Школа имени Чехова Tашкентцы История

Опубликовал Nemo2007 на ФРОМУЗЕ. Уважаемые друзья!  Думаю, многим интересно будет почитать отрывок из воспоминаний нашего земляка академика АН УзССР, профессора геолфака ТашГУ — Владимира Ивановича Попова, написанные им еще в 1980 году:

В. И. Попов
ИЗ ШКОЛЫ ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА— В УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА

Одной из важных положительных черт нашего университета, в значительной мере обусловивших его успехи на первом этапе его развития, была тесная связь со средней школой.

Это относилось, в частности, к средней школе имени А. П. Чехова, позднее имени В. И. Ленина, в которой я учился вместе с моими сверстниками, ставшими студентами-геологами.

Эта школа вместе со школой им. Песталоцци являлась одной из лучших по уровню преподавания и постановки учебной работы и к тому же связанной с Туркестанским университетом через преподавателей и родителей учеников.

В ней работали такие прекрасные педагоги, как математики М. В. Зандгаген, Н. А. Захаров (впоследствии доцент геологоразведочного факультета СазПИ), биологи А. Н. Соколов, Н. А. Меркулович (впоследствии профессор Туркестанского и Самаркандского университетов), физик М. С. Ломоносов, химик А. П. Ростковский (позднее профессор Туркестанского университета), литературоведы Л. В. Арасимович и М. И. Топольский, историки В. Арасимович (он же географ) и другие.

В этой обстановке легко развивалась самодеятельность учащихся, активно работали школьный и классные комитеты, проводились школьные художественные и естественноисторические выставки, устраивались вечера, ставились спектакли, работал хороший ученический хор, выпускались газеты и шуточные стихотвор¬ные альманахи, проводились экскурсии по городу и за город с естественнонаучными и художественными целями, собирались школьные астрономический и другие кружки с научными докладами (до теории относительности и общефилософских вопросов включительно). Кто-то возился с электрическими схемами или колбами. Мне удалось соорудить небольшой «телескоп» из объектива кипрегеля с окуляром, с помощью которого мы пытались проводить по ночам наблюдения за звездами, туманностями и луной. Мы собирали коллекции растений, определяя их под руководством Маевского и Федченко, а также коллекции насекомых, в чем нам помогло прекрасное руководство Е. П. Павловского по препарированию, имевшееся в библиотеке проф. А. Л. Бродского.

Наряду с этим некоторым из школьников приходилось еще подрабатывать в помощь родителям. Я работал на выдаче книг в библиотеке ЦСУ Туркреспублики, где у меня было много свободного времени, и я перечитал массу книг по самым различным областям знаний. Кроме того, мой отец, военный топограф, снабжал меня описаниями путешествий Свен Гедина, Н. М. Пржевальского и других, взятыми из топографической библиотеки.

В нашей школе учились дети университетских профессоров А. Л. Бродского и Э. В. Пояркова, школьного товарища М. В. Фрунзе.
Мы часто встречались как в школе, так и в семьях, невольно воспринимая университетские интересы, стремления, стиль и дух жизни высшей интеллигенции нашего города.

Так например, на всю жизнь запомнилось мне выступление А. Л. Бродского — выдающегося оратора и популяризатора, состоявшееся в 1922 г. на праздновании 100-летия корпуса военных топографов (где работал мой отец). Он говорил, что Земля открывается дважды: сначала первопроходцами и вторично — топографами, впервые дающими ее точнее отображение.

Лишь много позднее я понял, что геологи открывают землю в третий раз, познавая ее в историческом развитии и в ее глубинах, а в четвертый раз ее открывают горные, металлургические, химические предприятия, перерабатывающие запасы полезных ископаемых и превращающие материал Земли в новые качества. Эта замечательная мысль А. Л. Бродского вспоминалась через полвека на встрече работников ТашГУ и Алмалыкского комбината в 1977 г.

Таким образом мы еще в школе оказались связанными с университетом, в частности с профессором геологии В. Г. Мухиным. Участие сына А. Л. Бродского, Шуры, в его экспедициях и его романтические рассказы об этих походах оказали решающее влияние на многих из нас: на геологическое отделение университета пошел учиться сразу целый коллектив выпускников нашей школы. В него входили, конечно же, Шура Бродский (ставший позднее одним из основоположников гидрогеологических поисков полезных ископаемых, ученым секретарем АН УзССР; он был участником Великой Отечественной войны), его брат Костя (он пошел по стопам своего отца — биолога и стал известным исследователем в области физиологии животных), Мара и Володя Поярковы, я с братом Шурой. На химфак поступили будущие научные работники Володя Остроумов, Юра Толмачев (одним из первых применивший спектральный анализ для количественного анализа рудных проб, в частности на олово, впоследствии радиолог в Радиевом институте АН СССР), Тоня Горелова, Валя Макарова (в будущем жена А. Бродского), Шура Шульц (впоследствии ученый секретарь Института химии АН УзССР); его брат Виктор стал ведущим гидрогеологом Средней Азии, профессором географака ТашГУ. Врачами работают Таня Платонова (в Москве), Валя Агаджанова, Шура Горелова, Шура Албекова, Бася Ходорович (в Ташкенте) и другие. Дух естествознания явно преобладал среди нас. Только Женя Крыльцов, Саша Будынин, Глеб Дынин, Жора Остроумов стали инженерами, а Муся Абрамова — преподавателем консерватории.

Много хорошего дала нам школа. Нельзя не вспомнить также прекрасную работу средней школы в Канибадаме. В частности, ее окончили учившиеся позднее на геологическом факультете и ставшие докторами наук таджики Рауф Баратов (академик, директор Института геологии АН ТаджССР), Суинат Бабаходжаев, Манон Хамидов — один из самых талантливых и высококультурных моих учеников, скончавшийся накануне защиты докторской диссертации.

Хороший подарок университету подготовила также Ошская средняя школа, выпустившая Ибрагима Хамрабаева, который тоже стал доктором геологических наук, академиком, директором Института геологии и геофизики им. X. М. Абдуллаева АН УзССР.

К сожалению, сейчас в средней школе не преподаются даже начала геологии, хотя ее с успехом преподавали в середине XIX века (даже в женских гимназиях).

Нельзя согласиться с тем, что только некоторые сведения по геологии механически включены в курс географии, а не стали самостоятельным объектом преподавания. Поэтому столь необходимая прямая связь между преподаванием в школе и университете, к сожалению, отсутствует или осуществляется случайными путями.

* * *

У меня вопрос к уважаемым коллегам по теме: о каких ташкентских школах идет в этих воспоминаниях речь? Школа имени Чехова (позднее Ленина) — это какая по номеру? А вот Пестолоцци — это, если не ошибаюсь, 50-ая школа.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.