Остановка восьмого трамвая Кукча, конечная. Продолжение Искусство История

Прислал Фахим Ильясов

Рассказывает  Ефим   Соломонович:

   Русские   на  Кукче.

На  Кукче ,   в этом  старогородском,   абсолютно   узбекскоязычном   островке   русскоязычного  Ташкента,    на   трамвайных  и  автобусных  остановках      «Дарбаза»,    «Аклан» ,    «Кукча»,   «Шофоиз» и  так   далее  до  Института  Литературы  и  Русского  Языка    можно  было  увидеть   русских  людей,    они  проживали   в  пределах  вышеназванных  остановок,  не  русскоязычных  людей,  а  именно  русских.   Если  проехать  дальше  на  общественном  транспорте,    вглубь  вновь построенных   кварталов   частных  домов  по  маршруту  восьмого  трамвая   и  разных  номеров   автобусов,  то  увидеть  русских  было   уже  проблематично.   По  разному  русские  люди  попадали  на  Кукчу,   пути  Господни  неисповедимы,    были  среди  них  как       потомки  белогвардейцев,  так  и  красногвардейцев,  репрессированные   Советской   властью  и  голодающие  с Поволжья,   бывшие  арестанты и  направленные  на  работу  по   путёвкам  комсомола  и  партии,  бывшие   беспризорники,    а  также   учителя  школ  приехавшие   в  двадцатых —  тридцатых  годах  преподавать  русский  язык  и  другие   предметы   в   школах  Ташкента,   после  окончания  ВУЗов  в  других  регионах  необъятного  СССР.
Разброс  проживания  русских  людей  на  Кукче  был  разный,  например  на   улицах  Архангельская,   Карпинского,  Коробова,   Амангельды,   Садреддина   Айни,   Рязанская,     Гусева,   Жемчужная,   Саргузашта,  Заварзина  проживали  в  общей   сложности   семь   —  восемь  русских  семей.


Вышеназванные   улицы  относятся  к   левой  стороне  Кукчи,   это  если  ехать   вдоль  трамвайной   линии  из   центра  города.
На  правой  стороне  Кукчи   на   улицах  Джар — Арык (  потом она  называлась   улица  Шомахмудовых,  в  честь  семьи  приютивших  четырнадцать  детей  во  время  войны,  об этом  снят   фильм   «Ты  не  сирота»,   а  сейчас  она   переименована  в  улицу  Маориф), Кремлёвская,   Курганча,   Аксай  и  Тинчлик,   проживало  до  двадцати   русских  семей.   В основном  это  были  рабочие  семьи,  и  родители  в этих   семьях  стремились  дать  своим  детям   возможность  получить   высшее   образование.  Честно  говоря,  русские   семьи  приживались  на  Кукче  тяжело,  и  даже  дело  не  в  языке, а  в  разнице  менталитета,   русские   семьи  жившие  на  Кукче  с   тридцатых  годов  не   учили   узбекский  язык,  да    особо  и не  хотели   учить,   так  как  они  представляли  рабочий   класс,   а  на  авиационном  заводе  и   текстильной фабрике,  где  они  работали    узбекский   язык ,   практически,   был   не   нужен. Они  рано  уходили  на  работу,  поздно  возвращались  домой,  общались  с теми  узбеками которые  знали  русский  язык,   выпивали  со  своими   заводскими  или   фабричными   товарищами,  старались    покрепче  обосноваться  на  работе,  а  также   достроить  дом  или   террасу  с баней,   прокормить  и  поставить  на  ноги  детей,  купить  чего — либо  в  дом.  В  общем,  всё   было  также,   как  и  у всех  остальных  ташкентцев.   В   семидесятых  годах   в  домах  русских  на  Кукче  жили   все  три  поколения,    бабушка  и  дедушка,  папа с  мамой,  и  плюс  дети,  как  минимум в  семье  было  двое  детей ,  а  в некоторых  семьях было   по трое или четверо  детей,  и  очень  часто  в   русских   семьях  дополнительно    проживали   какие  —  нибудь  родственники  приехавшие  из  России  и  не  имеющие  своего  угла,   и  пока  они  находили  свой  угол  проходило   несколько   месяцев,  а то  и   несколько  лет,  и никто  ведь  не  роптал  за  причинённые  неудобства,  а  наоборот   радовались    приехавшим  родственникам.   Жизнь  у них  не  была  лёгкой,   дети  одевались  небогато,   а  в  некоторых  семьях  дети  выглядели   совсем  уж  бедно.

