Вековой юбилей старейшей библиотеки Средней Азии История

Рубен Назарьян, Самарканд.

100 лет исполняется в этом году Самаркандской областной библиотеке имени Александра Пушкина.После присоединения земель среднеазиатских ханств к Российской империи и образования Туркестанского генерал-губернаторства былые феодальные порядки постепенно, но неуклонно уступали место капиталистическим новациям.

И, помимо промышленных предприятий, банков и страховых контор, в крае вскоре появились типо- и литографии, начали издаваться газеты и книги. Самарканд, бывший ранее одним из признанных очагов культуры восточной, становился теперь и важным центром европейской цивилизации в Туркестанском крае.

В считанные годы на его некогда пустовавшей западной окраине был выстроен совершенно новый город, который в официальных документах той поры именовался «русской частью» Самарканда или просто «русским Самаркандом».

Он был построен по специально разработанному и утвержденному в 1871 году генерал-губернатором края К.П. фон Кауфманом  плану: его широкие проспекты  и прямые улицы были  обсажены тенистыми деревьями и орошались специально проведенными водными артериями – арыками.

В «русском Самарканде» появились многочисленные здания европейской архитектуры – официальные военные и гражданские административные учреждения, церкви, гостиницы, магазины и ремесленные мастерские, бани и жилые дома офицеров и чиновников.

Естественно, что большую часть европейского населения пограничного города составляли военнослужащие – офицеры и нижние чины расквартированных здесь войск. Самарканд в конце XIX столетия был буквально опоясан кольцом казарм. Российские офицеры, выходцы из дворянской среды, были людьми высокообразованными и потому, находясь вдали от привычной культурной среды, испытывали интеллектуальный голод.

Это и заставило их создавать здесь различные очаги европейской культуры: благотворительные и музыкально-драматические общества, клубы по интересам и, конечно же, батальонные библиотеки. Именно армейские книгохранилища и стали первыми  заведениями подобного рода не только в Самарканде, но и во всех других городах Туркестанского края.

Однако позднее в связи с бурным развитием промышленности и появлением железной дороги, связавшей Самарканд не только с Закаспием и Закавказьем, но и с городами Центральной России, в городе значительно увеличился процент гражданского населения. И вполне естественно, что чиновники и купечество, священнослужители и мещане, а также  вышедшие в отставку и поселившиеся на льготных условиях в Самарканде нижние воинские  чины и  переселенцы-крестьяне из различных губерний России тоже нуждались в удовлетворении собственных интересов. Помимо чисто     бытовых,   своего решения требовали и социальные проблемы культурного характер.

Так, например, местная пресса сетовала на мизерное количество книжных магазинов в крае: сообщалось, что на громадном пространстве  от   Узун-Ада до Верного (нынешние территории Туркмении и Казахстана) вообще не было  ни одной книжной лавки.

Немногим лучше обстояло дело и в крупных городах Туркестана – Ташкенте, Коканде, Самарканде и Скобелеве, где появились единичные магазины. И потому европейской части населения края приходилось довольствоваться лишь подпиской на российские и зарубежные периодические издания.

В четырех последних номерах самаркандской газеты «Окраина» за 1893 год была опубликована пространная аналитическая статья Ю.Якубовского под названием «Что и как читают на наших окраинах». Начав с того, что выписывать книги из России и других европейских стран могут позволить себе далеко не все желающие из-за «дороговизны почтовых пересылок», автор статьи констатировал, что лишь некоторые состоятельные самаркандцы заказывают себе «очень дорогие, роскошные» фолианты, а остальной люд довольствуется самыми «дешевыми изданиями Павленкова или Суворина».

Что же касается периодических изданий, то они «выписываются в большом количестве батальонными библиотеками, общественными и военными собраниями, учебными заведениями и очень многими частными лицами». Особым спросом самаркандских читателей пользовались тогда такие издания, как  «Вестник иностранной литературы», «Вестник Европы», «Вокруг света» и «Родина».

Далее Ю.Якубовский сообщал, что Самарканд получал 164 периодических издания в 884 экземплярах. Однако же делал при этом следующие примечания: «При 2076 грамотных человек (не считая войск) в Самарканде получается 884 экземпляра периодической печати на 3,3 человека, но включая сюда неграмотных – 2130, всего 4206, тогда 1 экземпляр придется на 4,8» (см. «Окраина»,1893, №142).

Обратился автор публикации и к описанию книжных фондов 15 городских библиотек, «включающих в себя 6981 название в 11276 томах, с комплектом полных собраний сочинений всех русских классиков и корифеев иностранной литературы». Самой богатой  и солидной оказалась библиотека Офицерского собрания – 95 наименований и 1200 экземпляров.

Несколько уступала ей библиотека Самаркандского Общественного собрания: будучи более разнообразной по составу (300 наименований), она располагала всего 420 томами.  Библиотека областного Статистического комитета имела 285 томов 150 наименований. Остальные библиотеки Самарканда располагали значительно меньшим количеством изданий.

