День победы — горький праздник. Часть вторая Tашкентцы История

Автор Татьяна Перцева. Первая часть опубликована год назад.

Вот и снова Девятое мая. Очередная годовщина самого прекрасного и самого горького нашего праздника. Снова цветы на братских могилах и мемориалах, снова оставшееся поколение, внуки и правнуки тех, кому мы обязаны этой победой, вспоминают родных и цену, которую заплатили мы за самую дорогую за всю историю мира Победу. За самую кровавую. Самую тяжелую. “С сединою на висках.» Со слезами.

Открытку с поздравлениями всем читателям с праздником Победы прислал Леонид Ветштейн

Меня поразило утверждение одного комментатора. По его словам многие фронтовики не признают дня Победы: слишком высокая цена за нее заплачена.
Мне кажется, такого просто не может быть.
И это не просто День Поминовения.
Это День Победы. Нашей страны в жесточайшей войне.

Тогда верили, что больше войн не будет.

Кто знал, кто мог предвидеть, что на смену умершим ветеранам появились новые, совсем молодые и не очень? Кто за это ответственен? И как получилось, что мужчинам победившей фашизм страны снова пришлось браться за оружие? Снова гробы, снова похоронки…

Я так хочу, чтобы больше это не повторялось, И еще очень хочу, чтобы когда уйдем мы, молодые помнили, кому и чем обязаны.

Но я сегодня не о солдатах.

О детях.

Когда-то я писала, что в нашем дворе послевоенных детей было мало: три человека. Остальные были детьми военными. Сорокового-сорок первого лет рождения.

И подруги у них были — ровесницы. Они родились в мирной стране. Многие так никогда и не увидели и не помнят своих отцов.

Мая Чудакова-Томлинг родилась первого мая сорок первого года. В июне ее отец ушел навсегда. С войны он не вернулся. А взрослая, семидесятиоднолетняя Мая до сих пор видит сон: цветущий луг, по которому бежит ей навстречу солдат. И она точно знает, что это ее отец. Вот, где они встречаются: отец и дочь. Я почему-то верю, что отец приходит к ней в этом сне. Хоть так увидеться…

И Рая Володина своего отца не видела. Вернее, не помнит. Когда он ушел, было ей полтора года. Ушел отец с улицы Новой, позже Каблукова. И оставил мать с двумя дочками и свекровью. Мать работала на пивзаводе. Получала чуть больше тридцати рублей. Карточки: рабочая и три иждивенческих.

А вот выдержали… вынесли… выжили. Вышли в люди.

«…вспомнила свое голодное детство. Длинные очереди за хлебом. А какой он был вкусный!!! Черный, хорощо пропеченный,с хрустящей корочкой». Вспомнила своего отца,которого не знала. Кстати, благодаря интернету, нашла братское кладбище,где он и многие другие похоронены. Деревня Аристово, под Ржевом. Я часто захожу на этот сайт. СУДЬБА СОЛДАТА. Посылаю тебе фото,которое послала моя сестра на фронт, и которое вернулось в Ташкент с надписью:

УМЕР. УБИТ 2 дек. 1942.»
Спасибо, спасибо тебе за все».
Спасибо и тебе, Раечка. За память.

В далёком сорок первом

Детишек-харьковчан
В товарняке холодном
Везли в Узбекистан.
Мне-шесть,четыре брату,
Сестрёнке только три.
Мы без родных. Солдаты,
Медсёстры да бинты…
Снаряды рвутся рядом.
То мчим, то тормозим.
А бомбы,пули градом.
Не плачем,не кричим.
От ужаса немели,
Но знали-нас спасут.
А вражеские бомбы
По эшелону бьют.
До самого рассвета-
смертельная игра …
Огромнейшая туча
Накрыла. Пролила
Октябрьский холодный
Нас спасший снег и дождь.
Бомбёжка захлебнулась,-
А мы умчались прочь.

Эти безыскусные стихи принадлежат Ирине Осташкиной. Судьба у нее удивительная. Воспитывалась Ирина в ташкентском детдоме, куда ее привезли из Харькова. Эшелон чудом вырвался из харьковского «котла»/ Харьков оккупировали дважды/ Из того самого, в котором, по странному совпадению едва не остались мои родители с сестрой. Мама не очень любила говорить об эвакуации, но всегда с содроганием вспоминала тот ужас на харьковском вокзале, когда отец чудом не отстал от поезда. И несколько эшелонов сумели уйти от бомбежки. Среди них тот, в котором была Ира. И еще одно чудо: их было трое, две сестры и брат. И они не разлучались до самого Ташкента, и в Ташкенте тоже. Вот только родителей больше никогда не увидели.

Весь этот ужас так и не выветрился из ее души.

«…поэтому и послала вам свои рифмы, которые и стихами-то не называю. Но там память, пораженная страхом и ужасом ребёнка, осознавшего вдруг весь глубинный смысл неотвратимой неизбежности. Если готовы сопереживать — читайте. Постараюсь быть предельно сжатой.

18 октября 41 года мне исполнилось 6 лет Сдали город, приблизительно, в этих числах. Впрочем, даты называют разные. Харьков считался тылом, и ходячие раненые размещались по квартирам. Медсестрички посещали их на дому. У нас была просторная квартира в двухэтажном доме, и троих бойцов определили к нам. У одного были в гипсе руки и шея,у другого — нога и рука. Свободной рукой он опирался на костыль. У третьего — гипс на вытянутой руке. Радиоприёмник и велосипед были сданы в военкомат,/ во время войны радиоприемниками пользоваться запрещалось, ввиду возможности ловить вражеские станции/. Вместо этого папа принес круглую «тарелку,» обтянутую черной бумагой, и повесил её возле печки. Окна завесили байковыми одеялами. 11 вечера. Из репродуктора несется музыка — передают «Евгения Онегина». Папа пропадает на аэродроме — он капитан инженерных войск.(Одесский политех). Мама — освобожденный комсорг ХЭМЗа, но в этот вечер она была дома. Вдруг завыли сирены, заскользили по небу прожектора, и по черно-фиолетовому небу, с гулом,от которого всё вокруг завибрировало, стали проноситься черные силуэты самолетов, образуя сплошную сеть,покрывавшую всё видимое пространство. Я это успела заметить, пока мы бежали через двор в бомбоубежище — подвал колбасного магазина. Вдруг — нарастающий свист,грохот, Четырехэтажный магазин с «убежищем» вспух и осел. Только едкая пыль и дикие крики. Вокруг разрывы, сверху — красные пунктирные линии. И новая сетка ревущих и стреляющих машин. Мама кричит и зовет брата… Кто-то подхватил меня и куда-то повел. В толпе бегущих я никого не узнаю. У меня подкосились ноги, но меня упорно тащат. Низко над крышами, на бреющем полёте черные машины на ярко-фиолетовом небе ревут и поливают нас, бегущих, красным градом. По бокам улиц вздымались и оседали дома. Мы очутились на железнодорожных путях. Огромные двери товарных вагонов раскрыты. Нас подхватывают и забрасывают в эти вагоны. А там — раненые и другие дети. Много детей Дверь поехала и закрылась. Поезд рванул с места. Но тут тряхнуло, и мы снова встали. Бомбы ложились рядом. Дверь сорвало. Нас обхватили чьи-то руки. Поезд снова тронулся. Детей оттеснили к дальней стенке. Взрослые живым забором отгородили нас от проёма сорванной двери. Поезд то мчал, то тормозил и снова мчал…Пошел снег с дождём. Бомбежка захлебнулась. Теперь поезд ехал ровно,без остановок. Ноги болели невыносимо. Мне кажется, я тихо плакала, проваливалась в бордовую темноту, выныривала. Тошнило нестерпимо. Я захлебывалась, изрыгала горечь и кислоту и снова проваливалась. Слышала обрывки фраз: — «ссадить», «Кинель», «фугасный токсикоз»… Помню, как меня закутали в огромный кожух и положили в сани, такие нарисованы в детских книжках. Рядом — братик,ему 4, и двоюродная сестричка — ей 3 .Снова провал….

Слышу приглушенные голоса: — «глаза открыла»… Слева огромное окно,заваленное снегом доверху. Но даже сквозь снег проникают яркие лучи солнца.

От них снег в окне, как подсвеченный. Я лежу на огромной подушке поперек большущей кровати, в мужской нижней рубахе и вижу печь, как с картинки в детской книге. Ситцевая, цветастая, голубая занавеска закрывала верх печи. Из-под занавески — цепочка серых бусинок-глаз. Возле меня — доктор в белом халате, и в руках у него маленькая трубочка.

Что ещё почитать:  Меркулова Маргарита Георгиевна

— Вот и славно! — сказал он. Сказал чисто по -русски. Но я поняла! Хотя в семье и вообще в Харькове, в доме, в детсаду, везде (я так помню) — говорили только на украинском.

— Ну, послушаем, — он приложил трубочку к моей спине и к своему уху. Рядом стояла очень большая женщина в белом платочке. Плечи и грудь крест-накрест обхвачены другим платком, серым, шерстяным.

— Пойдет на поправку, — кинул доктор и сказал уже мне:

— Ну, красавица, напугала ты нас! Четыре дня мы тебя вытаскивали, и вытащили! Смотри, живи! А я присматривать буду!

И заговорил с женщиной.

Не тошнило, ничего не болело, но пошевелиться сил не хватало, и пить хотелось очень. Из сказочного кувшина в кружечку налили пахучей жидкости, заставили выпить. Потом в огромное деревянное корыто налили горячей воды, положили пучки трав, а сверху — меня. Было душно, горячо и страшно… Лечили. Поправлялась быстро.

Однажды нас закутали в кожухи, посадили в сани и подвезли к путям. Женщина желтым флажком остановила поезд. Нас передали в вагон, и с нами сел мужчина (муж или брат хозяйки, так и не узнала). Он и привез нас в Ташкент.

Жара,народ на узлах и чемоданах. Вся площадь перед вокзалом заполнена. Мужчина посадил нас на свернутые кожухи и велел ждать. Нас всё удивляло, все новое и непривычное, тревожное. Горестное…А самое главное: — мы сами, одни, без няни,без воспитательницы, без МАМЫ и ПАПЫ. Даже без БАБУШКИ! Я Старшая! Крепко держу братика за руку. Сестричку просто прижала к себе.

Подошел наш сопровождающий. Улыбаясь, что-то говорил и повел нас к машине— полуторке. Погрузились в кузов, и под ярким ноябрьским солнцем приехали на Ассакинскую улицу в дом невиданной в Украине архитектуры. Нас завели в кабинет.

Это был детский дом для эвакуированных с Украины детей. Детдом номер 14.

Очень сожалею, что так и не смогла узнать имена наших спасителей. Знаю только,что они были путевыми обходчиками на станции Кинель. Многие детали того периода я помню очень ясно: голоса,слова,жесты и запахи. А того Доктора — особенно.

Он как Айболит из книжки!

Совсем недавно познакомилась с информацией об особенностях нашей памяти. Я — классический пример.

Итак, привезли нас на полуторке с Ташкентского вокзала на Ассакинскую. Сгрузили. Мы: обходчик со станции Кинель (он привёз нас), брат и двоюродная сестричка.(Царство ей Небесное!). Большой, слегка приземистый, длинный, бело-голубоватый дом. В торце справа — ворота с калиткой. Кажется, синие. Мы постучали. Немного погодя калитку открыл удивительный для нас человек. Он был в полосатом халате, подпоясан платком, в маленькой шапочке— тюбетейке. На босых ногах — глубокие галоши. Приложил правую руку к груди и жестом пригласил войти. Мы вошли, и он молча повел нас вдоль торца дома.

За углом мы увидели чисто выметенный двор, бело-голубое здание с тремя синими застекленными дверями.

Он подвёл нас к первой двери и постучал. Одна створка тут же открылась, и мы снова услышали родной украинский язык.

— Заходьте! Будь ласка!

