. Прошло менее десяти лет, и врачи были вынуждены повторить операцию и поставить еще три шунта.
Борис Александрович Рыдаев – генеральный директор или президент АО “Питер-Лада”. Начинал свою деятельность на “АВТОВАЗе”. Много работал над созданием разделительных ведомостей,  инструментального производства. Спокойный, рассудительный, собранный, он, конечно, совершил подвиг, перебравшись в Питер. Очень надежный, сумел внедрить себя в консервативный С.Петербург. Сегодня он лучший региональный руководитель и ничего не делает “на халтуру”. Главное  – держит марку «АВТОВАЗа»  и АвтоВАЗтехобслуживания. Он один из тех, кто чтит традиции вазовского сервиса и старается расширить зону их действия.
Александр Иванович Сотников – построил и задействовал Тюменский спецавтоцентр. Сейчас  работает заместителем объединения Тюменьнефтьгазстрой. Очень способный и талантливый руководитель.

Геннадий Михайлович Мещеряков – много лет был моим незаменимым помощником. Вот уж действительно, слова “нет” для него не существует. В миру звался Штирлицем, так как всегда был в курсе и все знал, но никогда не болтал. Уйдя из автосервиса, создал фирму Мега-Лада. Много вопросов решал по запчастям к “ВАЗам”. Поршневые кольца, литые диски и ряд других позиций – это лично его заслуга. Когда он почувствовал, что Мега-Лада меняет направленность, то сразу ушел. Хотя материально многое потерял из того, что имел право иметь. Геннадий абсолютно порядочный человек.

Николай Васильевич Кладко. Просто Коля. Очень энергичный, инициативный человек. Быстро вошел в коллектив. Из инженера дорос до начальника службы обеспечения станций всей страны. Затем ушел от нас, и совместно с итальянскими специалистами построил прекрасную обувную фабрику. К сожалению, очень молодым ушел из жизни.

Семен Алексеевич Хайров – директор Бухарской станции техобслуживания автомобилей. По его инициативе была спроектирована и построена в Бухаре хорошая станция. Понято, что условия тут  были достаточно сложные, а с ее пуском, местные бонзы хотели поставить во главе ее своего человека, и нужно было его отстоять, а ему приспособиться. Он сумел все это  преодолеть.
Нелла Сергеевна Быстрова – руководитель службы рекламы. На всем Волжском автозаводе кроме службы Быстровой никто рекламой не занимался. Надо сказать, сегодня, спустя двадцать лет, количество деятелей по рекламе на “АВТОВАЗе” увеличилось во много раз, но всем им далеко до результатов деятельности Быстровой. Все, что связано с рекламой “АВТОВАЗа”, еще и сегодня идет от нее, хотя она уже давно работает по другому направлению. У нее это, как говорится, от Бога. Плакаты, календари, буклеты да и книги – все это в большой мере ее заслуга.

 