«Книжная» тема была продолжена и в статье известного в Туркестане государственного и научного деятеля Н.Лыкошина «Детское чтение». Автор ее предлагал не просить средств у областной администрации, а создать общедоступную библиотеку на общественных началах, фондами которой могли бы пользоваться даже дети, не обучающиеся в учебных заведениях города. Он призывал создать этот фонд из имеющихся в распоряжении читающих горожан книг в порядке благотворительности.

Городская интеллигенция, не отвергая этого призыва, продолжала, тем не менее, требовать у властей средств на строительство библиотечного комплекса современного типа. Одновременно в городе необходимо было соорудить здание и для музея, открытого в Самарканде в 1896 году и помещавшемся в невзрачном приспособленном помещении.

И потому в начале 1899 года в ведение областного Статистического комитета, которому подчинялся музей, было передано здание бывшей почтовой конной станции для размещения в нем упомянутого музея.

Видимо, кого-то из влиятельных администраторов осенила тогда счастливая мысль объединить в одном здании музей, читальню и библиотеку. Вняв этому вполне разумному предложению, власти поручили составить эскизный проект учреждения местному  инженеру М.В.Ижицкому-Герману.

Проект и смета этого здания, которое должно было объединить под одной крышей общественную библиотеку, читальню и музей, были вскоре готовы. Планировалось построить его из сырцового кирпича площадью 309 квадратных саженей: оно включало в себя пять комнат, отводимых под музей,  две комнаты для библиотеки и зал на 300 мест.

Проект тогда же был послан на утверждение в Ташкент ответственному чиновнику по строительной части  при Туркестанском  генерал-губернаторе Вильгельму  Гейнцельману. Однако этот столичный чиновник, уже имевший опыт строительства подобных сооружений (он был автором проекта и сметы строительства Публичной библиотеки в Ташкенте), нашел недоработки в самаркандском проекте и предложил  взамен ему два своих эскиза.

В первом из них   была в целом сохранена идея Ижицкого-Германа, второй же вариант Гейнцельмана  был совершенно иной: обособленные группы помещений для каждого учреждения композиционно объединялись просторным вестибюлем, предусматривалась также возможность  расширения здания в сторону двора.

Вильгельм Гейнцельман предусмотрел даже очередность строительства: в первую очередь предлагалось возвести вестибюль и музей, затем библиотеку с книгохранилищем, помещением для выдачи книг и читальней, и лишь в третью очередь – зал для народных чтений.

Именно этот (второй) вариант  проекта и был направлен генерал-губернатору Туркестанского  края Н.А. Иванову, который одобрил его и утвердил 9 ноября 1901 года. В последние дни  того же года проект был отослан в Самарканд.

Однако местные  чиновники проект  В.С.Гейнцельмана  приняли в штыки и, невзирая на повеление главного начальника края о начале строительства, отвергли его:  в одном из номеров ташкентской газеты «Туркестанские ведомости» за 1902 год появилось сообщение самаркандского  корреспондента, гласившее, что «городское управление г. Самарканда  недавно провалило  вопрос о постройке здания для музея, библиотеки и народных чтений  вместе с народным театром,  хотя общественной библиотеки у нас нет».

Надо полагать, что проявленная самаркандцами дерзость не могла   остаться   незамеченной верховной властью Туркестана и потому вопрос о строительстве столь необходимого для города  сооружения  был надолго заморожен. Вернулись к нему лишь в 1910 году по инициативе нового чиновника по особым поручениям при генерал-губернаторе края Г.М.Свиричевского, по проектам которого в Самарканде ранее было возведено несколько престижных зданий.

Этот талантливый архитектор, внеся некоторые коррективы в эскиз В.Гейнцельмана, сумел убедить главу Туркестана в необходимости строительства сооружения, названного им Народным домом.

Проект и смета здания были утверждены  генерал-губернатором  С.М.Духовским 22 июня 1910 года. Самаркандские чиновники на  сей раз уже  не возражали  и, создав специальный наблюдательный комитет по постройке здания,  в который вошли  Ю.Бржезицкий, В.Вяткин и  П.Лебедев, приступили к делу.

Руководить строительством поручили областному архитектору И.П.Лебедеву. Примечательно, что здание библиотеки еще только строилось, но уже был принят ее устав. Была установлена плата «за чтение книг и журналов – 75 копеек в месяц за неуказанное количество». И вводились ограничения: «Членами библиотеки и читальни не могут быть учащиеся средних и низших учебных заведений и нижние чины, находящиеся на действительной военной службе».

Когда в самом конце XIX века планировали строительство библиотеки по проекту инженера Ижицкого-Германа, место под нее было выделено на пустовавшей западной окраине города – новой улице, названной в честь известного генерала  Черняевской. Десятилетие  же спустя, когда сооружение здания началось, границы русской части города значительно  расширились,   и возводимая библиотека оказалась в центре Самарканда.