Комната светлая, просторная. Вдоль стен — стеллажи с узелками, узлами,чемоданами. Чуть дальше — стопки постельного белья, свернутые матрасы. Большие конверты с надписями лежали на отдельной полке. Помню все очень четко, потому что не раз бывала в этом кабинете. Директор предпочитала индивидуальные беседы. Мы доверяли ей и ждали их.

Сопровождающий отдал какие -то бумаги, наш узелок. Погладил нас по головам и быстро ушел.

Директор сказала:

А зараз, диты, вас помоют и переодягнут. Будемо житы и чекаты перемогы. Згода?

Вот тогда я заплакала не от боли физической, а от того, что не смогла высказать,но поняла чётко…

Напротив красивого этого здания вдоль забора был длинный камышовый навес. Дальняя его часть завешена простынями.

Нас туда и повели. Раздели, поставили в тазики с ручками, полили теплой водой, намылили и снова окатили,накинули простынки и усадили на скамейку. Всё это быстро и бережно проделала молчаливая улыбчивая полная женщина в белом халате.

Вытирая,прижала мою голову к себе:

— Добре усе буде! Побачишь!»

Дети смотрели на меня, не плакали. Света (ей 3 года) не отпускала мою руку. Брат Эдик (ему 4 года) просто касался меня плечом. Надели на нас фланелевые платьица синие, в мелкий цветочек, а на брата — черные сатиновые бриджи и такую же фланелевую рубашку с цветочками. Вещи наши связали в узелок, и я отнесла их в кабинет заведующей. Она водворила их на стеллаж. Взяла меня за руку и мы вошли в среднюю дверь.

Это оказался большой зал с арочными окнами, выходившими на улицу и во двор. Вдоль «уличных » окон стоял длинный самодельный стол, накрытый светлой клеёнкой. У стола — скамейки. Между окон дворовой стены — черное, блестящее пианино. За ним сидит маленькая худенькая женщина. Она перестала играть, и все повернулись к нам. Наталия Лаврентьевна (директор) представила нас. Стоящие вокруг пианино дети немного расступились, и мы оказались в их кругу.

-Вот и пополнение! Веселее получится. Продолжим, а вы — это нам — слушайте и подпевайте. Сможете?

Это было музыкальное занятие. Так началась наша жизнь в Ташкентском детдоме номер 14, для детей комсостава, спасённых из пылающей Украины.

Спальня большая, кровати железные с высокими спинками, на которых повешены белые занавесочки на завязочках. На ночь нам в коридор заносили ведро и будили всех по порядку. Утром всех вели умываться. Длинный ряд рукомойников, весело гремевших под руками детей. Вешалка с вафельными полотенцами. Зарядка и завтрак. Потом — свободный час, игры и беготня. И начинались занятия. Лепка из глины, с последующим «конкурсом» всех работ. Самые лучшие — на полку. Остальные — пониже. Лучшие мы выбирали сами.

В другой день — рисование. Музыкальные занятия. Игры с мячом, скакалки. Старшие шефствовали над младшими.

Сейчас мне кажется,что брат и сестра быстро освоились в малышовой группе. Но иногда подбегали ко мне. Брали за руку. Брат обнимал меня. Постоит и уходит в свою группу. Я их гладила по головам,обнимала и отпускала.

У старших детей, а старшими считались дети с шести лет, были свои заботы. Нам надо было наполнить умывальники колодезной водой, заменить полотенца, подмести некоторые участки двора, дежурить на кухне. Всё это под присмотром Максуда, к нему мы привыкли быстро. Он угощал нас куртом — помните? -курагой и сухими дынями. От них язык щипало.

Однажды нам предложили переодеться в свою одежду и повели в госпиталь.

Немного об одежде. Мы бежали из Харькова в чем были. Когда завыли сирены и началась бомбёжка, нас одели в повседневную одежду: красная юбочка в мелкий цветочек. На поясе три резиночки, на подоле три цветные ленточки, блузочка с завязочками над локтем и вокруг шеи, сверху — безрукавка, отороченная белым барашком. Всё это расшито красным и черным крестиком. У Светы то же самое, только в черном варианте. На голове широкая розовая лента с помпончиками на ушах и с цветными лентами сзади.

А у брата шаровары синие, рубашка-вышиванка голубым и желтым крестом и голубая безрукавка с мехом белого барашка.

Сейчас мне кажется, что госпиталь был на противоположной стороне, почти напротив детдома,там позднее был институт.

В огромном зале сидели, лежали, стояли раненые и медсёстры. Нас провели в середину, и мы начали наше выступление.

Что ещё почитать:  "И залпы башенных орудий…"

Мы пели и рассказывали. Даже гопак станцевал наш один хлопец .Он был старше нас всех. Нам хлопали, дарили конфеты и фрукты. Говорили хорошие слова. Мы были счастливы, впервые за долгое время. Такие походы стали у нас частыми.

А однажды весной наши ворота широко открылись, и во двор въехала арба с огромными колесами. Ишачок совсем потерялся между ними. На арбе — мешки и ящики. Максуд и приезжий выгрузили всё на кухню, а нас, старших посадили на арбу и повезли в кишлак. Рядом с арбой на рыжем коне с белыми носочками, ехал верхом человек в защитного цвета кителе и галифе. С нами поехала наша няня.

Меня удивляло и интересовало всё! Поднятая нами и долго висевшая в воздухе тёплая пыль. Дувалы, над которыми свешивались на улицу цветущие ветки деревьев, полнейшее отсутствие окон, резные деревянные дверцы в заборах с металлическими кольцами для замка, но замков то и не было нигде.

Мы остановились у высокого дувала. Молодая женщина открыла калитку :

-Салям!- и мы очутились в чистом ,тенистом дворе.

Одноэтажное здание буквой «П». Большие окна без занавесок смотрели во двор сквозь открытую веранду.

В середине двора — деревянный помост с лесенкой в три ступеньки, с перилами по периметру. Розовые кусты обвивали это сооружение с трёх сторон .Вились по деревянным шпалерам. Но самое необычное и интересное — это сандал с низеньким широким столиком над ним, укрытый огромным стёганым одеялом, застеленным клеенкой. Нас усадили вокруг стола. Ноги под стол… А там решетка, а под ней тёплые угли. На столе — кишмиш, курага, лепешки, самовар на подносе и пиалушки. После угощения к нам присоединились дети хозяина. Меня всё время не покидала мысль о своих. Мы же никогда не расставались. А угощение было вкусным и обильным. У хозяина было четыре сына и три девочки.

Там я впервые увидела лянгу, ашички. Мы были свободны целый день до вечера,а вечером — плов и чай с сухофруктами. Так началось наше знакомство с председателем колхоза Хамраевым. С его детьми, бытом и укладом. С узбекской семьей. Всё это уложилось в сознании позднее. А в то время…Но это другая тема.

Однажды, вернувшись с прогулки в парке Тельмана, мы увидели в нашем дворе носилки и медсестёр, Возле ворот стоял автобус с красным крестом на двери. Наша доктор проводила гостей до ворот и вернулась к нам. Усадила нас под урючиной.

У меня в голове навсегда отложились её слова на «ридной мови»:

— Дети! Ваши героические родные, не жалея жизни, борются с дикими ордами фашистских захватчиков. Это смертельная борьба и вечный подвиг! Их усилиями, под огнём жестоких атак, были спасены и вывезены из осажденного Ленинграда замученные и осиротевшие дети. Многих смогли спасти советские военные врачи. Но места в госпиталях нужны для наших солдат. Поэтому мы решили выходить некоторых детей. Наше правительство, и мы, врачи, очень надеемся на вашу помощь. Я расскажу и покажу вам, что надо делать, и как. За каждым из вас мы закрепили по одному ребенку. Коечки поставили рядом с вашими. Будьте внимательны.

Я ощутила такую гордость! Готова была не спать, не гулять, днями сидеть у своего подопечного.

Сознавая нашу ответственность, мы очень старались. Часто, через определенное время надо было вливать им в рот по одной ложке овощного супа, сваренного на черепаховом бульоне. Через несколько дней можно было поить из маленького стаканчика. Еще пару дней — и эти скелетики стали ходить не только до ведра, но и во двор. Я выхаживала Мишу Рагинского.

Он опирался на мое плечо и выходил во двор. Я не отпускала его руку – казалось, что он может упасть. На поправку шли быстро. Или это мне сейчас так кажется…

Самых старших мальчиков отпускали в степь с нашим сторожем. Они грузили на арбу выварки и кошмы. Уезжали в ночь, в степь. Возвращались к завтраку. Выварки с черепахами выгружали на хоздвор. В такие дни мы на кухне не дежурили.

Рассказами о ночной охоте жили мы несколько дней. Потом всё опять повторялось, с новыми подробностями. Это было так интересно. Мне всегда хотелось принять участие в этом приключении, но девочек не брали никогда! А жаль!/ от себя могу прибавить только, что моя мама всю жизнь с ужасом вспоминала, как приходилось есть, а главное — убивать черепах. Конечно, с голоду чего только не съешь, но позже, узнав, что во всем мире это считается деликатесом, мама очень удивилась, и все время твердила, что суп был жирным и зеленым…. не хотелось бы пробовать/.

В шестидесятые годы мне в газете «Известия» попалась на глаза статья, подписанная «М. Рагинский». Я была горда и счастлива, что когда-то помогла выходить истощенного ребенка.

Я чувствовала какую-то преемственность добра. Меня спасли чужие люди. Я помогла чужому мальчику. Это, наверное, и есть НАРОД СССР…т.е. советские люди. Но это из области социальной философии. Не хочу вдаваться в подробности, но во время войны народ действительно был единым.

Напоминать о себе в то время я не стала. Такое было движение души. Не пожалела о своем решении и потом.

Мы узнали о «Дороге Жизни» от наших воспитателей. Потом видела хронику. Слышала рассказы очевидцев и участников. В те годы многие ещё были живы. Из всех рассказов сложилось нечто общее. Такая страшная картина…

Со временем хронику «причесали» и стали показывать реже, только в определенных случаях. А потом появились компрометирующие рассказы, какие-то намёки, унижающие достоинство Подвига и Человека –Освободителя…Но мы то знали цену этим бредням.

Во многих семьях жили рассказы о войне, эвакуации, о плене и освобождении, о нашей Победе, о погибших и пропавших без вести, о нашедшихся, о ранениях и наградах.

Но массированное наступление на сознание, тонко рассчитанное психологическое вливание, где в бочку правды подмешана маленькая ложка лжи, постепенно воспитали особое отношение к войне и одолевшим фашизм героям.

Но мы помним! Все.

Моей Атлантиде

Сеятель-жизнь моя,
Камни-дела.
Много хотела, но мало смогла.
За пережитое,
За совершенное,
За незабытое,
За отрешенное,
За недопетое,
За несказанное,
За благодатное,
Жизнью мне данное,
Всё чем живу я и чем я горю-
БОГА и ЖИЗНЬ свою благодарю.
Все мои камушки и валуны
Дороги очень и очень нужны.

Это вдогонку моим воспоминаниям. Если понравится — примите. Если сотрёте — пойму и не обижусь».

Должна добавить, что Ирина Осташкова закончила филфак ТашГу, работала учительницей, и что все в жизни у нее сложилось счастливо. Вот только о войне и обо всем, с ней связанном, вспоминает не слишком охотно…

Мне еще очень хочется рассказать о детях нашего двора. Так получилось, что все они были ровесниками. Пять девочек и двое мальчиков. Сороковой — сорок первый годы рождения. Они тоже жили и выживали, хоть и в тылу. Хоть и в Ташкенте.

Это пишет Ванда Княжевская.

«А я помню, как эвакуированная семья жила в одной из комнат нашей квартиры. Мы были все время голодными, так как папа вместе с угольщиками был мобилизован в город Ош (Киргизия). У них были хорошие пайки, но передать нам ничего не могли. Однажды один из них поехал в Ташкент, и каждый ташкентский угольщик что-то передал своей семье. Его сняли с поезда, как спекулянта. Трест «Средазуголь» потом его выручал.