 

Вот  эти  самые  дети  родившиеся в  конце  сороковых,  пятидесятых и   шестидесятых  годах,  они  то  в  отличие  от  своих   предков,   уже  знали   узбекский   язык  и  понимали  менталитет  узбекского  народа,   они   легче  и  быстрее   сходились   с  представителем   любой   другой  национальности,   чем  их  родители.  Процентов   шестьдесят
этих  русских  ребят  получили   хорошее  образование в  ВУЗах  Ташкента,   процентов   десять  этих  ребят  сразу  после  окончания  школы  уехали   в   учиться   в   московские  ВУЗы ,  и  обратно  в  Ташкент  уже  не  вернулись.  Процентов   двадцать  русских  ребят  сразу  после  окончания  школы   начали работать  шофёрами,  предварительно  отучившись  в  автошколах  ДОСААФ.  Потом  их  призывали  в  армию,  и  многие  из  них  оставались    жить  и  работать  в  российской   части  нашей  бывшей  необъятной   Родины.  Но вот  пьющих  алкоголиков  среди  них  не было,  были  выпивохи,   было  несколько  сильно  пьющих   ребят   послевоенного  поколения, но   пропивающих  последние штаны, и  опустившихся ниже  плинтуса  как это  часто  бывает  в  российских  городах,   НЕ  БЫЛО.  И  это  всё  благодаря       воздействию  узбекской  среды  и    узбеков  соседей  живущих  рядом  с   русскими  семьями.   Глядя  на  то,  что в  узбекских  семьях  с  алкоголем   вообще  не  дружили, то   и   ребята  в  большинстве   русских  семей  старались   держаться  подальше  от  выпивки.    Русские  ребята  выросшие  на  Кукче  стали  военными  лётчиками,  инженерами,    журналистами,   преподавателями,    сантехниками,   водителями,  электриками,  и  даже есть  один   настоящий писатель,  чьи  книги  публикуются  регулярно и  переведены  на  многие  языки.

 

Несколько  ребят  отсидели  в  местах  не  столь отдалённых по  молодости  лет,  но  потом они,   больше  уже  таких  ошибок  не  совершали,  и  в  криминальные   круги  и  хроники  не  попадали.
Отъезд  русских  семей  из  Кукчи   начался  в  семидесятые  годы,   и  до  сих  пор  ещё  не  завершён,  хотя  процентов   девяносто  русских   семей  уже уехали  как  в  Россию,  так и  в  другие  страны.
Русские  семьи  также   жили  на   улицах  Бехзод,  Аносова  ( ныне  Шофоиз),   Улугбека (  народ  называл   улицу  Улугбека, —  Арча  Куча,   а  русские  жившие  на  Улугбека  и  рядом  ,  называли  эту  улицу  «Ёлочкой»),   Шахматной (  ныне Куёш  Нури) и   Кок — Юнгучка ,   в  основном   это   были  семьи  военных.    Они  получили  участки  земли  под  строительство  частных  домов  в   пятидесятых  и  в начале    шестидесятых  годов.   Исход  русских  семей  с  вышеназванных  улиц  начался   ещё  в   конце   шестидесятых  — в начале    семидесятых   годов,  кто — то  перевёлся  в    российские  гарнизоны   по  службе,  а  многие  просто  продав  дома  уехали  в   ту  же  Россию,  но  всё  равно,  до  сих  пор,  ещё    несколько  русских   семей  живут  на бывшей  Шахматной  улице.   И очень  приятно придти   поутру  на  Каймак  — базар  на  Кукче  —  Актепа  и  встретить  там   врача    местной   поликлиники    Татьяну  Иванову,  бодро  курящую  с  самого  раннего  утра  свой  любимый  «Мальборо»,    побеседовать  с ней  о  жизни,  и    услышать  историю  о  том    как  она  всегда  повторяла  свой  ответ  хаму — соседу на его  вопрос  о том,  —  «Когда  же  она  продаст  ему  свой  дом  ему  и  уедет  в  свою  Россию».  Ответ  Татьяны  Ивановой  был  всегда  один,  —  «Не  дождётесь».
В  махалле  её  очень  любят,  и называют  её  Таня — хола,  или  Таня — опа,    то  есть тётя  Таня.  Все  больные  стараются  попасть на  приём  к  Тане — опа.

