Керенские в Ташкенте Tашкентцы История

История семьи Керенских, которая дала России главу Временного правительства в 1917-ом году, тесно связана с Ташкентом и Туркестаном.

Отец. Служба в Туркестане

Глава семейства, Федор Михайлович, происходил из семьи священника Керенского уезда Пензенской области. Окончив школу, он продолжил образование в Пензенской духовной семинарии и стал приходским учителем.
По воспоминаниям А.Ф.Керенского, когда в результате изнурительного труда батюшка сумел накопить достаточно денег, то поступил в Казанский университет, считавшийся одним из лучших в России.

В Казани он познакомился со своей будущей женой Надеждой Александровной Адлер, дочерью начальника топографического отделения при штабе Казанского военного округа. В семье Керенских было три дочери – Надежда (16 августа 1875 года), Елена (6 февраля 1877 года) и Анна (20 апреля 1879 года) и два сына – Александр (родился 22 апреля 1881 года) и Федор (17 июня 1883 года).
Не чувствуя призвания к церковному служению, Федор Михайлович посвятил себя педагогике и классической филологии. Он возглавлял в Симбирске среднюю школу для девочек и мужскую гимназию, в которой учился Владимир Ульянов.
В 1889 году Федор Михайлович был назначен на должность главного инспектора училищ Туркестанского края.
«Собираясь в дальнюю дорогу из Симбирска, – писал впоследствии Александр Федорович, – мы ни на мгновение не допускали мысли, что будем жить в «оккупированной» стране. Ташкент был просто-напросто далекий уголок России».
Не последнюю роль в принятии решения о переезде семьи в Ташкент сыграла серьезная болезнь Саши – туберкулез бедренной кости, из-за которой в Симбирске мальчик был долгие месяцы прикован к постели. Врачи рекомендовали ему для выздоровления сухой и мягкий климат.
Большая семья разместилась на казенной квартире при Управлении учебными заведениями, которое располагалось в большом одноэтажном здании.
Служба в крае не относилась к разряду престижных и редко сулила попавшему на нее блестящее и стремительное продвижение по служебной лестнице. Поэтому ехали в край неохотно.

Народное образование в крае представляло собой две практически не пересекающиеся системы: русские учебные заведения (гимназии, учительские семинарии и так далее) и традиционные для мусульман мактабы, хатынхона (школы для женщин) и медресе.
Правительство пыталось интегрировать эти системы, создавая так называемые русско-туземные школы, где дети коренных народов обучались с русскими детьми и на русском языке. Учебная программа сохраняла для них изучение Корана, основных догматов ислама, арабского языка и так далее.
Наряду с этим, в начале ХХ века шло реформирование традиционной мусульманской школы. В Туркестане открывают «новометодные» школы, в учебную программу которых, при сохранении преподавания на родном языке и традиционных для мусульманской конфессиональной школы дисциплин, были включены русский и другие европейские языки и литература, физика, химия и так далее.
По службе Федору Михайловичу не раз приходилось совершать инспекторские поездки. За двадцать лет жизни в крае он побывал в самых отдаленных его уголках. Ф.М.Керенский имел благодарность от царя и серебряную медаль Министерства народного просвещения.
В 1901 году Федор Михайлович был награжден орденом Бухарской звезды I степени. К 1903 году, спустя четырнадцать лет пребывания Керенского на посту главного инспектора, в Туркестанском крае насчитывалось 12 средних учебных заведений, 19 городских училищ, одно ремесленное училище, 80 русско-туземных школ и 800 медресе.
В 1910 году Федор Михайлович вышел в отставку в чине действительного статского советника. Федор Михайлович не принадлежал к так называемой плеяде «старых туркестанцев», не был востоковедом, свою карьеру после окончания университета начинал в Европейской России. Возможно, поэтому его отношения с подчиненными складывались не всегда гладко.
По воспоминаниям очевидцев, между ним и будущим председателем Туркестанского комитета Временного правительства, а тогда инспектором народных училищ Сырдарьинской, Ферганской и Самаркандской областей Владимиром Петровичем Наливкиным произошел конфликт.
Керенский опубликовал под своим именем статью, составленную по отчетам Наливкина, после чего Владимир Петрович покинул учебное ведомство, публично назвав начальника «литературным вором».