Что ещё почитать:  Виньетка 41-го года. 5-й выпуск школы фельдшеров медкомбината

Немного мог привезти с собой папа в те несколько раз, которые он приезжал сам (за все время войны). Помню, что была патока, сухари и мука. Однажды мы с Олей /тетя Ванды, хотя всего на год ее старше/, увидели в буфете черный хлеб. Ольга придвигает стул, а я взбираюсь, хватаю его и сразу в рот. Как начала рыдать (и Ольга тоже, еще не зная, почему). Оказалось, что это хозяйственное мыло. Мы были очень маленькими и страшно боялись заунывной музыки льющейся целый день из репродукторов. Уж мы их били кулачками, плакали, потом залезали под кровать и засыпали (Ольга на куске одеяла, а я на голом полу, из-за чего были частые пневмонии и хронический бронхит. Мама рассказывала, что когда она отдавала нам свой хлеб, мы не брали у нее и говорили, что она сама тоже есть хочет. Она уверяла нас, что сыта, тогда мы съедали ее порцию. Однажды на улице я нашла продовольственные карточки, но не знала, в силу своего малого возраста, что это такое. Сара (помнишь ее? Сестра Додика) говорит мне:

— Брось, это грязное.

Я бросила бумагу на землю, она подняла и ушла. Было и такое…

Мы были очень послушными детьми. Мама работала в Суворовском училище, поэтому ей иногда давали оставшуюся еду. Она приносила еду домой, делила на три части и одну часть отдавала Полине Моисеевне, матери Лоры Осадчук. Мама мне об этом не рассказывала. Рассказала Полина Моисеевна, добавила: сколько буду жить, столько буду об этом помнить»….

Трое мужчин нашего двора пали смертью храбрых: отцы Лоры Осадчук, Томы Корсунской и Кимы Подольской. Лору я еле уговорила немного написать о тех годах: слишком тяжело ей вспоминать обо всем. «Танюшка, мне очень трудно писать об этом, так как я помню все очень хорошо. Это все отложилось в памяти примерно с 43 года вернее точно, с сорок третьего. Ясли на Московской /тогда так называлась Энгельса/. Рядом с взрослой поликлиникой номер 8, напротив Алайского рынка. Бабушка носила меня в ясли, а я плакала, не хотела идти. Суп был прозрачный, сквозь него на дне тарелки виднелся синий цветок. Тогда наш двор казался мне очень большим. Выглядел он совсем по-другому. Палисадников не было. Посередине двора росла кукуруза. Я там часто сидела, спасаясь от жары. /Вот этого при мне уже не было. Коммуналок тоже не было. В каждой квартире жила одна семья. Палисадники, сараи, ворота, — все, как у людей. А вот полянка, о которой ниже пишет Лора, сохранялась еще несколько лет/. В нашем доме жило очень много народу. В каждой квартире по несколько семей и даже в комнатах жило иногда по 2 семьи. Эвакуированные с Донбасса. В основном, начальство. В нашей квартире жили, кроме меня, бабушки и мамы 12 человек из Ворошиловграда . Все лето спали во дворе. Им непривычна была такая жара. Зимы были очень холодные. Мудрая святая тетя Паша, она тогда была комендантом в нашем доме, переселила нас с бабушкой в отдельную комнату, в которой мы прожили 26 лет. /Комната была не такая маленькая, но кухни не было. В крохотулечном коридорчике поставили керосинки, а позже — газовую плиту. Помыться негде. Туалет поставить негде/. Отцов тогда не было: горные инженеры работали на рудниках. На фронт ушли отец Томы Корсунской, мой отец и отец Кимочки Подольской. Они трое погибли. Я не понимала слова » погиб», и очень долго ждала папу. Потом стали возвращаться отцы. В нашем подъезде жила большая семья Герценштейн. Их отец вернулся майором. Он подкидывал своих детей и меня до потолка. Они вскорости уехали на Украину. Потом и другие эвакуированные уехали, и в нашем дворе на Киргизской/ старое название улицы Виктора Малясова/ поселились другие люди . Постепенно я знакомилась детьми, которые стали жить у нас во дворе . Сережа Перчиков жил всегда, с рождения в 1940 году. Стали выходить во двор Ольга и Вандочка Княжевские. Ольга была смелая и общительная, Вандочка — пугливая. Ольгина мама Надежда устроила качели и катала всех детей. Игрушек не было тогда ни у кого. Бабушка Вовы Волкова сшила нам мячик из старых чулок, и мы его гоняли по двору. У Княжевских в квартире еще жили довольно долго Шишовы. У них было трое мальчишек: все жили они в 12-метровой комнате. Тогда еще не было железных ворот и ограждения . Была около арыка по обе стороны очень красивая зеленая полянка, и мы на ней всегда размещались всем детским населением. В Ташкент было эвакуировано много театров и мы часто ходили на спектакли и концерты . Еще не был построен театр оперы и балета им Навои, в основном, концерты и спектакли проходили в старом театре Горького и театре ОДО. Детских домов было в Ташкенте очень много. Мне запомнились дети из детдома недалеко от парка Тельмана. /видимо, тот, в котором жила Ирина Осташкова/. Они всегда были за зарешеченными окнами. Нищих была тьма . Калек на улицах было немерено. Все были очень бедно одеты. Хорошо, отчетливо помню день Победы. Было празднично, радостно, люди плакали, целовались. Жизнь легче в материальном смысле стала очень не скоро, где-то в середине 50-х. Отменили продовольственные карточки, а купить было совершенно нечего. Вероятно, как-то выручал Алайский рынок…..»

А вот моей семье, можно сказать, повезло. После эвакуации они не разлучались. Втроем и поехали в Сулюкту, где и прожили все годы войны. Мама рассказывала, что хлеб, полученный по карточкам, ее и сестры меняли на молоко. Отец получал буханку в день — целое богатство. Вот хлеб с этим выменянным молоком и составлял весь дневной рацион. Мама пораженно вспоминала, что были мужчины, не отдававшие семье свой хлеб, и дети и жены существовали на иждивенческих карточках.

Иногда они ходили по горным кишлакам, менять вещи на хлеб. Одни женщины. Но там их ни разу не обидели. Потом семьи стали сеять пшеницу. Мололи на ручной мельнице. Пекли лепешки. Так и прожили. Еще неплохо, по сравнению с многими…

В том же сорок третьем году, в Ангрене, умирал от тифа Юра /Георгий/ Волков. Он был намного нас старше, но тогда еще был подростком. К счастью, ему удалось выкарабкаться. Потом вернулся его отец, арестованный по ложному доносу. Юра стал офицером, много лет прослужил в армии. Живет в Израиле, как и Лора. Тома и Ванда до сих пор живут в Ташкенте, Оля умерла. Остальные, те, о которых я писала, слава Богу, живы. Надеюсь, мы все еще не раз отпразднуем День Победы. Надеюсь, что хотя бы в бывшей нашей стране дети никогда не будут плакать оттого, что не знают погибших на войне отцов. Надеюсь, что они будет видеть отцов не только в снах.

Очень надеюсь на то, что когда-нибудь наши народы снова будут вместе, и День Победы навсегда останется нашим общим праздником.

Искренне надеюсь, что фашизм и всяческого рода национализм никогда не победят.

Пусть земля будет пухом павшим за нас солдатам. С горьким праздником вас, дорогие читатели!

145 комментариев

  • Русина:

    Спасибо, Танечка…

  • Ефим Соломонович:

    Память о прошедшей войне наверное сидит в генах нашего народа. Вечная память всем погибшим на войне и ушедшим ветеранам. Спасибо за прекрасный очерк.

  • Guzal_I:

    Спасибо большое!

  • ВТА:

    Спасибо, спасибо огромное, тема такова, что хочется повспоминать. Каждое 9 Мая я вынимаю старую папку с ИХ письмами и коробку с наградами. Читаю в который раз, будто снова слушаю о войне и Победе. Я все берегу, гимнастерку тетину тоже. Она такая маленькая, будто детская. Мы-то все гиганты по сравнению с ней. Смотрю и думаю, как же она все выдержала, хрупкая женщина. С Победой всех!

  • Камиль:

    Спасибо за прекрасный очерк, за память. Поздравляю всех с праздником Победы! Низкий поклон всем ветеранам!

  • Ю.Ф.:

    Спасибо за добрую искренность. Дай Бог всем доброго здоровья.

  • AK:

    Это я писал о ветеранах не признающих День Победы (надеюсь Вы не считаете их "неправильными" ветеранами :)
    А воспоминания Ирины Осташкиной по силе сопереживания превосходят даже знаменитую "Ночевала тучка золотая" (наверно потому-что ташкентская история)

  • Алекс:

    КАк всегда точно в деталях и талантливо . Спасибо . Танечка. Поздравляю С ДНЕМ ПОБЕДЫ!!Кстати , я тоже ходил в году эдак 48-50 в ясли , о которых упоминает Ванда Княжевская. Точно они были напротив Алайского- чуть наискосок. У меня даже фото где то есть . Как нибудь пришлю тебе на Е мейл Может кто то узнает себя.. .? Обнимаю , еще раз Спасибо и с праздником !!

  • акулина:

    Госпиталь, где " воны спивали" был в 18-й школе

  • lvt:

    Спасибо! С воспитанниками того детдома я, наверное, встречалась в парке Тельмана. Пересекались во время прогулок с детьми постарше нас, одетыми одинаково. Я играла с девочкой, которая сказала мне, что у неё нет ни папы, ни мамы. Почему-то с такой проблемой я ещё не сталкивалась и буквально остолбенела от страха. Но сироты были уже послевоенные, года на три старше нас, а может и меньше. А решётки? Так тогда все первые этажи Ташкента были зарешечены. С ДНЁМ ПОБЕДЫ победители и их потомки!!!

    • акулина:

      Я слышала, что решетки появились в Ташкенте после амнистии 1953 года

  • Маргарита:

    Спасибо.

  • Глафира:

    Танита! Спасибо за вашу публикацию!
    Акулина,АК — тронута сочувствием до слёз…Спасибо за понимание.
    с ув. и памятью об ушедших…
    Нас сильнее сделала беда…
    Пустьне повторится ЭТО никогда!

    • tanita:

      Глафира, я счастлива, что вы доверили мне такие драгоценные воспоминания. Прежде всего, спасибо — вам!

  • Мастура:

    Спасибо Танечка! Вы, как всегда отлично все написали, подробно, в деталях. Эти дни нас приглашали в разные места на празднование Дня Великой Победы, гда мы показывали свой фильм "Дети войны". Его показали и на канале Фонд форум 9 мая 21.30. Но, к сожалению, нам не сказали о времени показа. Но те кто видели фильм звонили нам со словами благодарности за память о людях — солдатах. Узбекистанцах приютивших семьи, о детдомах тех страшных лет… А главное, что нас поразило, когда на концерте исполняли песеи военных лет, дети сидевшие в зале подпевали, потом читали свои стихи, сочинения о своих прадедушках и прабабушках. Весь вечер мы сидели со слезами на глазах. Теперь мои сомнения знания этого поколения об истории Второй Мировой Войне постепенно рассеиваются.

  • Атлантида:

    Спасибо Татьяне, спасибо Глафире!
    Как точно вы выразились: преемственность добра. Оно живет и выживает в тяжелейших условиях. Не устает воскресать даже на краю отчаяния.
    Очень порадовал комментарий Мастуры- стало быть, никакой пересмотр итогов Второй Мировой не разрушит нашу преемственность добра и понимания. Потому что мы ПОМНИМ и расскажем о своей памяти младшим.

  • Глафира:

    Танита,Атлантида!
    Дорогие мои девченки! Нас навсегда связала Ташкентская Земля! Многие тысячи километров между нами, но мы Ташкентцы — наше землячество нас объединило и поддерживает…
    Спасибо ЕС за такую возможность!
    Жалаю МИРА и ДОБРА всем землякам!
    с ув.

