Дорфман Игорь Абрамович. Сила притяжения Tашкентцы

Пишет Павел в комментариях.

И хочется написать. И трудно очень. В чем же дело… Наверное, в опасении, что получится либо как-то тривиально и пошло, либо слишком пафосно… Вот легко прийти и помолчать. А попробуй прилюдно и вслух признаться в любви да еще своими словами. Смущение. Жар.
В чем же была дерзкая необыкновенность этого человека… Год за годом он терпеливо поил и поил грядки нашего мозга сиропом смелости, и что-то там такое на этих грядках появлялось свежее. Но было в этих отношениях Учитель математики — математический класс, математический ученик, нечто неуловимое, непроизносимое, нечто вне математики и вне учебного процесса вообще, и даже вне линейки Наставник — ученик. И сила притяжения его была такова, что любовь к математике, к урокам математики в те несколько школьных лет на девять восьмых была просто безотчетной любовью к Дорфману, обожанием Дорфмана.

Но чем вызвано это притяжение? Совершенно особенной методой преподавания? Виртуозной игрой на скрипке? Иммунитетом к любым идиотическим проявлениям действительности в виде каких-то комсомольских мероприятий, всяческих собраний и подобных пожирателей времени и душевных сил? Этой нарочито скромной, но алмазно твердой независимостью от любой системы, школьной, государственной, политической? Европейскими манерами? Искрящимся темпераментом? Внутренним светом?
И да, и нет. Да, — всё это несомненно присутствовало и подкупало. А в чем состояло нет, — пойму ли десятилетия спустя…
Нам, юношам, задолбанным до тошноты дисциплиной извне, лозунгами извне, всякими «нельзя», «неудобно», «положено», «надо», и потому делающим почти всё из-под палки, и вместо устремленности к цели собственной – целеустремленность в исполнении внешней воли родителей, учителей, партии и т.д., — нам было не понять, как человек может столько всего успевать, ну просто физически, даже будучи фантастически талантливым? Как человек может существовать в системе и быть вне ее? Может быть, есть какой-то секретный инструмент для осуществления внутренней свободы, раскрепощенности духа? А вдруг секрет прост, и когда самоотдача, самодисциплина и самоорганизация на таком высоком уровне, что все внешние рафинирующие воздействия – просто шелуха и детский лепет; когда воля слушать и слышать себя важнее, чем ежедневно и годами выполнять чью бы то ни было волю, может быть, тогда хватит сил и на безудержный полет мысли, и на страсть, азарт, неисчерпаемое вдохновение в занятиях любимых и на отстраненное безучастие ко всему наносному, формальному, бестолковому, суетному? Может быть, именно этому он пытался нас научить… Или не пытался, просто это было для него нормой, а для нас необъяснимым феноменом…

Что ещё почитать:  Ташкентский Великий князь, продолжение 1

И может быть, именно в этом и есть самая высшая математика.
Спасибо Вам за науку, Игорь Абрамович!

7 комментариев

  • Виктор:

    Павел, могу ли я позаимствовать этот Ваш замечательный текст для размещения на http://dorfman.obninsk.ru/ ?

    Может быть, найдете время и сами загляните к нам: http://swim.obninsk.ru/phpbb/phpbb_dorfman/ ?

    Милости просим.

      [Цитировать]

  • pavel:

    Благодарю Вас. Да, разумеется, я не против размещения этого текста на http://dorfman.obninsk.ru/ со ссылкой на https://mytashkent.uz/
    Спасибо за приглашение. Заглянул. Не вдохновлен. Если интересно — почему, могу написать лично. Здесь наверное не место для обсуждения сайта http://dorfman.obninsk.ru/

    С уважением,
    :)

      [Цитировать]

  • Виктор:

    Да, пожалуйста, напишите лично. Ваши замечания с благодарностью будут приняты.

      [Цитировать]

  • Т.Е.Д.:

    Как Вы кристально чисто и бесподобно красиво выразили нашу любовь к Игорю Абрамовичу!!! Мне не довелось учиться у него, так, несколько уроков, когда ему приходилось замещать приболевшую Елену Соломоновну в 44-й. Но и этого было достаточно, чтобы он запомнился мне на всю жизнь. Пожалуй, я был одним из последних бывших учеников, видевших его живым. Я ехал с ним в одном трамвае, он сидел, я подошел к нему и поздоровался. Несколько секунд он вспоминал и, удивительно, вспомнил меня! Я был очень горд этим, мы перекинулись несколькими фразами, я поблагодарил его и вышел. Вскоре я прочитал в газете извещение о его кончине. Светлая тебе память, дорогой УЧИТЕЛЬ!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.