 

Несколько  лет  тому  назад,  махаллинский  комитет  предупредил  хама — соседа  Таня — опы  о том,  что  он  за  его   хамские   выходки  взят  на  особый  махаллинский   учёт,  и  в  случае  повторения  его    выходок  хотя  бы  ещё  один  раз,  тогда   махалля  будет  ходатайствовать,   в отношении этого  соседа , перед  органами о  возбуждении  уголовного  дела  в   разжигании  межнациональной  розни.    Сосед  — хам,   в  присутствии  членов  махаллинской  комиссии,    публично  извинился  перед  Таня  — опой,  и  теперь  он  завидев   Таня опу,   начинает  здороваться  с ней,   загодя,  за  несколько  сот  метров.
Таня — опа  имеет   сына,   тоже   врача,  работающего  в    Москве,   в  «Склифе»,  но  переезжать к  сыну  Таня  — опа  категорически  не  хочет, говорит,  что  её   родители  похоронены  в  Ташкенте,  и  поэтому  она  никак  не  может  покинуть  их  могилы.  С  мужем  она  разведена  уже  лет двадцать,  в   суровые   девяностые  годы   Таня — опа  жила  с  одним  очень  хорошим  человеком,   но  он   прождав  её  решения  более  десяти   лет ,  несколько  лет  тому  назад   уехал в  Израиль,     а  она   не  захотела  последовать  за  ним,  хотя  до  сих  пор  переживает  разлуку с ним.
Русские  девушки   пользовались  успехом  у  ребят   всех  национальностей  Кукчи,    за    русоволосыми  красавицами   ухаживали   и  узбеки,  и  татары,  и  евреи,   и  уйгуры.   В  семидесятых  годах  на  Кукче  было  заключено   несколько   межнациональных  браков.  Девчонки  из  русских  семей    выходили   замуж  за   узбеков (  по моему,  было  две  свадьбы),   за  татар ( три — или  четыре  свадьбы),   за  еврея ( одна  свадьба)  и   за   казаха (  одна   свадьба).  Все   вышеперечисленные   семьи  жили  без  разводов,  только  одного  из  парней  убили  во  время  командировки   в  Таджикистан  из-за  его  новой  машины  (  восьмидесятые  годы),   а   другой   парень (  мужчина  под  шестьдесят)   скончался  от  сердечного    приступа ( двухтысячные годы),  а  остальные   интернациональные   семьи,  слава  Богу,   живут  вместе,  правда,    многие  из  них  переехали  в  другие   государства.

 

Межнациональных  браков  заключалось  гораздо  больше  на  Кукче,  я  просто   упомянул  русских  о  девчатах,  а  так  было  много   узбекско  —  таджикских,   татаро  —  узбекских  и  уйгуро — казахских   свадеб,    узбечки  также   выходили   замуж  не  только  за   таджиков,  татар  и  уйгуров,  но  и  за  иностранцев.  Это  всё  было  на   Кукче  в   семидесятые  годы,  а  в  центральной   части  Ташкента  в  те годы,   межнациональные   свадьбы  гремели  ежедневно.
Русские  ребята  жившие  на  Кукче ,   в  отличие  от  ребят  из   центра  Ташкента,  прекрасно  разговаривали  на    узбекском  языке,    умели  и  умеют  торговаться  на  базаре,   умели   выбрать  на  базаре  самые  лучшие   овощи  и  фрукты  по   сходной  цене,   умели  выбирать  арбузы  и  дыни,    всегда   уступали  и  уступают   места  не  только   старшим,  но  и  дамам  в  общественном  транспорте,   они  прекрасно  готовят   блюда    узбекской ,   татарской  и  русской  национальных   кухонь.
А  русские  девчата  в те  годы  на  Кукче,    абсолютно  все   носили   прекрасные   русые  косы  до    самого  окончания  школы,     предмет   вожделения   всех   кукчинских   ребят.  Если  в  первых  —  четвёртых   классах  пацанам   хотелось  просто  дёргать  за  русые  косы,  то  став  постарше,  тем  же  парням  уже  хотелось  нежно  гладить  руками  эти  же  самые  косы.    А косы  у  девчат  к  одиннадцатому   классу  становились  не  просто   роскошными   и  красивыми,   как  их  обладательницы,  а  имели   какую — то  чарующую  притягательность  как  у  тургеневских  девушек.