  • Атлантида:

    Не только землячество, но стремление к добру, желание понять, распознать в других людях нечто, что дает нам право называться Людьми.

  • tanita:

    Господа- товарищи, пишу в собственном старом посте про День победы. Потому что не знаю, где еще написать. Сижу, чуввтвую себя полной дурой, идиоткой, давно уже такого отчаяния не испытывала… Иду сегодня мимо Братской могилы, той, что возле моего дома. Чуть сзади идет парнишка лет пятнадцати, нормально одет, с нормальным лицом и плеером. А из плеера — фашистский марш….прямо на всю улицу. Он видит, что я на него во все глаза смотрю, улыбнулся и спрашивает «Вам нравится»? — вежливый…я говорю, ты хоть знаешь, что у тебя тут в плеере??
    — Знаю, — отвечает. — как же, мы молодые народ предусмотрительный и вам бы такими быть..
    Снова улыбнулся и пошел дальше, правда. музыку заглушил. А я осталась, как оплеванная. Честно говоря, раньше только по телевизору видела, в жизни впервые столкнулась. И что дальше?! .

    • J Silver:

      Странно как-то, но не особо удивлен в принципе…
      Может вам все-таки показалось?

    • Ташкентка:

      Милая Танита…
      Говорите о себе всегда только хорошие вещи. Гадости о Вас — хотите Вы того или нет (будьте уверены!) — обязательно скажут другие. Это во-первых строках нашего письма.
      Я очень удивилась тому, что Вы удивились. Если Вы проживаете в Москве — я удивилась еще больше.
      Что Вы видели «до сих пор только по телевизору»?
      Еще 10-15 лет назад темноволосым и темноглазым было очень нежелательно появляться в некоторых районах родной столицы (первый, пришедший на ум, — Ворошиловский район, за «Соколом»). Слово «скинхэд» Вам чегой-то говорит?
      Еще года 3 назад по Рунету прошла информация — с очень красочными сопроводительными фотографиями и видео — о том,как с бедных стариков прямо после Парада Победы срывали ордена — не в темных закоулках, а в центре города-героя Москвы. И как за эти ордена их убивали в собственных домах.
      Отрываясь от сказанного — подростки всегда демонстративны. И если бы Вы не смотрели на него «во все глаза», а спокойно прошли мимо — он бы так и так приглушил эту музыку, за неимением зрителей.
      Всё очень и очень относительно. Здесь я спокойно иду по тротуару — когда по прилегающему к нему проспекту, в ногу со мной, идут маршем местные фашисты. В Лондоне, возле чопорного Британского Музея, тамошние фашисты кричали мне и моей двоюродной сестричке «Смерть вонючим итальяшкам!»
      Советский Союз умер 20 лет назад. Знаменитое «Мы любим и красненьких, и желтеньких, и черненьких» Жарова (?) умерло вместе с ним. Храните Ваши идеалы глубоко в сердце, делите их с очень немногими людьми, и не доставляйте ненужному мусору радости — показывая, что ему удалось выбить Вас из колеи.

      • Энвер:

        Полностью согласен с тем, что Вы написали. Подряд, с каждым предложением, кроме одного: «Здесь я спокойно… когда в ногу со мной….» Неспокойно. Правда, в 90е (и позже) также неспокойно было, когда по улице вечером шли менты. Многие предпочитали перейти на другую сторону или любым способом избежать визуального контакта: «глаза в сторону, вниз, и вдоль стены» (с)М.Ж.
        Лишь добавить:
        …Были случаи в нашем районе ребята (спортивно-агрессивного облика — не подойди!) в хорошей иномарке с хорошей акустикой) громко проигрывали фашистские марши на день рождения Гитлера. Где была милиция? Безоружному обывателю лучше не соваться… Расслабиться и послушать…
        …Отца первой супруги моего товарища убили дома (р-н Аэропорт-Сокол) за генеральский мундир с орденами.
        …Милая Танита иной раз бывает, как с Луны упавшая… Всегда прошу ее не лить эмоции «не в ту степь»

        • tanita:

          Может, я с луны, но по крайней мере, я не из тех равнодушных, что прохзодят мимо. Еще раз: я живу несколько в другом месте, где пока что никого за ордена не убивают. разве что наследнички распродают.

        • Ташкентка:

          Энвер, «спокойно» в данном случае подразумевает то, что я уверена: эти фашиствующие ребята меня не покалечат — по той простой причине, что я похожа на гречанку (ну иначе, видимо, и быть не могло).
          Пакистанец или африканец спокойно рядом с ними не прошел бы. Русский? По их настроению.
          Вы помните, что происходило в Москве года два-три назад, когда 300 ребят в черных кожанках, с кастетами в руках, появились у (не помню какого) рынка — сметая по пути всех «не тех», начиная от армян, кончая консулами дружественных арабских стран?
          Три недели назад в Греции впервые в Парламент вошла ультраправая фашистская партия — это об очень многом говорит, в первую очередь, в настроениях людей.

          • tanita:

            ОХ, Ташкентка, боюсь, этим милым мальчикам некогда разбираться, гречанка вы или азербайджанка. Главное, что вы на русскую не похожи. И то, что вы говорите о Греции — очень характерно, к моему огромному сожалению. Я уверена, что если бы власти захотели олликвидировать эти ультраправые объединения, в два счета не было бы никаких мальчиков с дубинками. на этот счет я всегда припоминаю сцену из «Интердевочки». когда гостиничных путан заловили гэбисты и уныло допрашивают. понимая, что никакого толку из этого не будет. И вот одна говорит?: захотело бы правительство — нас бы в два дня тут не было. А не хочет — значит. мы кому-то выгодны. Ага. Очень верные слова. И актуальные, главное!

            • Ташкентка:

              Танита, смешались в кучу кони, люди…
              Для греческих ребят азербайджанка и гречанка — две большие разницы, так как внешнего сходства между ними совсем маловато.
              Для русских ребят — всё одно (то есть Вы повторили то же самое, что сказала я).
              Остальное не комментирую — так как не уловила связи с темой.
              P.S. За Грецию переживать не надо — оставьте это грекам.

              • tanita:

                Ташкентка, мне жаль, что вы не поняли такой простой связи с темой. И, позвольте уж мне решать самой, переживать за кого-то или нет. В том числе за Грецию. Не стоит говорить от имени всей Греции. У меня было много друзей греков, детей политэмигрантов, именно в то время, когда в Греции правила хунта «Черных полоковников» Я еще помню Мелину Меркури и Теодоракиса. И помню, как мы переживали за своих друзей. так что советы подобного рода мне давать не стоит, хотя бы ввиду тгго, что я человек довольно взрослый.
                Р. S.Модератор этого сайта специально просил не писать комменты на языке, который не все понимают. Это специально отмечено в правилах хорошего тона на сайте.

                • Ташкентка:

                  Танита, на таких горячих сердцах, как у Вас, держится мир.
                  P.S. Мы с Энвером очень попросим модератора этого сайта простить нас.

                • Энвер:

                  Ташкентке и Таните
                  ЭвхаристО. Спасибо. Таки да — на горячих сердцах держится мир. Но и на них же расшатывается. Сердцами надо пользоваться аккуратно. И многое простительно, и многое желательно, чтоб было «еще более лучше» :-)

                • tanita:

                  Энвер, прости, не соглашусь с тобой Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Лечше гореть, чем беречь свои эмоции. Да и сколько там этой жизни осталось? прожита она и не так плохо, бывает. конечно. лучше и еще лучше. и еще, но что-то сделано, все о чем я мечтала — сбылось, и это не особняк на Рублевке, просто вот так, сбылось и все. Беречь последние крохи жизни с моим-то букетом? Пусть уж будет, как будет.

          • Энвер:

            αγαπητέ Ташкентка! Мне близко и понятно то, что Вы имеете ввиду и я с Вами согласен.
            Σας ευχαριστώ πολύ, μια χαρά για να εξερευνήσετε. Δυστυχώς, δεν έχω μιλήσει στην Ελληνική. Увы, не сложилось, но хотелось.

            • Ташкентка:

              Δεν πειράζει, Энвер, τό’χετε γράψει θαύμα, κι είναι πολύ ευχάριστη έκπληξη.
              Σάς εύχομαι το καλύτερο, και πρωτ’απ’όλα υγεία!

        • Ташкентка:

          Энвер, в добавление к сказанному — еще в конце 70-х на Пушкинской, у памятника, в день рождения Гитлера (какие-то числа апреля, насколько я помню), из года в год собиралась молодежь. Рядом бездействовала милиция. Почему? Потому что все эти ребята были детьми высокопоставленных членов ЦК.
          P.S.В домах «Аэропорта» и «Сокола» я бывала — и мне знаком тот контингент.

  • tanita:

    Да этоо марш во всех фильмах про войну крутят!

    • J Silver:

      Это случайно не Вен ди зольдатен?

      • tanita:

        Сильвер , если бы! это вполне безобидный марш, хоть и тоже фашистский, типа не плачь девчонка. Нет. «хорст Вессель». Интересно, где он это взял, исполнение этой песни в германии до сих пор запрещено. Я не про те фильмы о войне. Я о немецкой кинохронике.того времени. Было время, пришлось посмотреть.

        • J Silver:

          Ну, Когда солдаты входят в города это вовсе не фашистская песня, это просто старая немецкая песня, которую в нашем кино вроде впервые спели в фильме тридцатых года Окраина или На окраине, точно не помню название…
          Вообще-то Хорст Вессель это как-то слишком сложно для простых людей — Много ли народа ее знают? Лично мне ее пришлось именно сейчас найти, чтоб освежить в памяти, что это такое…
          Но вам виднее, конечно…

      • Энвер:

        JS: вполне возможно. Но надо признать (вне темы), что это один из лучших военных маршей, как и «Прощание славянки». Я вот сердцем никак не могу принять, скажем, фильмы Лени Рифеншталь, но то, что они классные, что говорить. Слышал мнение, что немецкая военная форма была лучшей и по практичности, и по облику. И вот до сих пор это идеологическое охмурение действует. Что взамен-то? «Нашизм», Сколково, нано-политика? :-((((

        • Galina:

          Предложите что-нибудь своё, а то все мы тут говорим, возмущаемся, а много ли мы сделали для того, чтобы сохранилось то хорошее, что было в предыдущие, советские годы жизни? Или там тоже ничего хорошего не было? Современная молодежь воспитана постсоветской разрухой, продажным телевидением и интернетом. Вот и результат. Один кумир — деньги! Помню, как в начале 90-тых без конца говорили о том, что в ВОВ наша страна сама виновата в том, что всё произошло так трагично, сама виновата в многомиллионных потерях. Помню как под Москвой, где в ВОВ шли ожесточенные бои, разрушались незатейливые памятники над братскими могилами. Очень больно было видеть это. Кому-то это нужно было. Жаль, поздно спохватились воздавать должное победителям. Но лучше поздно, авось и на молодых прозрение сойдет.

          • Маргарита:

            А что можно сделать? Только воспитать собственных детей, а кому повезет и внуков, нормальными людьми. Можно ругать государство, школу, интернет, телевидение. Но давайте помнить, что это НАШИ дети, МЫ их учили » что такое хорошо, что такое плохо». Вот какими выучили, такими и получили.

