Баллада о Ташкенте Искусство

Хамид Гулям
перевод с узб. А.Наумова

С той стороны — Курама,
с этой — седая степь.
Добрая сторона!
Радостных речек сеть...

Город встает над ней,    
звонкий, как пенье струн —   
из древних сложен камней,
как сердце поэта,

Разной он жизнью жил, 
величествен — и убог.     
Облик его служил           
зеркалом всех эпох.    

Он подымался ввысь,  
рос на пути у бурь,        
сладостный,                    
как Хафиз,                  
яростный, как Гафур.  

Рек по имени быль     
не пересечь вброд...      
Песня его судьбы     
длинней караванных троп.

Пелась она в тоске,  
рабстве               
или борьбе —       
покуда, о мой Ташкент,
свет не пришел к тебе.

Мысленно я бреду
долгим путем твоим.    
В площади суету вплываю,
стихом томим.

Бьют вдалеке часы.
Круг завершаю там,
где из стальной гузы
радужный бьет фонтан.

Зданье. В закате дня
на верхний вхожу этаж.
Видел бы ты меня,
древний
маленький Шаш!

Здесь, где в объятии гор,
ты столько столетий жил,
слушаю гул шагов,
слушаю шум машин.

Гордых строек леса
Пестрых огней река.       
Звонкие голоса
слышу издалека.   

Резкий закатный свет
путает даль и близь...
В сумерках — силуэт:
каменный обелиск.

Вон и еще стоит —      
и не один,
не два...           
Слушайте:
—  Я Ленинград...
Слышите!
—  Я Москва...

—  Я Рига...
—  Я Ереван...
—  Я Киев...
—  Тбилиси...
—  Минск...

Звуки доходят к вам —
и улетают ввысь.
Словно в чудесных снах —
речи каменных уст.

Нашего братства знак,
символы наших уз.
Слышу их с высоты,
вижу их все сполна —

памятники беды,
что нами побеждена!..
Речи — о чем ведут!
Что нам сказать хотят!.. 
Знаю:
продолжил тут

славный свой путь Октябрь!
И от любых утрат,
и от любой беды
стали плотней стократ
нашей семьи ряды! -

Словно подпись
на лист
летописи труда,
каждый — свой обелиск —
поставили города.

И каждый высоко так
над площадью вознесен —
как восклицательный знак
на рукописи времен!

Город родимый мой,
вдаль ты растешь и вверх,
с братьев своих семьей
не разделим вовек,

и, словно лунный серп
над морем юной травы,
ты отражаешь свет
солнца земли —
Москвы!

Давай же еще споем
о том,
как своим трудом
в самом сердце своем
ты строишь Ленина дом!

Ибо,
сквозь все года
путь победный свершив,
в сердце твоем всегда
ленинский образ жив...

2 комментария

  • Николай Красильников:

    Поэтическая версия стихотворения Хамида Гуляма, талантливо выполненная замечательным поэтом и переводчиком Александром Наумовым (Ильёй Ароновичем Наймарком). После эмиграции в 90-е годы он скоропостижно скончался в Америке. Обоих, не смотря на большую разницу в возрасте, хорошо знал, а с Наумовым дружил… Да, вещь чисто газетная и, как таковая, имеет право на жизнь. Плохая или хорошая, но эта наша история…

      [Цитировать]

    • tanita:

      Совершенно с вами согласна, Николай. Это та эпоха, и наша история, и поэтому следует относиться и к тому и другому бережно. Да, встречаются плохие стихи, не слишком талантливые поэты, но они писали то, то диктовало время. Может, даже из-за денег. Но ведь и им жить на что-то нужно было, не будем лицемерить!

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.