 

Довоенное   поколение  русских  (  не  семьи  военных  живших  у  Инстиута  Литературы  и  Русского  Языка,  а  сбежавшие  в  своё  время  от  советской  власти),    всю  жизнь   мечтало  уехать  обратно  в  свои  родные   места,   они  и  прививали  любовь  к  России  своим  детям.       Но  в  силу   разных  обстоятельств  русским   семьям  жившим  на  Кукче( и не  только  на  Кукче),    нельзя  было  возвращаться  в  родные   места,    да  и  их  дети  тоже  не  вернулись  в  места   проживания  своих  родителей,   если  дети  и  уезжали  из  Ташкента,  то  они   уезжали  уже  в  столицу  или   крупные  российские  города,  и  их   уже  нельзя  было  заманить   калачом  в  отцовскую   деревню  в  Тамбовской   губернии  (Самарской,  Белгородской  и  других),    ведь  они  никого  там  не  знали,  и  их  никто  не  знал,    для  всех  поколений   родившихся и  выросших  в  Ташкенте,   и  уезжающих  оттуда,    их  Родиной,   их  единственной  любовью  навсегда  останется   по  сегодняшний  день   пыльный,    с  жёлтыми   от  жары   уже  в   июле    листочками   деревьев,   пропахшими   лепёшками  из  тандыров   улицами,   плавящимся  асфальтом,   холодной   и колючей  зимой,    такими   родными  базарами  с  его    хитрыми  торговцами,   так  и   норовящими  подсунуть  вам   мятые   помидоры  или  персики  при  этом  широко  и  преданно  улыбаясь  вам,   с  халтурщиками  —  дворниками  производящими  огромные  столбы  пыли  по  утрам  именно   под  вашими  окнами,    с  его  чайханами  и  «обжорками»,   с  его  «Эски  и  Янги  шахарами»,    навсегда  стал    благословенный   Ташкент,  там  будут  их  корни  в  виде  оставшихся  тётушек,  сестёр  и   братьев,  в  виде  их  друзей  и  подруг,  в  виде   мест  их    учёбы  и   работы,     свиданий  и  прогулок.        Вот  так  обрываются  корни  и  связи  с  родительскими  гнездами в  России,     но  создаются  новые   корни  и  гнёзда в  других  местах,   в  Москве,   Подмосковье,   Екатеринбурге,  Калининграде,  а   также  в  странах   дальнего  зарубежья,  и  эти  корни  уже  будут  тянуться  из  Ташкента  и  вести  обратно  в  Ташкент.

ТАШКЕНТ,   родной  наш  ГОРОД,    слышишь,  мы  все  обожаем тебя.

Продолжение  следует.

14 комментариев

  • Бекзод:

    Только на нашей улице Маориф и окрестностях (это между Кукчой и просп.Беруни) жили более 10 русских семей, были еще немцы. Сейчас — ни одной.

      [Цитировать]

  • Aida:

    Нашими соседями по Шофайизу была семья донских казаков с фамилией, часто называющейся в «Тихом Доне» Шолохова. Как они оказались в Ташкенте я не знаю, говорили, что бежали с Дона в годы установления Советской власти. Может и так. Глава семьи носил по праздникам штаны с лампасами, фуражку, из-под которой выбивался чуб. А супруга его одевалась как казачки — длинная юбка и приталенная кофточка из ткани в цветочек.

      [Цитировать]

  • Aida:

    Из всех моих русских одноклассниц по махаллинской школе в махалле осталась жить только одна

      [Цитировать]

  • Dish:

    Дядя Славик на Жемчужной до сих пор живёт. Всех детишек ежедневно катал на своем мотоцикле с коляской, а сам так и не женился. Щас наверное уже лет под 60. На узбекском говорит лучше меня, а как матерится…

      [Цитировать]

  • J Silver:

    Первые материалы я не читал, да теперь наверное и не буду, но этот мне определенно не понравился…
    Что-то не совсем так, что-то просто не так…

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    В общем мне понравилось, но есть у меня два уточнения. Первое- все русские семьи в Ташкенте не жили одинаково, так как описано здесь.
    Второе-пора развенчать миф о сильно пьющих русских. Это не совсем так, вернее-совсем не так. Пьют по всему миру выходцы из семей, где занижен нравственный предел, пьют от неумения управлять своей жизнью, пьют от нелюбви к себе, от слабости жизненной тоже пьют. Но, это всё же не является национальной русской чертой. Напротив, русские , очень многие не пьют вообще, или крайне мало.К примеру-голландцы значительно больше пьют, да и не только пьют.Ещё и наркотики практически узаконены

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Я знала одну русскую женщину, приехавшую в Ташкент во время войны. Тогда она была совсем молоденькой. Вышла замуж за узбека и жила в Эски-джува.Она, как раз, одевалась в узбекские платья, с неизменной косыночкой на голове, лучше говорила по-узбекски. чем по-русски, но много интересного рассказывала о своей жизни. А насчет пьянства — по моему глубокому убеждению здесь действительно играет роль среда. Интересно, почему в Ташкенте, в отличие от России, я, практически, никогда не видела пьяных?
    Фаим, а вам. как всегда, катта рахмат. за интересный рассказ.