Александр Керенский: Поведение отличное, политически благонадежен

Будущий правитель России Александр Керенский учился в Ташкентской 8-классной мужской гимназии. Учился А.Керенский отлично, получал поощрения, участвовал в постановках гимназического самодеятельного театра, о чем писала одна местная газета в заметке «Музыкально-драматический вечер в мужской гимназии»: «…Затем шел «Ревизор». Эта бессмертная комедия была исполнена гимназистами положительно прекрасно.
Роль Хлестакова, на которую редко находятся хорошие исполнители даже между профессиональными артистами, выпала на долю воспитанника VIII класса А.Керенского, и он блистательно провел ее с глубоким пониманием и без утрирования».
6 июня 1899 года в гимназии состоялось торжественное вручение аттестатов зрелости. Золотыми медалями были награждены три лучших ученика, в том числе Александр Керенский. За девять лет обучения «поведение его вообще было отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ отличная и любознательность выдающаяся в отношении к русской словесности».
По свидетельству классного наставника В.Крымского, «ученик Керенский, обладая очень хорошими способностями, относился к учебным занятиям с примерным усердием; к чтению книг относился с любовью, с особенною охотою читал книги историко-литературного содержания; юноша начитанный и развитый; требования гимназической дисциплины исполнялись с должною аккуратностью; к преподавателям относился с должным почтением; с товарищами жил в согласии; характер имеет живой и впечатлительный. Вел себя безупречно. В политическом смысле он вполне благонадежен».
24 июня 1899 года директором гимназии было подготовлено письмо ректору Петербургского императорского университета с прошением о зачислении Александра Керенского студентом историко-филологического факультета. В нем Н.П.Остроумов сдержанно, но положительно отзывался о своем ученике: «Керенский Александр имеет очень хорошие способности и хорошее  умственное развитие… Характер имеет живой и впечатлительный […]  юноша благовоспитанный, дурных наклонностей никогда не проявлял, в политическом отношении он вполне благонадежен».

Некоторое время спустя, накануне отъезда в Петербург, уже неофициально Остроумов так характеризовал своего выпускника: «В развитии природных наклонностей гимназиста Керенского были заложены преобладающие черты – живость темперамента и самолюбивое стремление выдвигаться из окружающей его товарищеской среды, чтобы казаться и обращать на себя внимание публики».
Студенческая жизнь многое изменила в судьбе Александра.
«Ни я, ни один из моих соклассников, – писал А.Керенский в зрелые годы, – не имели ни малейшего представления о проблемах, которые волновали молодых людей наших лет в других частях России, толкнувших многих из них еще в школьные годы к участию в нелегальных кружках».
Первые студенческие каникулы летом 1900 года Александр провел в Ташкенте, здесь познакомился со своей будущей супругой.
«Очаровательная семнадцатилетняя Ольга» Барановская тогда посещала Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы .
В мае 1906 года помощник присяжного поверенного Александр Керенский прибыл в Ташкент уже «под особый надзор полиции». В архиве сохранилось уведомление начальника отделения по охране общественной безопасности и порядка в столице, направленное петербургскому градоначальнику и ташкентскому полицмейстеру.
Остроумов вспоминал: «Я спросил, какими делами интересуется его сын (А[лександр] Федорович) — гражданскими или уголовными? Отец опять с грустью в голосе ответил, что Саша почему-то больше увлекается защитой (делами) рабочих. Недавно он выступал по делу рабочих на сибирских приисках, на Лене.
Видно было, что Керенскому-отцу не нравилось увлечение его сына делами такого рода».
В 1910 году. А.Ф.Керенский выступал защитником в ряде проходивших в крае судебных политических процессов в отношении членов партии социалистов-революционеров, о чем свидетельствуют протоколы заседания Новомаргиланского окружного суда. В 1912 году аналогичный процесс прошел в Ташкенте.
В результате ни одного смертного приговора по процессам исполнено не было.
Став депутатом Государственной думы, Александр Керенский продолжал привлекать пристальное внимание властей. 30 мая 1915 года Департамент полиции разослал начальникам губернских областных и городских жандармских управлений письмо «О наблюдении за разъезжающими по России», в котором значился член трудовой группы Думы присяжный поверенный А.Ф.Керенский .
Помимо адвокатской практики А.Ф.Керенский активно работал в Обществе помощи учащимся в Петербурге туркестанцам. В частности, он составил проект «Инструкции о порядке выдачи долговременных ссуд», а во второй половине 1912 года, судя по протоколам, стал председателем этого общества

