Дорфман Игорь Абрамович, математик и музыкант Tашкентцы

Пишет Нелли.

Очень жаль, что Вы не смогли зайти на сайт и на форум. Возможно, это была  какая-то временная техническая накладка, попробуйте еще раз, ведь участница под  ником «lvt» успешно заходила на наш сайт и даже разглядела фотографию Дорфмана,
хотя она очень маленькая.

Я ввожу адрес сайта без «http://», просто «dorfman.obninsk.ru/dorfman/index.html». У меня стоит Firefox, он сам добавляет префикс. Проверяла с утра вход на сайт, предварительно очистив кэш, зашла успешно. (Сайт открылся… но я на нем ничего не смог найти… ЕС)

Я училась у Дорфмана с 1972 по 1975 год в 110 школе (8, 9, и 10 класс). Тогда  набирали математические и физические спецклассы из учеников разных школ по  результатам собеседования. Извините, если я пишу то, что Вам и так известно,  просто на всякий случай. В классе собрались практически круглые отличники. В один из первых дней учёбы Дорфман провёл контрольную по математике, результатом
которой  была 1 (одна) четвёрка, несколько троек и больше 20 двоек — это у круглых-то отличников. Успешно выбив из под наших ног привычную почву, Дорфман радостно потёр руки и взялся за наше обучение.

Игорь Абрамович не был похож на классического педагога. Он был пристрастен.

Одним своим ученикам симпатизировал, других откровенно изводил. Мне повезло в  этом смысле : несмотря на мои очень скромные успехи в математике, Игорь Абрамович относился ко мне с сочувствием. Не вызывал к доске, когда стало понятно, что у доски перед всем классом я не в состоянии ответить даже то немногое, что могла бы написать в тетрадке. Задавал вопросы и позволял писать ответы на листке, благо я сидела почти всегда на первой парте. Обсуждал со мной всякие события театральной и музыкальной жизни Ташкента. И вообще, в отличие от других учителей, понимал, что золотая медаль — не единственная цель в жизни, и у меня могут быть интересы и за пределами школьной программы. Невзирая на дикое сопротивление со стороны моего нетронутого мозга, так или иначе все-таки приучил его понемногу шевелиться и что-то там соображать. Такой умной, как сразу после окончания 10 класса, я уже не была никогда в жизни.

Со своей стороны, хочу рассказать то, что я помню из частных бесед с Игорем Абрамовичем.

Его семья до войны жила в Румынии. Там его основной любовью была музыка. Он  рассказывал, что получал программу радиовещания европейских станций (это было  просто, как купить газету в киоске) и целыми ночами слушал музыку, переходя с одной станции на другую.
Старший брат его был коммунистом. Когда к власти пришел Антонеску, семье  пришлось спасаться от фашистских репрессий. Так они оказались в Советском Союзе.

Почему именно в Ташкенте, я не помню, или он не говорил.

Игорь Абрамович получил два высших образования — окончил консерваторию по классу  скрипки и университет как математик. Где он учился в консерватории, я не знаю, а  университет он заканчивал Ташкентский, я даже была немного знакома с его (!) университетским преподавателем математики.

В наше время (когда мы у него учились) Игорь Абрамович также преподавал в школе Успенского (не скрипку, а тоже математику). Моя сестра, которая заканчивала эту школу, рассказывала мне, что как-то на выпуске ему подсунули скрипку и попросили сыграть. И он сыграл так, что даже юные гении из Успенки, которых удивить нелегко, были в восторге.

Да и я, когда уже училась в институте и приезжала на каникулы в Ташкент,  приходила в гости к Дорфману, видела у него открытую партитуру и скрипку. Он еще здорово подначивал меня сыграть вместе с ним, читая с листа, но я отбилась.

Практики у меня к тому времени было маловато, не хотелось позориться. К тому же дочь Игоря Абрамовича была музыкантом, пианисткой, кажется, так что ему и без меня было, с кем играть дуэты.

Сын его, насколько я знаю, стал математиком. Таким образом, дети унаследовали его таланты — каждый свой.

