Кое-что… юморицтическое Искусство

Автор Леонид Ветштейн.

Двадцать пять лет почти с тех дней уже минуло…Два с половиной десятилетия…
Сидели мы тогда у меня дома в навоийской квартире с ташкентским писателем Николаем Гацунаевым, пили что-то крепкое и читали друг другу стихи. Лирические стихи… Помню, что гостю мои всплески явно нравились. Он, помню, даже сказал примерно так: «Слушай, Леонид, давай-ка, пока я при издательской должности, подготовь рукопись сборника своих стихов и быстро пошли мне. Надо сделать твою книгу».

Мне тогда было уже больше пятидесяти лет, и, видит Бог, давно махнул я на себя рукой в этом плане: уж коль прожив полвека, не смог ничего издать, то за этой чертой и вовсе нечего рыпаться. Хотя я чувствовал, конечно, что на хорошую небольшую лирическую книжку мои стихи вполне потянули бы…

И вот вдруг такое предложение от Николая Гацунаева. Тёплое, вечернее предложение после совместного прочтения друг другу стихов. Он мне, помнится, и сборник свой лирический тогда подарил «Город детства» с очень уютной как бы сближающей надписью… Наизусть эту надпись воспроизведу:»Коллеге по журналистике, поэзии и душевному настрою.»

В общем, после его отъезда в столицу республики срочно сделал я рукопись и, как был научен, послал её в издательство имени Гафура Гулама. На имя Николая Гацунаева, занимавшего там какую-то ключевую должность.

Прошло… полтора года!
Я уж и думать об этом забыл, как вдруг — получаю по почте извещение на бандероль. Что бы это? Оказалось — моя рукопись. Возврат. И приложенная к рукописи рецензия. Рецензент — член Союза писателей СССР, литературный критик, кандидат филологических наук, доцент, преподаватель ТашГУ, прозаик(!) Ю.МОРИЦ. С волнением начал читать.

И узнал о себе и своём творчестве много интересного и поучительного.
Сразу же уразумел, что главная беда (!)моего творчества -это ОТСУТСТВИЕ ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ ТЕМЫ (лирика — это, как вы понимаете, ерунда, пустяки).

А далее, видимо, как следствие, (цитирую):

мелкое философствование на глубоких местах;

холодные, риторические стихи о любви;

небрежности языка и стиля;

банальное раскрытие темы;

бойкость пера;

скольжение по поверхности;

недостаточная требовательность к себе;

стихотворный пересказ известных истин;

изложение общих мест;

низкий художественный уровень.

И… даже — безграмотность!!!

Получив такой букет комплиментов (почему-то от некоего Ю.Морица, а не Н. Гацунаева, которому по его просьбе я полтора года назад послал рукопись), автор , понятно, плюнул на всё это слюной и окончательно похоронил мысль с стихотворной книжке.

Издать этот сборник мне удалось, как ни странно, перешагнув уже 60-летний возрастной рубеж. Содействие оказал директор Навоийского горно-металлургического комбината Николай Кучерский, по инициативе которого я издал до этого несколько книг о
кызылкумских горняках.

А какую прекрасную рецензию написал на эту книгу (она называется «Стихи для Вас») известный в Узбекистане и в СССР ташкентский поэт Александр Файнберг в газете «Правда Востока»! (Здесь не грех сказать в скобках, что лично его совсем не знал и не знаю; моя книжка попала к нему какими-то окольными путями).

А месяца три назад в Москве была презентация сборника лирики, где наряду со стихами других авторов нашлось место как раз для этих творений, вдрызг разделанных господином Ю.Морицем четверть века тому назад, не оставившим от них, что называется, камня на камне.

Любопытно, что по своей наивности я, прочтя тогда рецензию, написал письмо Николаю Гацунаеву, мол, почему, мол, не он мне отвечает, а совсем другой
дядя, я ж, мол, посылал рукопись ему, да к тому же по его просьбе. На это Коля простодушно ответил мне, что он с отзывом о моём лирическом сборнике вполне согласен. И все дела.

А к рецензии Ю.МОРИЦА отнёсся я, помнится, ЮМОРИЦтически! Я, помнится, даже ответ некий на эту рецензию сочинил, хотя обычно рецензентам не отвечают. Однако больно уж любопытными показались мне аргументы члена СП, доцента ТашГУ, явного литературного колосса. Помнится, в том ответе назначил я тогда этого записного рецензента своим УЧИТЕЛЕМ и НАСТАВНИКОМ (и то и другое с больших букв).

Но румяный мой критик никогда об этом не узнал, не знает и сейчас. Ибо написав свою рецензию на рецензию, я тотчас на всё это плюнул. Слюной.

Источник

3 комментария

  • Чертовски интересно было бы привести пару-тройку аргументов,изложенных в рецензии ташкентского прозаика.Видит Бог,больно уж они любопытны,аргументы эти.Но увы,заняло б сие много места,да и вниманием читателя злоупотреблять не хотелось бы.
    Впрочем,поди знай,может быть, я когда-нибудь к этим аргументам возвернусь.Право же,забавны они, чтоб не сказать — комичны…

      [Цитировать]

  • LG:

    Обидное конечно отношение, но чего же ещё ждать от корифеев.
    А я и не знала, что Гацунаев писал стихи. Знакома с ним, как с фантастом, по сборнику «Серая кошка в номере на четыре персоны».
    А Ю. Мориц имеет какое-то отношение к поэтессе Юнне Мориц?

      [Цитировать]

  • Галина:

    А я-то губенку раскатала — сейчас прочту ответную рецензию. Ан нет. Как говорится, фигвам. А жаль.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.