Последние годы жизни в Туркестане

Последнее пребывание Керенского в Туркестане связано с событиями 1916 года, получившими широкий резонанс в России. В связи с этим Государственная дума отправила в край свою комиссию в составе члена мусульманской фракции К.Б.Тевкелева и представителя фракции трудовиков А.Ф.Керенского. Вечером 22 августа они отправились в Джизак, потом были  Самарканд, Андижан, Коканд и вновь Ташкент. 2 сентября выехали в Петербург.
Во время посещения соборной мечети Джами в Андижане А.Ф.Керенский заявил, что теперь в России повсеместно беспорядки, вызываемые неправильными действиями правительства, и что по окончании войны в стране обязательно вспыхнет революция, которая низвергнет существующее правительство и заменит таковое новым на выборных началах. При этом оратор попросил полицию и представителей местной администрации удалиться из мечети.
События в Туркестане стали предметом особого рассмотрения Государственной думы: на заседаниях 13 и 15 декабря 1916 года Керенский открывал и закрывал слушания, дважды выступал, возложив главную вину за беспорядки на краевую администрацию.(Позже стало известно, что кровавые события 1916 года были инспирированы Германией, Австрией и Турцией, бывшей союзницей Берлина в Первой мировой войне-ред).
После революционных событий в феврале 1917 года Временное правительство в отношении национальных окраин, в том числе Туркестана, взяло курс на сохранение за метрополией сильной центральной власти, что подтверждает телеграмма от 19 марта 1917 года из Петрограда, адресованная русскому дипломатическому чиновнику в Бухаре.
В ней говорится: «…Керенский заходит так далеко в этом вопросе (о статусе национальных окраин, в том числе вассально зависимых от России Хивинского ханства и Бухарского эмирата. – Прим. авт.), что считал бы даже возможным присоединение обоих ханств» (54).
31 марта того же года в другой правительственной телеграмме по поводу событий в Бухаре отмечалось: «…Одобрение манифеста задерживается обсуждением его в Совете Временного правительства, где Министр юстиции Керенский находит желательным некоторые дополнения… чтобы создалось нечто вроде меджлиса» (55).
Туркестанские большевики с самого начала встали в оппозицию к Временному правительству и объявили о своих серьезных притязаниях на власть в крае, делая при этом ставку на Советы солдатских и рабочих депутатов. 12 сентября 1917 года в Ташкенте состоялся шеститысячный митинг рабочих и солдат, где избрали Временный революционный комитет, под руководством которого была предпринята попытка государственного переворота.
Реакция Керенского как главы правительства не заставила себя долго ждать. 16 сентября 1917 года он направил в Ташкент срочную телеграмму, в которой, в частности, говорилось: «Преступная попытка Ташкентского Совета расшатать на далекой окраине власть республиканского правительства является явно контрреволюционной, будет признана мятежом и со всеми последствиями такого признания…
Предлагаю в Ташкенте… принять немедленно самые решительные меры для восстановления порядка, не отступая перед действием вооруженной силы. Высылаются войска, пулеметы, генеральный комиссар и командующий войсками выезжают» .

