Москва узбекская. Часть четвёртая. Окончание. Работа на трассе. Разное

Прислал   Фахим   Ильясов.                        

 

 

С  утра  сегодня  не  заладилась  погода  в   Москве,   блин,  солнышко    уже  неделю  как  исчезло,      пасмурно,    мороз  под  тридцать,   три  часа  ночи,   скоро   утро  и   домой,  смена   заканчивается,    а   в  кармане  как  у  латыша,  ни  шиша.         В  этот   момент    замерцал  фарами,    слегка   вихляющий  на    пустынно —  снежной   трассе   мерин,   напарник  кричит  мне,  —  Узбек,  останавливать  или   как?  Конечно  останавливать,    отвечаю  ему.   Мерин  остановился и  из  него  выходит  пьяная  девица  из   «мажоров»,   с  ходу  суёт  мне   пятьсот  баксов  и   без  слов  хочет  уехать,  но  не  тут  —  то  было,  я    попросил  у  неё   документы,   посадил  её  в  служебный  «Форд»,  где  она  чуть   не  заснула,   видать  разморило   её,    но  я  привёл  её  в    чувство,   дал   ей  воды,  и  так напугал  её  страшилками   из  жизни  простого   «гибэдэдэшника»,  что  она  дала  мне  ещё   полторы   тысячи  долларов,  мой  напарник  удивился  нашему  неожиданному   ночному  улову,    я  разрешил   даме  немного   поспать  на  заднем   сиденье   служебного   автомобиля,    потом  вернул  ей   водительские  права,  и  отправил  её  домой  вместе  с  напарником,   посадив   последнего   за  руль   её  машины. Напарнику  я  дал   восемьсот баксов,  а  себе  оставил  скромные  тысячу  двести.

Меня  все  в  управлении   ГАИ  кличут  Узбеком,   так  как  я,     родом  из   Ташкента,  по  русски   разговариваю   с   узбекским     акцентом,   и   всё   узбекское,  начиная  от   языка  и   кончая    кухней,   для  меня  это   самое   родное,   а  вообще — то,  меня  зовут  Денисом   Владимировичем  Клевцовым. мне  тридцать  лет,  работаю  в   управлении  ГАИ.  Моя   рабочая  трасса,   это  Ярославское  шоссе  от  МКАДа   до  Пушкино  и  далее  до  бетонки,   и часть  МКАДа,       Мы  с   женой не  собирались  никуда  уезжать  из  Ташкента,  я  и  дома,  в  Ташкенте,    был  гаишником. Но  несколько  лет  назад  умерла  моя  тётя,   сестра  мамы,   и  моя  мама переехала  в  Щёлково,  у   тёти  Кати ,  маминой    сестры,     детей  не  было,    её  сын      погиб   в   Афганистане,   внука  она  и  не  видела,  так   как   невестка,   жена  покойного   сына,   сразу   после   смерти  мужа,    переехала    жить  из  Алма аты    в  Германию,  а  после   её    переезда,     тётя  со   своей   невесткой  и  внуком  больше  ни   разу   общались,   её  бывшая  невестка   нашла  в   своём   Франкфурте  какого  —  то  бюргера  и  вышла  за  него   замуж.   

 

Поэтому  тётя  Катя,   и  завещала   свою  однушку  моей  маме,  то   есть,    своей   сестре,   а  сама   тётя   Катя,  пока  была  жива,   на  зиму   всегда  приезжала  жить  с  нами   в  Ташкенте. Работа  в  Ташкенте  у  меня    была   хорошая,  мы  жили  не  бедно,   у  меня  была  своя  «Нексия»,  у  жены  «Матиз»,   квартира  у  нас    была  на  Юнусабаде,  квартира   была  отличная,   современная,   большая   и   уютная.  Вот,  только  продали  мы  её  не  очень  дорого,  но  ничего,  запасы  были,  мы  добавили  и  купили  однушку рядом  с  мамой,  тоже  в Щёлково.  Мать  сразу  переписала  на  меня  и  тётину   квартиру.    