Утвержденный проект Народного дома предусматривал строительство зала народного театра, музея и библиотеки с читальней. Однако осуществить удалось лишь первую очередь – корпус библиотеки и читальни вдоль Черняевской улицы. Официально строительство  было завершено в конце 1911 года, о чем сообщили «Туркестанские ведомости» («Наш город украсился новым красивым зданием библиотеки и музея на Черняевской улице»).

Об этом же свидетельствует документ из архива Государственного музея истории и культуры Узбекистана под названием «Об открытии в г.Самарканде 6 декабря 1911 года городской публичной библиотеки и при ней читальни во вновь выстроенном здании на углу Черняевской и Верещагинской улиц» (ныне эти улицы носят иные названия – Махмуда Кашгари и Амира Темура).

Однако в действительности на этом сооружение объекта не завершилось: оставленные в стенах библиотеки штрабы и хорошо прослеживаемые остатки фундамента центральной части здания во дворе дают основания утверждать, что в дальнейшем предполагалось соорудить вместительный зрительный зал для народных чтений в глубине здания, по его главной оси.

И хотя строительные работы (с перерывами) продолжались вплоть до 1916 года, здание так и осталось недостроенным.  Сооружение, украсившее город, обошлось казне в 26618 рублей.

Здание Общественной библиотеки и читальни представляло собой вытянутый корпус с центральным просторным вестибюлем. По бокам вестибюля были симметрично расположены группы помещений, связанных между собой небольшим коридором. Нарядный вид этому сооружению придают уникальные стрельчатые проемы, подчеркивающие готический характер его архитектуры.

В разбивке фасада применено трехчастное решение с активным выделением средней части, соответствующей центральному вестибюлю. Она намеренно подчеркнута повышенным объемом, фланкированным двумя угловыми   гранеными  башнями, увенчанными сталактитовыми кирпичными карнизами и изящными шпилями.

Пространство же между этими башнями внизу заполнено тремя стрельчатыми проемами и двумя круглыми окнами-розами. Проемы эти дополнены  сверху окнами-витражами с цветным остеклением. И хотя внешняя форма фасада весьма характерна для творческого почерка В.С.Гейнцельмана, представляя  собой типичный образец  так называемого «романтического» направления, здание в целом не выдержано в едином стиле, оно эклектично. И это вовсе неудивительно, ибо своим рождением  уникальное сооружение является детищем сразу нескольких архитекторов – М.В.Ижицкого-Германа, В.С.Гейнцельмана и Г.М.Сваричевского. Кроме них, некоторые коррективы в проект библиотеки внес и И.П.Лебедев, руководивший строительством…

Однако же главные достоинства этого здания вовсе не ограничивались его архитектурными изысками, а заключались в том, что именно отсюда берет свое начало история важного культурного события в жизни города – создания его первой Публичной библиотеки, которая отмечает ныне (хотя и в ином помещении) столетие своего  достойного существования.

Небезынтересно отметить, что едва только это учреждение  начало свою деятельность, как ее первый директор В. А. Андреев весьма оперативно издал полный «Каталог книг Самаркандской публичной библиотеки», включавший в себя более трех тысяч наименований.

Это справочное издание  состояло из нескольких десятков разделов, включавших в себя научные, художественные  и богословские сочинения на русском, немецком, английском, французском, польском, арабском, тюркском и персидском языках.

Некоторые книги Самаркандской Публичной библиотеки можно было с полным на то основанием считать уникальными. Здесь также была широко представлена практически вся русская и европейская классика, учебная литература, самые различные словари и энциклопедии. Довольно представительно выглядел раздел периодических изданий, состоящий из трех десятков наименований…

После свержения самодержавия и большевизации края библиотека эта приобрела государственный статус. Фонды ее значительно пополнились за счет упразднения других городских книгохранилищ, национализации имущества учебных заведений, личных библиотек дворянства, купечества и крупных промышленников.

Еще более увеличился книжный фонд во второй половине 1920-х годов, когда Самарканд стал первой столицей Узбекской Республики. В последующие десятилетия, после переноса столицы в Ташкент, библиотека стала областной, и в 1937 году в связи с  широко отмечавшимся в стране столетием со дня гибели А.С.Пушкина ей было присвоено имя великого русского поэта.

До 1970 года это крупнейшее книгохранилище области функционировало в уникальном здании на улице Энгельса (ныне М.Кашгари), а затем для него выстроили на бульваре новое типовое здание. Вот уже пятый десяток лет именно здесь широко отмечаются многие важные даты исторического и культурного характера.

Естественно, что фонды областной библиотеки ежегодно пополнялись и количество ее читателей значительно увеличивалось. Самаркандская областная библиотека,  продолжающая и  поныне носить  имя А.С.Пушкина, по праву  остается одним  из ведущих культурных учреждений Узбекистана.

Источник.

1 комментарий

  • Ulitka:

    великолепная библиотека, там столько шикарных книг. дай бог здоровья всем работникам этого замечательного места. в детстве обожала детскую библиотеку на Энгельса и Пушкинскую

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.