            • tanita:

              Маргарита, и это верно. А насчет Татьяны Лариной…. ой, боюсь, что с этим ЕГЭ знающих, кто она такая вскоре и совсем не останется…

              • Маргарита:

                А мне кажется, что не все так трагично. Сразу оговорюсь – я против ЕГЭ, да и любую тестовую систему проверки знаний не люблю. Но речь не о том. Я уверена на 200%, что вопросы о Татьяне, Онегине, Печорине , Чацком и др. широко представлены в тестах по литературе. Так что, кто такие вышеперечисленные товарищи, нынешние выпускники все же знают. Пусть недолго, пусть на время написания теста, но знают. Думаю, будущие филологи знают и поболе. Давайте будем честны. Так уж пригодилось вызубривание в 8 классе письма Татьяны к Онегину сантехнику Васе Иванову из соседнего ДЭЗа? И долго ли он помнил монолог Чацкого на тему — «А судьи кто?»… К слову, я ничего не имею против сантехников (это, чтобы меня не обвинили в снобизме). В школе я замечательно, просто как семечки, решала задачи по дифференцированию и интегрированию. Взять производную какой-нибудь функции – это было такое развлечение от нечего делать. Ни разу в жизни мне не пришлось больше применить эти знания на практике. Зачем я это учила?

                • tanita:

                  Маргарита, недавно мне прислали ссылку на результаты проверки поступивших на филфак МГУ. они не просто печальны. Они чудовищны.Чудовищны по незнанию, невежеству и безграмотности в прямом смысле слова — я об орфографических ошибках. Види6те ли, я тоже считаю, что зря учила математику и физику, поскольку они ни разу мне не пригодились. НО математику и физику должны и обязаны знать студенты соответствующиз факультетов. А в статье написано. что часы по математике и физике сокращаются с каждым годом, увеличиваются часы по менеджменту. Что за деньги можно сдать любой экзамен и получить два-три высших образования сейчас легче, чем получить в наше время одно, но фундвментальное.Моя бывшая снох,а закончив именно филфак МГУ, книгу в руки не берет и не знает, кто такой Оскар Уайльд! Дочь моей подруги, закончив техникуум, поступила сразу на третий курс института и благополучно его заканчивает, опять же за деньги. Не выучил — дай денюжку профессору, зарплата, которого, кстати, абсолютно нищенская. Моя нынешняя невестка, с двумя, прошу заметить, высшими образованиями. переступив порог моего дома, всплеснула руками и ахнула: Татьяна Алексеевна, я в жизни не видела столько книг у кого-то в доме. При всем при этом она девочка совсем неглупая, не тупая, не гламурная, прекрасный работнмик, но книг тоже не читала и не читает. И когда м с сыном начинаем говорить о чем-то непонятном, вроде концерта классической музыке по каналу «культура», на нее бедняжку смотреть жалко. Это ей непонятно, скучно и неинтересно. Так что насчет Татьяны Лариной. боюсь, вы излишне оптимистичны.

                • LG:

                  Почему-то считается неприличным, когда математик, физик или вообще технарь не читает художественную литературу и не знаком с Татьяной Лариной, но совершенно в порядке вещей, когда гуманитарий не знает теорему Пифагора или закон Бойля-Мариотта. А я считаю, что основы математики, физики и химии необходимы всем людям. Физика и химия дает понимание процессов, происходящих в окружающем мире, т.е не даст скатиться на уровень дикарей. А математика приучает к логическому мышлению. У меня были знакомые «чистые» филологи, с которыми совершенно невозможно было общаться, в любом предложении начало и конец не соответствовали друг-другу и было очень сложно догадаться, о чем идет речь. А назывался такой стиль общения поэтическим мышлением.

                • Галина:

                  Ответ на вопрос «зачем я это учила?» -затем, чтобы НАУЧИТЬСЯ мыслить. Если не развивать мозги в детском и молодом возрасте, потом сложно что-то наверстать.
                  Зачем учат стихи вообще? Прежде всего, чтобы в душу проникло что-то очень важное, услышать свой голос со стороны и, конечно, чтобы развить память.
                  Сантехникам можно вообще не учиться, пусть будут баранами, которыми легко управлять.
                  У человека 2 полушария — левое (логическое) и правое (творческое). Если развивать только одно из них, то другое будет недогруженным. Поэтому нас учили в школе ВСЕМ предметам, нас просто учили мыслить логически и творчески.
                  ЕГЭ, на мой взгляд, чистейшая профанация, направленная на отупление.

                • Маргарита:

                  Танита. Людмила. Галина. Я не ушла от ответов. Просто мне кажется , что в этой ветке не стоит дальше продолжать разговор об уровне образования тогда и ныне. Вопрос, «зачем я это учила?», как вы наверное поняли, риторический. Я догадываюсь, зачем :))

  • lvt:

    Танита! Он там в засаде сидит вместе с плеером. Как завидит прохожих соответствующего возраста, включает марш на всю катушку и шагает след в след. Как он ещё заявит о факте своего существования? Как выяснит отношения со взрослым миром? Может быть, такие же убогие с видео-телефонами в кустах прячутся? Тьфу на них-и всё!

  • Арина:

    tanita,во-первых,огромное спасибо за этот пост!К моему стыду, я только сегодня его прочитала…И он не может быть старым…Вы спрашиваете что дальше?Надо надеяться на лучшее.Подростки очень нуждаются в самовыражении.Может парнишка решил «прикольнуться»? Обратить на себя внимание? Но надо ещё думать и о том, что ценность понятия ПОБЕДЫ у этого поколения не воспитана.Это очень далеко не только от них, но и то их родителей. Школа сейчас проблемами воспитания не занимается.

  • tanita:

    Дорогие Ташкентка и Арина. дело в том, что живу я в очень тихом районе Москвы. Здесь проходил последний рубеж, так называемое «Крюково», и отношение к ветеранам раньше было просто благоговейным. раньше, потому что Арина права: сейчас те, кто понимал и помнил — уходят, а нынешние…. учителя что-то по обязанности бубнят. ученики по обязанности слушают в пол-уха, и то вылетает насквозь. Националистических выступлений у нас тоже не слишком, на уровне чисто базарном: понаехали тут, дерут три шкуры, чтобы вам всем…. не нравится — не покупай, нашлась еще… причем «понаехали» относится к продавцам любой национальности от молдванок до азербайджанок, а также западинок, узбечек, балкарок и т. д.. Погавкавшись, обе стороны расходятся вполне довольные. Ни разу не видела, чтобы к дворникам и грузчикам-гастарбайтерам относились как-то не так. В смысле оскорбляли или не дай бог, избивали. Скорее, не замечают. А насчет этого парня…. в том-то и дело, наверное я не так бы сильно поразилась, будь он бритым, расписан свастиками и одет в черное. Нет, симпатичное лицо, милая улыбка, прическа и одежда самые обычные. Вот тут -то я и оплошала….

    • AK:

      Я думаю это нормальный парень. Когда из Дня Победы устраивают балаган мне тоже хочется петь «..Дочен зольдатен ундер официрин..»
      Кстати недавно на фестивале «Играй гармонь» в РусскомКульЦентре один гармонист вплел в свое ассорти и немецкие марши.. это часть нашей истории и она будет звучать так или иначе. Не переживайте.

      • tanita:

        Я уже объяснила. Повторю еще раз. Это был «Хорст Вессель» на «Дочен зольдатен » я бы не отреагировала, поскольку знаю собержание. Насчет балагана в день победы, ваше мнение, Анвар. я уже слышала. Не стоит повторяться.

        • AK:

          Извините за слово «балаган» оно испортило мое искреннее пожелание не переживать. Я признаю и величие Победы и трагизм и организованность и патриотизм. Но есть еще элементы фарса — непохороненные солдаты, трагедии ветеранов, т.е. то что должно было сделать общество, государство и только потом праздновать (ведь не случайно в первые годы такого праздника не было)

      • Энвер:

        АК: И все-таки, когда из Дня Победы устраивают балаган, лучше петь не «Дойче зольдатен унд дер официерен…», а песни Булата Окуджавы…

        • Энвер:

          Виноват: «унд херрен официерен»

          • Энвер:

            Но это два разных марша. Вен дие зольдатен мелодичнее

        • AK:

          я предпочитаю «Враги сожгли родную хату..».
          По иронии судьбы когда мне подробно рассказывали о жизни в оккупации там был момент как оккупанты даже ремонтировали хаты в которых гостили, о том чтобы выгонять жителей и речи не было (немцы ведь тоже люди :)

          • Энвер:

            Действительно, ирония…
            То «Дойче зольдатен», то «Враги сожгли». По обстоятельствам.

          • tanita:

            Я понимаю, что сейчас не время и не место для подобных дискусссий, но все же, уронив слезу над сердобольными немцами, предлагаю вспомнить, сколько родных хат, городов, деревень, шахт, сел они сожгли, а зачастую вместе с хозяевами этих хат. А заодно вспомнить и Бабий Яр, где немцы проявили невиданное сердоболие, когда просто расстреливали и засыпали землей , вместе с трупами и других людей. А чрезвычайно сентиментальные и сердобольные немцы постороили Дахау,Освенцим и Треблинку…. Ну, можно сказать, просто ангелы!
            У Валентина катаева есть рассказ. Читала я его лет в восемь, а потому названия не моню. Речь идет об оккупированной Одессе, невероятно морозной зимой.женщина с сыном бродят по городу, уйдя из дома, и не нашив на одежду желтые звезды. Целый день они ходят по паркам, улицам, где даже воздух звенит от холода. Наконец, они присаживаются отдохнуть. Утром, специальные машины , разъезжающие по городу, подбирают трупы замерджших. Таких как они. Два солдата, раскачав тело женщины, швыряют его в кузов. На нее бросают мальчика… Вот этот разссказ, почему-то мне кажется правдоподобнее сентиментальных повествований о порядочных фашистах.

            • J Silver:

              Хорошо помню этот рассказ, у нас он был в толстой черной книге, там вроде был Белеет парус одинокий, кажется Служу трудовому народу, но точно название не помню про Семена Котко и его путь в Красную Армию, и вот эти рассказы

              • акулина:

                Про Семена Котко -«Я сын трудового народа»

                • J Silver:

                  Совершенно верно, первые слова присяги тех лет..

    • Арина:

      Да,и парень симпатичный,и семья хорошая…А он «Майн Кампф» читает…И идеи ему эти понятны и близки…И никто не запретит,не имеют права.У нас демократия, свобода взгядов.А ну-ка, в мои школьные годы (70-е) заикнись о свободных взглядах…Помню на уроке литературы нужно было положительно отзываться о Татьяне Лариной…Я высказала своё мнение. Зря! Родителей к директору,завучу, плохое воспитание у девочки.Это просто за твоё мнение.Вот зато теперь всё можно говорить,читать,делать…Но будем надеяться, что эта шелуха отпадёт у наших деток.

      • tanita:

        Эх, Арина, к сожалению у нас в бывшем СССР под понятием «демократия» очень часто подразумевается возможность подойти на улице дать в морду первому встречному и ничего за это не поимать в смысле наказания. А насчет учителей… мне везло на литературу. Я такие крамольные мысли высказывала… мне все с рук сходило. Но именно на литературе. Не более того. И я того и боюсь, что эта шелуха только толще становиться будет…

        • Арина:

          Да,это так.Я тоже этого боюсь,но хочется верить в лучшее.Моему внуку 7 лет.И с 5 лет родители водят его 9 мая на Поклонную гору.Всегда покупают цветы, и он дарит их ветеранам. Таких родителей и детей немало.Хочется верить,что добро всё же будет побеждать зло ,как в сказках….

      • Ташкентка:

        Разница только в том, что мы хоть знали, кто такая Татьяна Ларина — независимо от нашего мнения о ней.

    • Энвер:

      Тань,меня очень тронуло отношение к ветеранам Великой Отечественной Войны в Израиле. Наблюдал 2 раза с перерывом в 10 лет до и после 9 Мая. Хотя, как говорят друзья-резиденты, и там это почтение постепенно становится, как бы это сказать…. Время не щадит никого и ничего…

  • lvt:

    Думаю, в разных странах и в разное время в человеческом подземелье накапливается звериная ненависть, жаждущая крови. В первой половине 60-х во дворах ещё играли в «наших и немцев», на экраны вышли документальные фильмы » Обыкновенный фашизм» Ромма и «Великая Отечественная» Кармена, никакая пропаганда фашизма была невозможна. Тогда же я услышала дифирамбы фашизму из уст ребят из самых пролетарских семей. Кто мог на них повлиять? Что они знали о фашизме? И вот я думаю, что ненависть эта в определённый момент рядится в разные идеологические маски. Если её не контролировать, она выплеснется на улицы и уничтожит всех людей, идущих «неправильной походкой», независимо от цвета глаз, волос, вероисповеданий и т.д.