Сестры и братья

О сестрах и братьях А.Керенского известно немного. Судя по архивным документам, их судьбы сложились по-разному. Елена Федоровна, посещавшая в Петербурге в 1890 году только что открывшийся женский Медицинский институт, некоторое время служила классной надзирательницей в Ташкентской женской гимназии.
Описывая свой отъезд на учебу в Петербург, А.Керенский отмечал, что вместе с ним к поездке готовилась и сестра Анна, намеревавшаяся поступить в консерваторию. Анна Федоровна была членом Туркестанского окружного управления Российского общества Красного креста. Сохранилось письмо о награждении ее в 1906 году знаком Красного Креста за труды в обществе
Надежда Федоровна была женой знаменитого туркестанского архитектора Г.М.Сваричевского. В Ташкенте и сейчас сохранились здания, построенные по его проектам, например все вокзалы и пристанционные сооружения на железнодорожной линии Ташкент–Оренбург.
Младший сын Керенских Федор, как и брат, стал юристом. В 1913 году Федор Федорович был старшим товарищем прокурора Асхабадского окружного суда. Прокурор Ташкентской судебной палаты 13 мая 1916 года в письме директору Второго департамента министерства юстиции характеризует Ф.Ф.Керенского как незаурядную личность и «пригодного к службе надзора столичного (имеется ввиду Ташкентского. – Прим. авт.) суда».
Жена Федора Федоровича Нина Алексеевна вспоминала, что примерно спустя год после октябрьских событий 1917 года он внезапно исчез – ушел из дома и не вернулся.
Прождав сутки, супруга бросилась на поиски, следы привели в ЧК, где ей сообщили, что муж расстрелян, но тело выдать отказались.
В неопубликованных дневниковых записях «Судьбы народов и отдельных лиц находятся в руках высшей, незримой власти. К биографиям В.Н.Наливкина и А.Ф.Керенского» Н.П.Остроумов указывает причину и время смерти Ф.Ф.Керенского в 1918 году: «…Был убит выстрелом из ружья, потому что был братом А.Ф.Керенского, громкой славой которого восхищался…» .
Нина Алексеевна поседела за одну ночь. У них с Федором Федоровичем была дочь, страдавшая туберкулезом, вместе с которой спустя два месяца она уехала в Ялту, и следы их потерялись.
О Керенских в Ташкенте сегодня напоминают два сохранившихся надгробных креста над могилами Александра Федоровича и его старшей дочери Надежды на старом русском кладбище.
Добавим, что бывший глава России Александр Керенский скончался в своем доме в Нью-Йорке 11 июня 1970 г., намного пережив всех основных участников русской драмы 1917 г. Русская православная церковь в Нью-Йорке отказалась совершить над Керенским обряд погребения, считая его фримасоном и ответственным за приход большевиков к власти в России. Такой же отказ последовал и от Сербской православной церкви в Америке.
Тело Керенского, не приятое американской землей, без огласки переправили в Лондон, где он был похоронен на неконфессиональном кладбище в Путни Вейл (Putney Vale). Там же была похоронены и первая жена Керенского — Ольга Львовна Барановская (1886 – 1976), старший сын Олег (1905 – 1984) и младший сын Глеб (1907 – 1980).

Источник «Фергана.ru» Копия с Вести.уз.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

8 комментариев

  • Анатолий J:

    Да, отличная, интереснейшая статья. Спасибо, что разместили у себя.

    Вот ее адрес в первоисточнике:
    http://www.fergananews.com/article.php?id=7149&print=1
    Жаль, что при перепечатках «теряется» почему-то часто имя автора. А там, на Фергане.ру, в «первоисточнике» имя автора-то как раз указано: Татьяна Викторовна Котюкова – кандидат исторических наук, сотрудник Института всеобщей истории Российской Академии наук, сотрудник Фонда «Марджани».

    Статья «Керенские в Туркестане: история повседневной жизни одной семьи (мифы и реальность) // «История повседневности в изучении истории стран СНГ» была опубликована в сборнике «Материалы IV международной летней школы молодых ученых-историков стран СНГ, 15-21 июня 2009 года. Ереван», Ереван, 2009. Эксклюзивные фотографии формулярного списка Керенского-старшего и аттестат Керенского-младшего — из ЦГА Узбекистана.

      [Цитировать]

    • Анатолий:

      Слыш, «Анатолий» ты уж иначе, себя назови… что бы, не дай бог со мной не попутали… Что бы значит, мне потом не стыдно было со знакомыми разговаривать, и не объяснять, что это не я.

        [Цитировать]

      • Анатолий J:

        Дорогой! Какие проблемы. Меня так зовут, и называть себя по-другому пока не планирую ))). А вот подписался я как раз не «Анатолий», а «Анатолий J». И этого вполне достаточно, чтобы не путать. Если человек, конечно, умеет внимательно читать. А если не умеет, так и ничего не поможет. Ну, и кстати, я здесь подписывался своим именем еще задолго до появления второго «Анатолия», так что еще не факт, что это я ввожу когго-то в заблуждение )))

          [Цитировать]

    • Т. Вавилова:

      Статья очень понравилась. А Вам спасибо за уточнения. Жаль только, что не увеличиваются снимки.

        [Цитировать]

      • Т. Вавилова:

        Извините, все таки перепутала! Моя реплика к Анатолию, который «слыш», не имеет никакого отношения. Обращалась к уважаемому Анатолию J,простите, пожалуйста.

          [Цитировать]

  • левша:

    Ошибочка в статье: На старом русском кладбище(Боткинском) похоронены Надежда и Фёдор Михайлович( а не Александр Фёдорович )Керенские.

      [Цитировать]

  • Андриан:

    Кто знает чтонибуть о судьбе сестры Керенского Анне и князе Багратуни.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.