 

 А  в  Ташкенте,    в  нашем  доме     на Кукче,  остался  жить   мой   братишка   Виктор,  вот  он  настоящий   узбек,  и  ещё  какой    узбек,  он  и  по  русски — то,   толком,   не  умеет    разговаривать,   да  и  в   махалле,   все   зовут  его  Валиджоном,   а  не  Виктором. Валиджон  закончил  узбекскую   школу,   учится   как     все  спортсмены   в  Физкультурном   Институте,     играет  в  футбол  за             ташкентский   «Трактор»,   Валиджон   женился  на  соседской   девушке   Ойгуль,   она  родила    мальчика,  и  они  все   вместе,       живут  на  Кукче,    год  назад,   самарские   «Крылья  Советов»    приглашали    братишку  поиграть  в  России,  но  он  отказался,  так   как  финансовое  положение  у «Крылышек»   было  в  тот  момент  нестабильным,  да  оно  и  сейчас,   спустя   полтора   года,    это  самое   финансовое   состояние,  у   футбольной   команды,  под  названием   «Крылья  Советов»,    не  ахти  какое.  Значит  прав  был  Валиджон,   что  отказал   «Крылышкам»,  а  в  московские   команды  Валиджона    пока  не   приглашают,   но  ему   всего   двадцать   три   года,   может  и  пригласят   ещё. Я,  когда  приехал   в  Щёлково  несколько  лет  тому  назад, то  у  меня,  матери   и  жены   были  справки   о  гражданстве  России,  мы  их  получили  в  своё  время в   посольстве    России,    сделали   это    так,    на  всякий  случай,   а  вот  и  пригодились   эти  справки.   Пока  я  вступал  в   тетино   наследство   и  оформлял     всякие   бумаги,   я  на  всякий  случай  сходил   в  ГАИ,   узнать,  нужны   ли  им  сотрудники,   они  оценив  мой  рост ( 198  см),   мои  данные  по  службе  в  ташкентском  ГАИ,  моё  звание,   старший  сержант,  сразу  приняли  меня  на    службу  в  ГАИ.  Я  работаю  в  российском  ГАИ   всего   несколько   лет,  и  уже     успел  понять   как  можно   заработать   хорошие   деньги  на  трассе,  но  я   никак  не  пойму  этих    местных   гаишников,  ей  Богу  не  понимаю,   ну   скажите,   если  у  вас  есть  перспектива  заработать  за      ночь  несколько  тысяч   долларов,   или  поехать  с  девочками  погулять  и  заодно  нажраться  водки  как  свинья,  то  что  выберите  вы?    

 

Я  для  себя   всегда  выбираю   заработок,   а  вот  мои  коллеги,   чаще  выбирают  бухаловку  и  девочек.  Наверное  они  все  уже  наелись  и  сытые,  а  мне  надо  расширяться   и  обустраиваться,  я  никогда  не  поеду  бухать  когда  есть   возможность   заработать  деньги,  да  и  вообще,  не  люблю  я  эти  пьянки —  гулянки,   у  нас  на  Кукче  считается,  что   мужчина  должен  зарабатывать   для   семьи,   и  это    самая  главная    функция    мужчины.  А    эти  россияне,  да  ладно  не  буду  о   наболевшем,     пусть   они,   что  хотят,  то  и  делают. А    ведь,   какой   это    кайф  поработать  ночью  на  трассе,    вот    едут   по  трассе  груженные   фуры,  а  я  им,    а  ну  ка,   ребята,   остановитесь,  не  проезжайте   мимо,  а это   едут   пьяные  мажоры,    будьте  и  вы   любезны,   остановитесь,    не  проезжайте    мимо,   загляните  на  огонёк   моего   служебного  «Форда»,  а  если  едут  нарушители  ПДД,  то  им   тоже,  пожалуйста,    заезжайте к  нам  на  пост,   облагодетельствуйте.   Даже   если   проезжают   старые  и   ржавые  «Нексия»  или  «Лада 2109»,  по  народному  «девятка»  ( в  Ташкенте  называют  эти  автомобили  «ноль  девятыми»),  то  я  их  тоже  останавливаю,  так   как   знаю,   что  на  таких  машинах,    в  основном,   ездят    мои  земляки,   приехавшие   на   заработки   из  разных  областей   Узбекистана.   