      [Цитировать]

  • Дмитрий.:

    Тысяча извинений,а никто не знал Крааль Михаила Александровича?Непередоваемо замечательный человек-учитель истории в 46 школе….

      [Цитировать]

  • Дмитрий.:

    Кукчинский он!

      [Цитировать]

  • Galina:

    Рассказ понравился. Написано правдоподобно. А то,что не все русские семьи жили в Ташкенте одинаково, конечно! Так ведь автор пишет только о тех, что жили в районе Кукчи. И он обрисовал истинную картину той жизни очень интересно и с душой. Я жила не на Кукче, но тоже в одном из старых районов Ташкента. И то, о чем написал автор, очень знакомо. Мы тоже жили в собственных, как тогда называли их, плановых домах, не глинобитных,а вполне удобных и комфортных для проживания, да ещё с приусадебным участком. Двери во двор никогда на ключи не закрывались. И общаться ходили друг к другу запросто. В связи с чем мне вспоминается один случай. Утром в воскресенье мы с сестрой ещё нежимся в постели в комнате,с распахнутым настежь окном во двор. Солнце льется, зелень урючины в окно, и вдруг — голос: «Валя-опа, озгина ердам беринг». Стоит парень с книжкой в руках. Оказывается, учебник. До чего велика была тяга к учению! Там русской школы не было. Все соседи учились в узбекской 13-ой. Мы,естественно, оторопели. Стали прогонять его. Надо же было одеться. Он подумал, что ему отказали совсем и начал нас провоцировать. Посмотрел, что там у нас во дворе имеется (белье сушилось на веревке). — Тогда брук возму. Ну что было делать? Полчаса сестра помогала ему выполнить домашнее задание по математике. Она у нас была ас и в математике, и в физике, и во всем. Мы часто вспоминаем этот случай и улыбаемся. А парень этот так и продолжал ходить к нам за помощью.

      [Цитировать]

  • Бекзод:

    Вспоминаю соседей — Липатовых. Жена работала кассиром в банке, муж слесарем в школе и детсаде, у них был сын Миша, у него какая-то непонятная болезнь была в смысле умственном. По соседству с ними жила другая семья — отец был художником-оформителем, в нашей школе писал лозунги, стенгазеты оформлял, из всей этой семьи помню только имя сына — Аркадий, а еще были дядя Ваня и тетя Лиза, дядя Ваня был плотником. Часто видел как у их ворот грузили новые гробы. Я был совсем маленький, когда впервый увидел гроб и решил, что дядя Ваня умер. Побежал к бабушке и говорю: Бабушка, умер наш сосед, у которого толстая жена. Все повыбегали на улицу и поняли, что дядя Ваня жив. Все они угощали нас крашенными яйцами и куличами на Пасху, а мы печённым на Хайит. Один из их внуков свободного говорил по-узбекски и приносил чудесные пароходики ручной работы (может ему дед строгал таких пароходиков) и мы пускали их по нашему арыку…

      [Цитировать]

  • Roman:

    Всё очень достоверно и мастерски описано.
    Спасибо.

      [Цитировать]

  • РУССКИЕ В ТАШКЕНТЕ. Историю поселения русских в Ташкенте можно разделить на несколько этапов. 1-й до революции 1917 г. Сюда ссылали политических ссыльных Среди которых самыми знаменитыми был опальный великий князь Владимир Константинович Романов и учёный -лингвист Евгений Поливанов. » 2-й этап после революции 1917 г.- В Ташкент направлялись лучшие специалисты, преподаватели , деятели науки, открылись САГУ ( средне- азиатский-государственный университет и другие ВУЗ ы. Благодаря этому Ташкент стал индустриальной и культурной столицей Средней Азии.3-й этап:- В годы Великой Отечественной войны Ташкент стал столицей эвакуации. Десятки предприятий были эвакуированы сюда с первых месяцев войны. Среди них авиационный завод № 84, впоследствии ТАПОиЧ. Для тысячей эвакуированных Ташкент навсегда остался родным городом. И в последующие годы здесь обосновались молодые специалисты, приехавшие по распределению. 4-й этап:- 1966год- год разрушительного землетресения стал судьбоносным для ташкентцев. Ташкент восстанавливали все республики СССР.Годы возрождения Ташкента стали годами тесного сотрудничества и братства. Много смешанных браков появилось в те годы.Ташкент по праву называют городом дружбы и тепла.

      [Цитировать]

  • очень ,очень тепло написано! спасибо автору. не то что на одноклассниках в ташкентских группах-одна грызня! а здесь радуешься когда читаешь. еще раз спасибо!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.