  • Галина:

    Мне почему-то кажется, что общество и не вылезало из фашизма. Если хорошо подумать, то и патриотизм очень похож на фашизм. Любое деление людей на «наших» и «не наших» — это начало фашизма.

    • lvt:

      Галина, вот тут вы заблуждаетесь. Патриотизм — любовь к своему отечеству. Он изначально не предполагает ненависти к другим народам и странам. Если этим понятием спекулируют разные придурки, так они профанируют и религиозные темы. Фашизм, кстати, границ не знает. Он сам по себе-отечество, или претендует таковым быть для определённых народов. А вот деление на «наших» и «не наших», может быть, и начало фашизма, но к патриотизму никакого отношения имеет.

      • Галина:

        Я тоже так раньше думала про патриотизм как и вы, но после войны в Чечне, когда боевики из патриотических убеждений убивали избирательно русских, я сильно усомнилась в самом смысле слова «патриотизм». Во всяком случае, прикрываясь этим словом люди творят черт знает что.

        • leonid_tursunov:

          я всецело поддерживаю сремление России сохранить территориальную целостность. Но тем не менее позволю высказаться о методах.. будучи военным, я достаточно пообщался с офицерами и контрактниками прощедшими Чечню (первую),читал кое-какую «грифованную» документацию, смотре видео, ну рассказы про торговлю оружием на блок-постах опустим, это «классика» жанра.. а остальные рассказы я не хочу даже вспоминить.. зверств хватало с обоих сторон.. «на войне как на войне».. Работая в центральном Казахстане (у нас много сёл, где осели чеченцы-беженцы), видел чеченских детишек которые завидя низколетящий дельтаплан илли прогулочный вертолет, ложились на землю ничком и плакали от страха..

          • Ташкентка:

            +5.
            Леонид, хорошо, если Вам не приходилось собирать на свои торжества людей по нескольку раз исходя именно из того, что где-то и когда-то они были по разные стороны баррикад.

        • lvt:

          Я просто считаю, что ксенофобию в любом случае нельзя называть патриотизмом. Ещё до начала войны в Чечне читала письмо моей коллеги из Грозного о том, что пришлось пережить её семье, которая, кстати, поначалу была лояльна к Дудаеву. Они бежали оттуда, бросив всё, и жили в одном бараке с беженцами-чеченцами.

  • leonid_tursunov:

    Недавно прочел книгу «Трагедия Германии».. автор какой то немецкий. (не берусь судить насколько описанное- правда, если правда то- чудовищная) про зверства советских солдат в 1944-45 годах в Германии.. там много фото.. свидетельства очевидцев.. двойственное впечатление.

    • J Silver:

      Да, я тоже просматривал эту книгу и тоже не вспомню фамилию автора, всякое бывало, в чем я не сомневаюсь, но тут явно поработали наследники доктора Геббельса…

      • leonid_tursunov:

        предисловии была фраза, что Германия, таким образом, расплачивалась за 3 года своей оккпационной политики в СССР.. Что можно было ожидать от солдат которые 3 года видели вокруг себя раззоренные села и зверски убитых соотечественников..

    • Art68:

      В 1944 году наши солдаты освобождали еще советские территории. Восточно-Прусская операция началась в январе 1945 года.
      ну, да так почитаешь и задумаешься- это ведь советские солдаты подло ворвались в Германию, пока она мирно пыталась их истребить…. то что, творили фашисты-это ни с чем несравнимо.
      Но(!)…есть фильм «Безымянная — одна женщина в Берлине «, в основу сценария которого положен дневник немецкой журналистки Марты Хиллерс, который она начала вести в берлинском бомбоубежище 20 апреля 1945 год. Она повествует, о том, что происходило с ней в первые несколько дней после взятия Берлина. Такая же судьба постигла многие сотни тысяч немецких женщин. Военные с криком «Komm Frau!» прочесывали разбомбленные города.

      • J Silver:

        Да паршивый это фильм, из той же серии, что и 4 дня в мае!
        И не надо мне рассказывать, что это по якобы воспоминаниям некой женщины. вышедших в 54 году…
        В 2008 году Сидихин себя опозорил участием в подобной поделке, теперь Гуськов — ну, ну. новый взгляд на историю…
        А мое мнение — подонки, продавшиеся за бочку варенья и корзину печенья…

        • LG:

          Не хочу защищать фашизм и фашистов — я их ненавижу и всегда буду ненавидеть, но и из советских солдат не нужно делать ангелов. Жизнь — это жизнь и разные люди принимают в ней участие. Читала, что в советской армии был закон, по которому расстреливали за мародерство. Наверное на пустом месте такой закон был бы ни к чему. Вполне возможно, что было и насилие и издевательства. Да и как могли реагировать на вражеское окружение люди, прошедшие через ад войны, видевшие, что творили фашисты на оккупированных территориях. Можно, конечно, замалчивать такие вещи, но может быть лучше показывать, во что превращает война обычных людей.

        • Art68:

          -))) Фильм, по вашему мнению, может и «паршивый».Возможно, противоречив, неправдоподобен и неубедителен. Сам образ советских солдат был показан не тем которым мы его представляем. Но отрицать неписанный закон военного времени, где насилие, в том числе и над женщинами неизбежно, является сопутствующим, побочным эффектом, и даже нормой, мы не можем. Это БЫЛО.
          ……………………………..
          Мне кажется, что целью фильма была судьба не только немецких женщин, но и вообще женщин во время боевых действий.

          • J Silver:

            вы несколько недооцениваете мой опыт сетевых баталий — прямо скажу, что на этом сайте я не собираюсь развивать эту тему, но могу сказать, что лично я тут не отступлю ни на йоту…
            Начинается с малого, типа надо же понять обстоятельства, дальше больше — пока не договоримся до того, что вторжение в 41 году являлось местью за массовые изнасилования в 45-м…
            Несмотря на некоторую интеллигентность с виду, подобные разговоры я привык обрывать сразу и иногда матом, так что на этом и ограничимся…

            • Art68:

              Да, ВЫ, уважаемый, как погляжу,вообще, не можете вести нормально диалог. С такой самооценкой(!), да еще третьего поста готовы перейти на мат-)))….
              Мне до вас дела никакого нет, знать вас не знаю…и как говорится идите мимо …со своей неуровновешенной психикой.

              • J Silver:

                Еще как могу, и психика у меня более чем уравновешенная, но судя по вашей позиции все равно матом бы кончилось — есть несколько тем, и эта в том числе, в которых я пойду до конца, так чего попусту время терять?

  • LG:

    В далекой молодости довелось мне познакомиться с человеком, прошедшим фашистские концлагеря, а за ними советские. Помню, как меня поразило его негативное отношение ко всяким упоминаниям о победной роли Советского Союза в войне. То есть он ничего не говорил, но иногда молчание бывает выразительнее всяких слов. Поняла я его через много лет, когда читала воспоминания о войне за независимость Израиля и наткнулась на фразу об очень тяжелом бое, в котором израильтяне понесли небывало(!) тяжелые потери — погибло целых десять(!) человек. Не тысяча, не десять тысяч — цифры к которым мы привыкли при описании боевых действий — а десять человек. Наверное тот наш знакомый видел страшные сцены, о которых не мог говорить. А после развала Союза такие как он обрели, наконец, возможность высказаться, сми вцепились в эту тему и какой же это был шок для молодежи. Наверное такой же, как для нас, в своё время, развенчание культа Сталина.
    Вообще никогда не бывает, чтобы все думали одинаково, и равнять всех по одной линейке удавалось всегда только с помощью силы, да и то, только до тех пор пока не находилась ещё большая сила. И в СССР были люди, которые ждали фашистов, чтобы освободиться от власти советов. Вспомним того же Кузнецова и деда главного героя. Да что уж далеко ходить — наши евреи-ортодоксы, которые считали, что фашизм был благом, потому что заставил евреев вернуться в Израиль.
    Так что бедным ребятам при демократии приходится туго. Единого мнения нет, родители говорят одно, газеты другое, приятели третье, возможно даже в школе разные учителя высказывают разные точки зрения. Вот тут и выбирай, во что верить и к чему стремиться. Немудрено, что многие сделали деньги своим фетишем, тут особо думать не приходится: есть деньги — хорошо, много денег — ещё лучше.
    Бунтарям же всегда хочется того, что старшее поколение ругает и отвергает. У кого-то это со временем проходит, как болезнь, (наверное у тех, кого с малолетства соответственно воспитывали), а у кого-то остается навсегда.

  • lvt:

    Мы вступили на такую зыбкую почву… Главное ответа тут нет. Наверное, война — состояние для человека совершенно противоестественное. Каждую секунду тебя могут убить, ежеминутно ты должен кого-то прикончить. Твоя задача убивать. Кругом погибают в муках твои товарищи, в деревне висят казнённые мирные люди… Кто такое выдержит? Зима, а домов нет. Одни печи торчат. Что-то с человеком должно произойти, с его психикой… В этих условиях я сошла бы с ума, но я — женщина, меня никто на войну не посылает. А что происходит с мужчинами? Нашему поколению повезло, застой подарил нам долгий мир. Худой, но мир. Но и в мирное время город потрясали случаи беспричинного зверства. А всякая нестабильность просто порождает кровавые события… Ясно, что война должна исчезнуть из человеческой жизни.

    • LG:

      Увы-увы! Вся история человечества — это история войн. И нет даже малейшей вероятности, что это когда-нибудь прекратится, пока вокруг есть фанатики, не готовые к диалогу с людьми других взглядов и воспитывающие в таком же духе своих детей.

      • Галина:

        Ужасная мысль, но она логически вытекает: пока есть люди на Земле, будет деление на «наших» и «не наших» хотя бы по этническому или какому другому признаку. И патриотизм — это верность именно своему этносу (или другому признаку).
        Вот и получается, что и войны, и фашизм будут будоражить людей.

    • AK:

      Одни печи торчали потому что наступающая артилерия все разбомбила.
      Не надо путать карательные операции фашисткой системы с простыми солдатами вермахта, Румынии, Болгарии, Венгрии, Италии. Они шли на войну не добровольцами (как и большинство советских солдат). Среди них погибло множество прекрасных людей, талантливых и в основной массе культурных. И я подозреваю что культурнее массы наших которых мы сами хорошо знаем (массовое насилие в 1917, миллион убитых в 1979-89).
      А насчет печей — «..когда фронт приблизился немцы организовали эвакуацию жителей села в безопасное место, когда жители вернулись часть домов были разбомблены..» — из воспоминаний об оккупации. Не забывайте — советская пропаганда работала на 200% и сейчас работает.
      Насчет талантливых — с удовольствием читал «Невидимый легион» П.Ховарда, настоящее имя автора Енё Рейто, погиб в 38 лет в России в составе Венгерской армии, 1943год.

      • lvt:

        АК, пример неудачный. Пока мы налаживали отношения со странами-соседями, наша пропаганда обходила вопрос об их военных деяниях. Мне приходилось читать о зверствах венгров, с которыми мы никогда ничего исторически не делили. И откуда вы взяли, что были они культурнее наших солдат? Что за миф? Не может быть знака равенства между завоевателями и защитниками своего дома. Про нашу «пропаганду» можно втирать очки следующему поколению. Наше же кое-что ещё слышала из первых уст. Кому «первые уста» не годятся можно почитать, Алеся Адамовича, партизанского мальчика. Какое отношение кинорежиссёры Элем Климов, Лариса Шепитько, Михаил Ромм имели к пропаганде? И это не годится? Так давйте откроем «Нюренбергский процесс» в 3-х томах. Там скромные деловые отчёты рядовых исполнителей по зачисткам и расстрелам. Поколение, сгинувшее на войне, родилось на свет в 1917 году и к революции отношения не имело.