 

С  ними  я  отведу  свою   узбекскую  душу,  поговорю   от  души  на  узбекском   языке,    напою     земляков   чаем    с  конфетами  и  печеньем,   предупрежу  их  о  том,   что  на  таком  —  то  километре    сегодня  стоят  плохие   гаишники,   и  чтобы   они   ехали    поосторожней.    Эти   знакомые  ребята  —   узбеки,    они   работают  в  мастерских   по  ремонту  автомобилей. Работают   они   без  отдыха  и  в  морозные  дни,  и   в  дождь,  и  в   знойную   духоту,    летом и  зимой   они  живут   прямо  в  гаражах   по  месту  работы,  не  приведи  господь  никому  жить  в   таких   условиях,   но    мои   земляки  довольны  тем,   что  они   зарабатывают,  а  на  остальное   они  не   обращают   внимания,    заработок  у  них  неплохой,   иногда,   выходит  на   каждого,    что  — то  около   двух  тысяч   долларов   в  месяц,  иногда   меньше,     но   они   всегда     зарабатывают  больше   тысячи  баксов  в  месяц,    а  то  что  они  живут   в  нечеловеческих   условиях,   что   гробят  своё   здоровье,   работают  на   холоде,   не  питаются    вовремя,    они  в  расчёт  не  берут.     К  ним   можно   приехать  хоть  в   три  часа   ночи,    ребята  отремонтируют   вашу  машину,  а  если  нет  запчастей,  то  они   на  старенькой  «Нексии» ,   быстро  смотаются  на  знакомый   склад,   где   кладовщиком   работает,   тоже  наш   земляк. Я,   сам     себя   в  Москве,    ощущаю      человеком   временно   работающим   заграницей,   мол,  приехал   сюда,  заработаю   деньги,  а  потом  обязательно    вернусь   в  Ташкент.  Никак  не   свыкнусь   с  мыслью  о  том,   что  я   уже    являюсь    гражданином    России,   и    поэтому    все   свои      действия  и   поступки,   я  соизмеряю   по  своим   ташкентским      традициям  и   привычкам. За  два  года  работы  в  ГАИ,  я  заработал   хорошие    деньги,   мой  напарник     Степан,  живущий   в  Тёплом  Стане,  тоже  был  любитель   погулять,   но  я   быстро  отучил  его  от   частых   гулянок,     сказав  ему,   что  со  мной  он  заработает  на  квартиру  за  пару  лет. Совет  землякам   гаишникам,  если  вы   переедете  в  Москву,  и  будете  работать  в  ГАИ,    проситесь  на  трассу,   трасса   вас  накормит,  напоит  и  даже  жильё  вам  даст,    это   если  вы   будете  работать  умело,    включив   свои   мозги,  а  не   ударитесь  в  загулы  с  девочками.   

 

А  ещё  я  понял то,   что    руководство       ГАИ  в   Москве,   это   сплошь   одни   завистники  с  чёрной  душой.  Ведь   скажите,   что  я  им    плохого   сделал,  наоборот,   заносил    конверт   после   каждой   смены  и  они,  вроде  бы,   своё    недовольство  не   выражали. Короче   говоря,   я   продал  тётину   однушку,  добавил  своих,    кровно   заработанных    тёмными   ночами    денег,   купил   небольшой   дом,  с   участком  всего  в   двадцать   соток,  ну  есть  у  меня  на   участке    пятнадцать   сосновых  деревьев,    у  россиян  эти   дурацкие   сосны     особо  ценятся,    а   по   мне,    лучше  бы   гранатовые и   персиковые   деревья   росли,  да  и  виноградник  был  бы.  Домик   совсем   небольшой ( 500м2),   из  тёмно — красного   кирпича,    всего   в  два   жилых   этажа,  ну  там  есть   ещё    мансарда,  подвал,  в   подвале  есть   сауна  с  бассейном    и  подземный   гараж,  но   тоже  небольшой,    всего  на  две   машины.  Ни  тебе  отдельной   баньки ,  ни  тебе  отдельного  дома  для  гостей,   ни  домика   для   прислуги,  ни  шестиметрового   забора   из   кирпича    вокруг  дома.   Забор  у   нашего  дома   совсем   низкий,   высота  у  него   всего   три  с  половиной  метра ,  да  и  сделан  он не   из  кирпича,  а  из  металла   и   досок.   Короче  говоря  домик   как  домик,    ну  ушло  у  меня  на  этот  домик   и  ремонт   четверть   миллиона   баксов,  так  ведь  я   ещё  и  баньку  сам  пристроил,   и  гараж  расширил  до  трёх   машин,   ну   мебель  купил  итальянскую,  жена  ездила   в  Милан,  сама   выписывала по  размеру  комнат,   ну  кухню  переделали,    и  ещё  кое — что  по  мелочи. Но  я    целых  два  года  года ,  день  и  ночь,   пахал  на  трассе.  Вы  что    думаете   это  так   легко   заработать  на  трассе  такие  деньги,   да   вы  их  и  за  десять  лет   не    заработаете  не   зная  специфики   нашей  работы,   спасибо   ташкентскому  ГАИ   за  отличную   школу  по  работе   с  нарушителями  ПДД.  