Румынский язык, естественно, он знал как родной. Цитировал стихи румынского классика, Эминеску, кажется, поэма называлась «Лучафэрул». Кроме этого еще французский. Во всяком случае я помню, как он показывал мне статью (написанную от руки) какого-то французского математика, которую тот прислал Дорфману с просьбой прочитать и обсудить какие-то волновавшие его вопросы. Для меня это вообще было нереальным событием (середина 1970-х), что человек получает письма из-за границы. А Дорфман продолжал оставаться европейцем, для него это было нормально : для науки нет границ. Как и для музыки.

Я понимаю, что у других учеников Дорфмана сохранились какие-то другие воспоминания о нем. Возможно, кому-то захочется поделиться ими?

И было бы очень здорово, если у кого-то найдутся фотографии Игоря Абрамовича. У нас их оказалось только две : одна с виньетки (совершенно неудачная), вторая с общей фотографии нашего класса, сделанной в день последнего звонка. Хорошая, но маленькая.

Нелли.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

5 комментариев

  • Aida:

    Я вышла на сайт в тот, день, когда была опубликована ссылка, без всяких осложнений. Мне там очень понравилось :)) Я переслала ссылку своей приятельнице, которая занимается разработкой сайтов, с вопросом — каким должен быть учитель, чтобы его ученики такие сайты делали? Она ответила одним словом: настоящим.

      [Цитировать]

  • tanita:

    А он и был настоящим. Это один из тез немногих учителей, о которых я вспоминаю с нежностью и ностальгией. Царство ему небесное, прекрасный был человек!

      [Цитировать]

  • Pavel:

    И хочется написать. И трудно очень. В чем же дело… Наверное, в опасении, что получится либо как-то тривиально и пошло, либо слишком пафосно… Вот легко прийти и помолчать. А попробуй прилюдно и вслух признаться в любви да еще своими словами. Смущение. Жар.
    В чем же была дерзкая необыкновенность этого человека… Год за годом он терпеливо поил и поил грядки нашего мозга сиропом смелости, и что-то там такое на этих грядках появлялось свежее. Но было в этих отношениях Учитель математики — математический класс, математический ученик, нечто неуловимое, непроизносимое, нечто вне математики и вне учебного процесса вообще, и даже вне линейки Наставник — ученик. И сила притяжения его была такова, что любовь к математике, к урокам математики в те несколько школьных лет на девять восьмых была просто безотчетной любовью к Дорфману, обожанием Дорфмана.
    Но чем вызвано это притяжение? Совершенно особенной методой преподавания? Виртуозной игрой на скрипке? Иммунитетом к любым идиотическим проявлениям действительности в виде каких-то комсомольских мероприятий, всяческих собраний и подобных пожирателей времени и душевных сил? Этой нарочито скромной, но алмазно твердой независимостью от любой системы, школьной, государственной, политической? Европейскими манерами? Искрящимся темпераментом? Внутренним светом?
    И да, и нет. Да, — всё это несомненно присутствовало и подкупало. А в чем состояло нет, — пойму ли десятилетия спустя…
    Нам, юношам, задолбанным до тошноты дисциплиной извне, лозунгами извне, всякими «нельзя», «неудобно», «положено», «надо», и потому делающим почти всё из-под палки, и вместо устремленности к цели собственной – целеустремленность в исполнении внешней воли родителей, учителей, партии и т.д., — нам было не понять, как человек может столько всего успевать, ну просто физически, даже будучи фантастически талантливым? Как человек может существовать в системе и быть вне ее? Может быть, есть какой-то секретный инструмент для осуществления внутренней свободы, раскрепощенности духа? А вдруг секрет прост, и когда самоотдача, самодисциплина и самоорганизация на таком высоком уровне, что все внешние рафинирующие воздействия – просто шелуха и детский лепет; когда воля слушать и слышать себя важнее, чем ежедневно и годами выполнять чью бы то ни было волю, может быть, тогда хватит сил и на безудержный полет мысли, и на страсть, азарт, неисчерпаемое вдохновение в занятиях любимых и на отстраненное безучастие ко всему наносному, формальному, бестолковому, суетному? Может быть, именно этому он пытался нас научить… Или не пытался, просто это было для него нормой, а для нас необъяснимым феноменом… И может быть, именно в этом и есть самая высшая математика.
    Спасибо Вам за науку, Игорь Абрамович!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.