        • Энвер:

          lvt: позвольте добавить — сателлиты гитлеровцев зачастую отличались куда большим зверством, типа, «даже немцы морщились». Свидетельства реально знакомых мне людей.

        • AK:

          Хочется спросить — почему за зверства советских людей должен отвечать Сталин, а за зверства венгров все венгры?

          • LG:

            А за распятого Иисуса все евреи… Потому что.

            • AK:

              Может это и есть Державность, Патриотизм — когда люди преданны вождям, а вожди естественно отвечают за все сделанное людьми? А там где человек делает выбор — космополитизм, культура, воспитание..

            • lvt:

              LG, это путешествие в Средневековье?

              • LG:

                Коллективная ответственность ещё раньше существовала. В Библии полно таких примеров.

                • lvt:

                  А я не про коллективную ответственность. Я о конкретном примере, почему-то возникшем в рамках данной дискуссии. Подобное понимания религиозного противостояния осталось в Средневековье, как и само противостояние, надеюсь.

                • LG:

                  Вашими бы устами…
                  А вспомнилось, потому что этот вопрос из века в век повторяется.

          • J Silver:

            А к кому тут кто-то конкретно предъявы-то имеет? У меня и к немцам-то нет, хотя я ничего не планирую забывать…

          • lvt:

            АК! Видимо, вы ведёте диалог сами с собой. Кто тут призывает громы и молнии на головы всех венгров? Были захватчики, которые пришли на нашу землю, и погибли. В ситуации боя никто не выясняет культурный уровень противника и его национальную принадлежность. Мы потеряли 20 миллионов жизней. Россия от Волги до границы стоит на костях. Останки, которые сейчас потихоньку находят — это всё «без вести пропавшие». Их никто не считал. Я не признаю никакой «коллективной исторической вины» как понятия. Этот миф позволяет реальным мерзавцам с именами и фамилиями прятаться за спинами целого народа. Кстати, русская печь — единственная деталь, которая не горит в бревенчатой избе. Деревня сгорает, а печи остаются.

    • Маргарита:

      Все так. Только и нашему поколению досталась война. 10 лет Афгана.(((

  • Cветлана:

    Я была в Освенциме и Биркенау…После увиденного (никакой советской пропаганды, заметьте) для меня нет разницы, кем ОНИ были — каратели, простые солдаты вермахта, недобровольцы, талантливые и интеллигнтные люди — для меня все они фашисты. И нет им прощения. Ни-ког-да.

    • AK:

      Классический пример психологии толпы

      • Светлана:

        Как это? Объясните, пожалуйста. Я, прада, не понимаю.

        • tanita:

          Светлана, человек стоит на очень твердой позиции, переубедить его невозможно,я согшасна с вами. Фашистам прощения нет.

        • AK:

          Такие милые тети, а ведь могут и убить :)

          • tanita:

            Нужно будет — не поколеблемся взять в руки автомат! :)))

  • tanita:

    Я не судья. Я старалась сдерживаться. Бог видит, война — это страшно. Но пусть те, кто страдает по поводу пропаганды, и несчастных женщин которых насиловали, вспомнят одно слово: Менгеле. Того врача, который делал с людьми, а главное, с детьми такое, что не может ни вынести, ни осмыслить любой нормальный человек. К счастью , он был убит при бомбежке. Но сотни искалеченных им людей никакой пропагандой не скроешь. Ни в ту, ни в другую сторону. А скелетики. которых освобождали из лагерей? Те, что с номерами на руках. Дневник дневником,хотя никто не доказал его подлинность , в отличие от дневника ленинградской школьницы, и дневника анны Франк, которые я больше читать не могу. один раз прочитала — не щнаюЮ, как и вынесла. А еще я читала английские и французские послевоенные хроники. Не знаю, кого насиловали советские солдаты, но в американском и английском секторах женщины были готовы на все за пачку сигарет и нейлоновые чулки… Что бы ни делали наши солдаты, я все равно ненавижу и буду ненавидеть фашизм в любых его проявлениях.

    • Ташкентка:

      Ленинградскую девочку звали Таня Савичева.
      Последняя запись в её дневнике — «Умерли все. Осталась одна Таня».

    • Энвер:

      Тань, что бы ни говорилось о «нехорошем поведении Советской Армии», нужно чуток мозг включить — а как кто сам, конкретный солдат, себя повёл бы, если б надругались над всем его личным, включая понятие Родина? После боёв с потерей товарищей? При том, что надругательство было двойным, внутренним и внешним. Кто такое вынесет? Армия психологов не поможет.
      Нет. Сопоставлять «абстрактно» ну никак нельзя. Тем более, на фоне сказанного.

      • tanita:

        А я про что? Я про то же самое. И когда мне говорят, что все было не так, я только плечами пожимаю. Немцев сюда никто не звал. Пришли — значит все, что они получили за свои деяния — справедливая месть. И все тут. Сопоставить абстрактно невозможно. Я всего лишь удивляюсь, что есть люди, которые это делают. А я когда вспоминаю те маки на Волгоградской, когда там никакого мемориала еще не было, вспоминаю эти даты на табличках: даты смерти 23г р., 24г.р. , 25… у меня да и у мужа до сих пор сердце сжимается. Нам тогда лет по двадцать было, вот в тот день я поняла, что такое война. Весна, солнышко. все маками заросло и эти таблички…эх, что там…

    • leonid_tursunov:

      Йозеф Менгеле дожил до 70 лет, без малого, умер в Бразилии, там же и похоронен..

    • Art68:

      Не знаю, уже стоит ли отвечать, столько всего написано.
      Но попытаюсь донести свою мысль.
      Танита, вы думаете наши отцы расскажут всю правду о войне до конца? Не думаю. Моего деда уже давно нет в живых. Я родилась после его смерти. Но при жизни он никогда не рассказывал о войне близким. Понимаете -НИКОГДА. Не хвалился своими подвигами. А ведь были награды и не одна. И когда мы узнали на одном сайте за что и как мой дед получил два ордена Славы, и остальные медали – у нас были слезы. Потому, что одно дело читать сухое уведомление о награде, а другое дело- читать слова о том КАК ЭТО БЫЛО. Это страшно. Убивать это безумие. И понимаешь, если бы не он, то его….
      Теперь по поводу слов «несчастных женщин? которых насиловали»» поняла это в мой адрес)))Так вот, я несколько не оправдываю зверства и преступления фашистов, нацистов,именно их, а не немцев. Это действительно больная и неподъемная тема. Вы правы, соглашусь, это они к нам пришли, а не мы. И получили по заслугам.
      Говорю о картине, после ее просмотра лично у меня, были противоречивые чувства. Уже сказала, что фильм сложный, а не «паршивый». И посмотрев его, надо включть именно мозг, как ту было сказано. Он заставялет задуматься- фильм то конкретно не об изнасилованиях немок(хотя кажый видеть, то что хочет увидеть), а о судьбе женщин и мирного населения, вообще, во время войны (Почему это мою фразу никто не захотел понять).
      В мире много совершается преступлений, не стоит их перечислять, но самые худшие из них это те, что совершаются на войне против мирного населения, как с одной , так и с другой стороны. ЭТО БЫЛО. И отрицать это нельзя. Я не оправдываю, а пытаюсь понять.
      Война делает людей безумными и превращают их в нелюдей и заставляет творит такие же безумства.Издевательства, убийства, мародерство, изнасилования- на войне приобретают особый жестоко-безумный оттенок.
      В фильме и дают понять, что нет никакого оправдания военным преступлениям. Ни с той, ни с другой стороны.
      Фильм далеко то не о том, что творили наши солдаты в Германии (хотя и это то же есть). Да, наши мстили, согласна. Да, палачи – это мы. Да, жертвы –это они, хотя были ли они палачами эти женщины во время войны? Это была мясорубка, где разглядеть кто прав и виноват-не сможет никто и оправдания нет военным преступлениям.. Безумие – безумству, война — войной. А человек должен оставться человеком.
      . . даже если в сердце боль, даже если сердца нет и родных больше нет. А кругом одни враги.
      Вот о чем я хотела сказать, и о чем думаю, а не о моих страданиях или сочувствиях.
      P.S.И Сидихин, кстати,сыграл человека, который несмотря на эту грязь, боль, страдания, безумство, наперекор остался человеком. Просто человеком. который прощает, сострадает, любит.

      • tanita:

        Art68, несомненно, вы во многом правы, и я тут, кстати за Силдихина. Но это кино. Правду. мы не узнаем, А о чем можно узнать правду до конца? Правда штука такая…достатчоно спросить мужа и жену о причинах скандала, столько правд вылезет. А о судьбе захваченной войной женщины лучше всего написал ро. итальянец Альберто Морравиа в романе «Чочара». Очень честный и горький роман. Но ведь и не было бы ничего этого не вступи Италия в войну на стороне фашистов. Не развяжи германия эту безумную мясорубку. Вот и беда . Горе побежденным… это из библии, и пока ничего другого не придумаешь….

        • J Silver:

          А по мне, так нет прощения Сидихину — он взялся играть в фильме изначально антисоветском, снимаемому по изначально антисоветскому произведению, и уже неважно, какую роль он там играет!
          И с Чочарой сравнение как-то не вполне корректно выглядит, если мне не изменяет память — достаточно давно и кино-то это смотрел…

  • LG:

    Никто советских солдат и не пытается обвинять. Сцены насилия (если они и были) вполне понятны и объяснимы. Разговор о другом, о том, как война калечит людей не только физически, но и психически. У многих американских солдат после Вьетнама был так называемый послевоенный синдром насилия — это болезнь. А у наших ничего не было?

    • tanita:

      Это нужно спросить у тех, чьи отцы вернулись с войны.

    • Маргарита:

      Афганский и чеченский синдром до сих пор не вылечены у многих и многих.

    • Энвер:

      Осмелюсь предположить, что нашим было даже хуже:

      • Энвер:

        впереди враг,а за спиной — заград…

        • Маргарита:

          И опять не совсем в тему. Но вспомнилось про заград…

          Эта рота, эта рота, эта рота.

          Кто привел ее сюда, Кто положил ее на снег.

          Не проснется эта рота, не проснется,

          Не проснется эта рота и не встанет по весне…

          Снег растает, снег растает, снег растает.
          Ручейки сквозь эту роту по болоту пробегут.

          Но не встанет эта рота, Нет не встанет,

          Командиры эту роту за собой не поведут…

          Лежат все 200 – глазницами в рассвет,

          А им всем вместе – 4000 лет…

          Эта рота наступала по болотам,

          А потом ей приказали, и, она пошла назад.

          Эту роту расстрелял из пулеметов,

          Свой же заградительный отряд…

          И пока эта рота погибала на болоте

          Кровью харакала в снегу,

          Пожурили боевого генерала.

          И сказали, что теперь он пред Родиной в долгу…

          Лежат все 200 – глазницами в рассвет,
          А им всем вместе – 4000 лет…

          Генералы все долги свои разадали. Ордена все получили,

          И на пенсии давно…

          Но не помнят этой роты, нет не помнят.

          И не знают о роте этой больше ничего…

          И лежат пооделенно и повзводно,

          С лейтенантами в строю и с капитаном во главе.

          И лежат они подснежно и подледно.