 

Но  я  с  москвичами   своими   секретами   не   делюсь,    во  время  работы    на  трассе,    я  сразу  определяю   сколько  можно  взять   с  нарушителя  ПДД,    сколько   с   пьяного   водителя,   сколько   за  левый   неоформленный   груз,  сколько  просто  так,  с  водителя  —  чайника,   ведь  я  его  не  просто  так   остановил,   а  раз  тормознул,  то  пусть   немного,    но  заплатит.   Мой  ташкентский    наставник    по  работе  в  ГАИ    Шухрат  ока,    человек   опытный,    мудрейший  из   мудрейших,  он  многому   меня   научил,    как — то  останавливает  он  одну  машину  у  Дома  Кино,    что   на  Узбекистанской   улице,    водитель  Чайник  из    Чайников,    ничего  он  не  нарушал,   просто   Шухрат  ока  решил  развести  его  на  несколько   баксов,   он  и  так  крутит,  и  сяк,    Чайник   никак  не  реагирует,  он    уже  минут  пять     пытается   расколоть   Чайника,   и   вдруг      Шухрат  ока  спрашивает   Чайника,  —   А  кем  вы  работаете?      Чайник  ему  отвечает,  —   Переводчиком,   а  Шухрат  ока  громко  так  говорит,  и   якобы   не    Чайнику,    а    поворачиваясь  ко  мне,   но  так,    чтобы   Чайник     всё   услышал,   — » Ох  и  щедрые  же  ребята  эти   переводчики,  уж  я  знаю».

 

Чайник  покатился  со  смеху,    достал    двадцать  баксов,  и  отдал  их    Шухрат — ока.    Вот  так   шутками  —  прибаутками   мы   работали  с   Шухратом —  ока,  и    делились     последним  баксом.     Шухрат  ока  не  стал   полковником,  он  как  был  капитаном,  так  им  и  остался,   но   зато   он   построил  три   дома   в  Ташкенте,    имеет   дачу   в  Той — тюбе,    и   недавно   выйдя  на  пенсию,   сразу  приехал  ко  мне  в  гости,  и  здесь   у  меня  дома   руководит   строительно —  ремонтными  работами.   Шухрат  ока   руководит  строителями   не  потому   что  он  нуждается   в  деньгах,  нет,  он  просто   соскучился  по  мне.  Как  никак,  он   мне   передал   весь  свой   «боевой  гаишный   опыт»,  вот  и  приехал  отдохнуть,   подышать  сосновым   воздухом, который  я  ненавижу,  а  Шухрат  — ока  обожает  этот   воздух.   После  окончания  ремонтно  —   строительных    работ,    я  решил   под   Новый  Год,    справить  новоселье,  и  пригласил  весь  наш   взвод вместе  с  женами    и,  конечно  же,    командира  нашего  батальона,  Вячеслава    Михайловича,  народ  хорошо  оттянулся  у  нас,   до  утра  они   веселились,  танцевали,    пили  и  ели.    Вячеслав   Михайлович  охал  и   ахал   разглядывая   наш   домик  и   обстановку,  раз  пять  обошёл  дом ,  заглянул  во  все   комнаты,  щупал  мебель  и  ковры,  снова  ахал  и  охал,   а   на  второй   день он    вызвал  меня   к   себе   в  кабинет  и   сказал  мне,   чтобы  я  написал   заявление   об   увольнении   по  собственному   желанию. Вот  после   этого   скажите   мне,   разве   эти   россияне   не   завистливый  народ,   нет  чтобы  порадоваться   за   подчинённого,  что  его    сотрудник,   всего   за  два  года  работы   в    ГАИ,     купил   и   отремонтировал   дом,  а   вместо   этого  ему  приказывают   написать   заявление   на  увольнение. Когда   мы,   в   Ташкенте,      гуляли   на  новоселье  третьего   дома    Шухрата  ока,  то  мы   все   желали    Шухрат  ока,    чтобы   он   построил   ещё  три  дома  для  внуков,  и    ведь  никто  из  руководства   не   предлагал    Шухрат  ока   написать   заявление   на   увольнение.    