В заключение, я мог бы привести сотни фамилий, которые создавали сервис “АВТОВАЗа” в СССР. Я заранее прошу извинения у тех, кого я не навал, но уверяю, что помню всех. Не могу не назвать  хотя бы некоторых. Это Фаменко – Киев, Игорь Сергеевич Иглин – Чехов, Дмитрий савельевич Харлип – Алма-Ата, Василий Александрович Гудов – Строгино, Николай Петрович Курчук – Яхрома, Дмитрий михайлович Солодчик – Калининрад, Артур Карлович Абнер – Иркутск, Давид Исаакович Шапиро – Усть-Кут,Владимир Михайлович Кармановский – Новокузнецк, Николай Григорьевич Бандура – Красноярск,Станислав Андреевич Бимоканов – Курган, Рафаэль Хамидович Мустаев – Казань, Владимир ЕфимовичГулаевский – Челябинск, Отари Капитонович Окуджава – Сухуми, Айдын Наджафович Наджафов – Баку, Рафик Абши ОглыИсрафилов – Шеки,Вардгез Гетованович Матевосян – Арарат,  Георгий Шотаевич Брагвадзе – Рустави, Анатолий Викторович Бадзин – Ташкент, Юнус Мамедович Дунларов – Фрунзе,Игорь Глебович Джарагетти – Ашхабад, Александр Валентинович Бондаренко – Донецк,  Григорий Сиденко – Запорожье, Владимир Исаакович Левитан – Запорожье, Владимир Яковлевич Лушпаев – Симферополь,  Юозас Антонович Сабаляускас – Каунас, Виктор Иванович Толстик – Минск,Андрей Андреевич Андрианов – Краснодар, Владимир Константинович Житецкий – Адлер,  Василий Михайлович Баландин – Куйбышев, Виктор Иванович Иоаниди – Оренбург,Марк Васильевич Магдасеев – Ростов. Еще сотни и сотни людей  – бойцов по жизни, которые создали автосервис. Мне в жизни очень повезло, хотя бы только потому, что узнал этих людей, и мы сделали большое, нужное дело. Конечно, сейчас другое время, другие ценности, но все это преходяще, а созданное нами есть не только история, а ее материальное воплощение.

     Моя жизнь сложилась так как  сложилась.  Были и удачи и разочарования. Много настоящих и верных друзей.  Гораздо меньше  врагов и завистников.  Что помогало мне решать сложные вопросы,  организовывать то, чего до нас в  стране не существовало?  Крепкий  и надежный “тыл” — семья. Здесь всегда меня ждали, были готовы разделить и радости и неудачи.
В производственных же делах главное всегда стремиться  принять неординарное решение. Мы, вольно или невольно, пытаемся выбрать проторенную дорогу. Но если немного изменить подходы, проявить сообразительность, попробовать  рассмотреть проблему с неожиданной стороны то  часто  и решение бывает гораздо более удачным. Потом наступает  очередь “узлового” метода  внедрения идеи. Объясняю: каждая  задача представляется в виде веревки с завязанными на ней, последовательно, узлами. Каждая проблема состоит из многих более мелких “проблемок”, которые необходимо решить — развязать узлы.  И, наконец, наступает момент, когда  практически все узлы развязаны — идея работает!  Еще нужны верные соратники, на которых можно положиться. Я рассказал про тех, кто вредил и мешал  вовсе не для того, чтобы  отомстить или попомнить  причиненное мне лично зло.  Всех давно простил и ни к кому не питаю зла. Эти люди из конъюнктурных, сиюминутных и  корыстных интересов  навредили больше не  мне, а   делу, которому я отдал свою жизнь и здоровье.  Но их несоизмеримо меньше,  чем тех, кто  честно и беззаветно трудился рядом со мной.  В одной из священных еврейских книг, кажется, в Талмуде, написано: “Войны происходят не из-за того, что один царь поссорился с другим, а из-за разницы в ценах на вино, масло и хлеб!” На занятиях по научному коммунизму нам внушали то же самое: “Причины всех войн – экономические!”  Такие же причины  были  у всех моих врагов. Я создавал  то, что, по их мнению, могло принести им лично огромные прибыли и, поэтому они старались любыми средствами отодвинуть меня в сторону и включить личные “насосы”. У меня нет к ним ненависти – только жалость.     

Наступило время предприимчивых людей. Под лучами яркого солнца   высыхает морская   пена,  так же исчезнет  “эпоха”  бандитов и скороспелых олигархов в бизнесе.  Проходит время скандальных и корыстных депутатов Думы.  Наконец  в России  образованный  и  интеллигентный Президент, принимающий  обоснованные решения.  Говорят, что надежда умирает последней.  Я надеюсь, что мои дети, внуки и все граждане нашей многострадальной Родины, вздохнут полной грудью воздух свободы и  ощутят, что их экономический уровень жизни  не  ниже чем уровень в высокоразвитых странах  Европы. 

 

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.