          И подснежники цветут у старшины на голове…

          Лежат все 200 – глазницами в рассвет,

          А им всем вместе – 4000 лет… (с)

          • tanita:

            Все в тему. И заградотряды были. И смерш был. И нашихз свои же не щадили. Знаете, я тут написала ЕС небольшую заметку о Николае ивановиче полагушине. герое Советсвогосоюза. Уроженце и жителе Ташкента. Потом он пребрался в москву, тут и умер. и у нас тут есть улица его имени. Он летчиком был. У него даже орден Александра Невского был. Неколкьо орденов кркрасного знамени, много, короче говоря, наград. И жена его рядом воевала. А воевали они на Ленинградском фронте. Я его рассказов до смерти не забуду. И блокадных тоже. крыс ели. людей ели, будем честны. Ели. Трупы по квартирам валялмсь. Я тут вспоминала дневник Веры инбер «Почти три года». она оставалась всю блокаду. Я работала с одной блокадницй. Святая, без преувеличения женщина. Я как начинаю вспоминать их рассказы… да-Маргарита вы правы. Подобные дела оправдать нельзя. Подлецы они подлецы и есть наши или не наши. Но и немцев я ни за что. Никогда. Не Оправдаю. П

            • Маргарита:

              Танита. Я старалась не вступать в этот разговор. Тема больная и неподъемная. Наверное, никогда мы не сможем спокойно и объективно оценивать творчество Лени Рифеншталь или мелодичность маршей вермахта и практичность немецкой военной формы.
              Маленькая зарисовка из моей студенческой жизни. Самый конец 70-х, Москва. Стройотряд. Отряд у нас был не простой – интернациональный, Кроме нас 50 шалопаев – первокурсников было еще 10 очень ответственных , серьезных и правильных немцев, студентов из Берлина. В один из выходных мы решили показать им Москву, побродить по Арбату, зайти на Калининский… И поехали мы туда на троллейбусе. Языка немецкого мы не знаем, они по-русски с трудом. Смеемся – балагурим, выясняем, как по-немецки сказать что-то абсолютно на тот момент жизненно важное.
              И вдруг поднимается с одного сидения немолодой мужчина с перекошенным от ярости лицом и бросается на ничего не понимающих немцев. Орет мужик матом и не только, хватает что-то типа бутылки и на полном серьезе собирается их убивать. Ну, наши ребята его все же скрутили, усадили на место. Потом выяснилось — Не переносит этот человек немецкую речь, готов убить любого немца через 35 лет после войны. Не прощает и не простит никогда, потому что всех родных и близких он потерял на той войне. Он еще чего-то говорил, плакал, рассказывал…
              Моя работа связана с длительным и достаточно откровенным общением с людьми, зачастую очень немолодыми. Я много слышала рассказов о той войне. Все там было… С обеих сторон мерзости хватало. Но Вы правы. Они к нам пришли, а не мы к ним.

          • LG:

            Аж мурашки по коже! Чье это?

            • Маргарита:

              Это песня Юрия Михайлика.Был такой не очень известный автор.

              • LG:

                Спасибо, буду теперь знать.

                • tanita:

                  Люда, это точно не в тему, но зато точно про Ташкент.
                  Юрий Михайлик

                  Я прислушаюсь, дрогну, пойму—и с ума сойду,
                  ибо это играет оркестр в городском саду.
                  Над зеленой, холеной, над стриженою травой
                  это жизнь моя, кажется, кружится вниз головой.

                  В центре города, в парке, в огнях с четырех сторон,
                  в черных фраках и в бабочках, будто бы слет ворон,
                  и послушная палочке кружится на траве
                  сумасшедшая нищенка с перьями в голове.

                  Просто музыка в праздничный вечер—и все дела.
                  Это надо же, господи, все-таки догнала.
                  Через три континента, над прозеленью морской,
                  долетела, нашла и качается вниз башкой.

                  Да какое мне дело? Подумаешь, наплевать!
                  Это девочка пела, учившая танцевать.
                  А старуха, приплясывая, видит наискосок
                  сумасшедшего лысого, плачущего под вальсок.

              • LG:

                Маргарита, Таня, спасибо вам большое за знакомство с таким замечательным поэтом.

    • Galina:

      У «наших» были телесные раны. Я говорю о своем отце. Он был ранен почти в самом начале войны в бою под Старой Руссой. Претерпел несколько операций, но все осколки так и не были удалены, рана сочилась в течение всей оставшейся жизни. Однако, он не «застрадал» синдромом насилия, не впал в состояние озверелости; несмотря на несомненную боль в области плеча, трудился изо всех сил, чтобы дать образование своим детям (нас трое) – ведь для этого он и защищал свое Отечество. И у него это получилось. Но это было в то время, «плохое советское». Что же творится теперь? Принципиально не смотрю новые фильмы о войне. Знаю, намеренно преподносят события в другом свете. С экрана телевизора только и видишь: то сплошные зверства людей по отношению друг к другу, то развлекательный дебилизм. Что же вы хотите от молодежи, какой она будет? Мы с вами страдаем от проявлений фашизма, а денежки то капают в карманы предприимчивых владельцев телекомпаний.

    • Galina:

      У «наших» были телесные раны. Я говорю о своем отце. Он был ранен почти в самом начале войны в бою под Старой Руссой. Претерпел несколько операций, но все осколки так и не были удалены, рана сочилась в течение всей оставшейся жизни. Однако, он не «застрадал» синдромом насилия, не впал в состояние озверелости; несмотря на несомненную боль в области плеча, трудился изо всех сил, чтобы дать образование своим детям (нас трое) – ведь для этого он и защищал свое Отечество. И у него это получилось. Но это было в то время, «плохое советское». Что же творится теперь? Принципиально не смотрю новые фильмы о войне. Знаю, намеренно преподносят события в другом свете. С экрана телевизора только и видишь: то сплошные зверства людей по отношению друг к другу, то развлекательный дебелизм. Что же вы хотите от молодежи, какой она будет? Мы с вами страдаем от проявлений фашизма, а денежки то капают в карманы предприимчивых владельцев телекомпаний.

      • Galina:

        Почему-то два раза прошло. Отвечала на вопрос LG «А у наших ничего не было?»

  • Ойген:

    Ну вот как всегда, начали за здравие, а кончили за упокой. Начали с поздравлений с Великим праздником Победы, а кончили тем, что начали делать психоанализ советскому солдату, имел ли он де право стрелять бедных немцев после 18.00 . Сплошь двойные стандарты и демагогия. Хорошо была поднята тема скинов-ублюдков, гуляющих по странам-победительницам. Но все закончилось тем, что их просто пожурили, типа глупенькие, может одумаются… А все почему? А потому, что эти скины-ублюдки являются чьими то детьми или внуками, может даже посетителей сайта, их трогать нельзя… А еще они являются правнуками тех солдат-победителей, вот где предательство поколений,а?! И если вы не вышли цветом волос, глаз, лица или формой носа и ушей, именно эти детки попытаются откорректировать все Ваши недостатки нетрадиционными методами))) Так что может лучше заняться тем, что еще можно исправить, и не «трогать» советского солдата, который защищал свой дом по правилам войны. Вы ведь сидите дома и пишите комменты, значит все таки советский солдат хорошо повоевал))) Никто ведь из обсуждающих не сомневается, что террористов надо мочить в сортире любым способом, никто не находит это жестоким. А все потому, что это касается каждого в реальном времени и представляет опасность,которую надо ликвидировать. А за прошлое, в особенности когда нет уже действующих лиц, всегда легко говорить….сидя с мешком попкорна перед телевизором.

    • tanita:

      Ойген, все верно. Легче всего рассуждать… Просто к сожалению, все смотрят на это, как на забавы юности. Я чуть повыше написала — меня не поняли. Повторю. Одна из героинь «интердевочки» говорит гэбистам, что если бы они были невыгодны государству, их бы ликвидировали, как класс, в три дня. Не будь эти скинхэды и симпатичные мальчики с плеерами чем-то выгодны политикам и государству, их бы просто изничтожили. Не физически, конечно, но опять же как класс. Вот и рассуждай, куи продест? Кому выгодно?!

      • Ташкентка:

        Милая Танита…
        Похоже, фильм «Интердевочка» произвел на Вас неизгладимое впечатление.
        Я не смотрела его — наверное, потому, что из окна своего кабинета наблюдала интердевочек, толпящихся на углу «Метрополя», задолго даже до того, как был опубликован этот роман (кажется, в «Новом мире»).
        Насколько я помню статью-исследование, опубликованную «Комсомолкой», в Москве проститутки делились на 5 категорий — от интердевочек, работающих по вызову, до тех, кто отдавался на вокзалах за стакан газировки (которая стоила тогда 3 копейки). Еще я помню, что во время Олимпиады четыре категории из них были высланы за 101-й километр. На этом мои знания данной темы в Советском Союзе (поскольку в России мне жить не довелось) заканчиваются.
        Что касается западных стран, проституция в них — узаконенная профессия, представители которой имеют свой профсоюз. Как и все остальные жители страны, проститутки принимают участие в выборах. Кто-то из них голосует за коммунистов, кто-то — за фашистов, кто-то — за социал-демократов или экологов.
        Таким образом, речь идет о двух совершенно разных концепциях. Проститутки — это определенная прослойка общества. Фашизм — это идеология. Можно уничтожить носителя идеи, но не идею.
        Поэтому когда кто-то ставит на одну доску истребление проституции как явления и уничтожение фашизма (коммунизма, центризма, консерватизма) как идеологии — это звучит немного глуповато, и дискутировать с таким человеком на эту тему вряд ли имеет смысл — поскольку ясно, что он «абсолютно не в теме».
        К сожалению, в отличие от Вас, у меня нет возможности посвящать дискуссиям на форуме много времени. Поэтому я постараюсь дописать свой ответ завтра или послезавтра.

        • tanita:

          Ташкентка, я в третий раз пытаюсь объяснить свою мысль. Дело не в протитутках или фашистах. Дело в том, насколько те или другие ВЫГОДНЫ государству. Если бы были невыгодны — и тех, и других уже не было бы. Если они есть — значит чем-то выгодны. Вот в чем была моя мысль. которую я в трети1 раз пытаюсь до вас донести.

          • Энвер:

            Тань, как мне кажется, мысль твоя верная. Но её надо бы расширить/дополнить примерно в таком ракурсе:
            — Государству это выгодно (высказанная мысль)
            — Государство не в состоянии контролировать некоторые процессы.
            (ключевые слова — «не в состоянии»)
            — государству пофиг, с его гешефтом обсуждаемые процессы не пересекаются
            :-)

            • tanita:

              Энвер, по-моему все-таки выгодно. Ну, скажем, демонстративная борьба с неонацистами выгодна политикам. Каким-то людям выгодно иметь при себе подобные отряды. И все это прекрасно знают. И я уверена, что для гешефтов государства каким-то образом это тоже выгодно. просто мы, по наивности нашей, а особенно моей, даже представить себе не можем, каким.

            • Маргарита:

              А мне почему-то свисток паровозный вспомнился. Когда пар спускают, он свистит. К чему бы это?…

  • LG:

    В продолжение темы хочу изложить содержание только что увиденных в новостях шокирующих кадров. В предверии чемпионата мира по футболу, который должен пройти на Украине, компания БиБиСи решила ознакмиться с украинскими стадионами и сотрудники компании были поражены тем, что болельщики приветствуют свою команду нацистским приветствием, и не просто вытянутой рукой, а сопровождая это действие выкриками «зиг хайль». На вопрос сотрудников компании, знают ли они, что это за жест, болельщики ответили, что знают и что они поддерживают Гитлера, потому что тот был против евреев и негров (про славян предпочли забыть).
    Кадры, сопровождающие этот текст совершенно нереальны — полный стадион молодых людей, вскинувших руки и орущих во всю глотку.
    Это, конечно, не заблудшие глупыши. Особенно когда показали, как они избивают «не тех» людей.

    • tanita:

      Люда, у меня нет слов….просто нет… И после этого мне хотят сказатьЮ, что правительство Украины тут не при чем?

    • Ташкентка:

      Меня больше задел тот факт, что в преддверии Чемпионата в газовых печах сжигали бездомных животных. Не знаю, проходила ли по Рунету эта информация — с фотографиями.

  • ЕС:

    Наверное все высказались, тема ушла от начальной, закрываю обсуждение.