 

У  нас   в   Ташкенте   умеют   радоваться   за   человека,  не  то   что   в   этой   холодной   Москве.    Я  подчинился   приказу    начальства   и   написал   заявление,  Шухрат  ока  мне  сказал  не  бойся,   без   работы  не   останешься,    и  посоветовал   мне,   чтобы  я   занёс   своему   командиру   толстый   конверт,   не  тонкий  как  я  это  делал   раньше,   а  очень  и   очень    толстый,     я  это   сделал   в  тот  же  день,   а   уже    на  второй   день,    меня   по  звонку  моего  шефа  приняли  на  работу  в   ГАИ    Центрального   Административного    Округа   Москвы. Спасибо  Шухрат  ока   за  совет,   и  сейчас  я  работаю   в  центре   Москвы,    правда,  новая   работа   какая  —  то   бумажная,    а  я   не  люблю      возиться  с  бумагами,    кое -что  капает   конечно,  но  это   не  те  заработки,   и  меня  тянет  на   оперативный   простор,  на   трассу.  Шухрат  ока  мне  по  телефону   сказал,   чтобы  я  занёс   командиру   два     толстых   конверта,  и   тогда   меня   переведут  на  мою  оперативную  работу,  может  не  сразу,  но    максимум    через   полгода   переведут  НА  ТРАССУ.   Спасибо  Всевышнему  за то,  что  у  меня   есть  мудрейший   из   мудрейших   Шухрат — ока,   мой  гаишный  наставник,  советчик  и  коллега.       А  мой  напарник   Степан   всё  таки    заработал   со   мной   деньги,   и   купил    квартиру  в  новостройке,  но   он   никого  из  ГАИ  на  новоселье  не  позвал,   только,    я   и  Шухрат -ока   были   у  Степана   в  гостях   в  его   новой    квартире,     и   Степан   оформил   свою  квартиру  на   имя   своей  матери.

 

            Я   всё   тут  кумекаю,    как  бы   нашего   Шухрата  ока   пристроить    на   работу   в    московское   ГАИ,   может  каким  —  нибудь  консультантом  по  обучению  молодых  гаишников  работе с  водителями  на  трассе,   или   открыть  фирму  по  защите  прав  гаишников  на  зарабатывание   денег  на  трассе,     а  также   защите       уже  заработанных   ими   денег  от   Службы  Собственной   Безопасности.    Ведь  столько   способов   честного   заработка   на  трассе,    сколько   знает  Шухрат — ока,   не  знает   ни  один   Остап   Бендер,   да  и    лучшие    умы  всего  российского   ГИБДД   никогда  не  додумаются  об   этом.   Вроде  бы  всё  есть  у  меня,   семья   и  дом,  работа  и  машина,  и  офицерское    звание   лейтенант   мне  присвоили   недавно,  спасибо  за  это  Шухрат  ока,   это     он   надоумил  меня,  в   своё   время,     пойти  учиться   в  автодорожный   институт (ТАДИ),   но    почему  меня  так  тянет  на  своё  прежнее   место  работы,   на  ташкентские  трассы,  мне   всё   время   хочется     стоять  рядом   с  Шухратом  ока,  пусть  и  заработки  у  нас   в  Ташкенте  несопоставимы  с  московскими,  да  я   согласен    и  без  заработков    поработать   в  Ташкенте,  и   почему — то     ежесекундно   вспоминается   моё   родное  мирабадское   ГАИ,  и  наши  ребята,   простые   гаишники,  которые    после   хорошего  и  удачного    дежурства    обязательно   едут  завтракать   на  Чигатай  —  Дарвоза,    и    эта   неимоверная  тяга  по   Ташкенту,  только,  усиливается   день  ото  дня….                                                    

P.S.      Вы  не  знаете  почему?

7 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.