Тюбетейка Амира Темура История

Автор: Alex Dalinsky

В Маргилане нет ни одного двора, где бы не знали какое-либо  ремесло. Маргилан – город мастеров, и самую большую славу принес этому городу шелк. Производство шелка тут велось испокон веков,  — уникальные  шелковые абровые ткани  из Маргилана , — шойи, мадрас, бекасаб, банорас,  — пользовались популярностью от Китая до Египта. Производство  нескольких метров такой ткани занимает  около месяца работы, и включает  в себя до сорока операций.Семью Мирзаахмедовых, потомственных ткачей,  знают не только в Маргилане и Узбекистане, но и далеко за пределами республики. Тургунбай-ака, мастер абрбанд, в свое время получил сертификат ЮНЕСКО,  за вклад в сохранение традиций.

Было время, когда мастеров, работающих на дому,  закрывали, их оборудование, которое само  по себе являлось  ценным артефактом с исторической точки зрения, — уничтожалось. Традиции не то, чтобы  забылись,  — они не имели поддержки у государства. С приходом независимости все изменилось. Возродилось уникальное производство  шелковых  тканей, иката, которыми и славилась Ферганская долина. Особенно это касается чудной ткани «ало-бахмаль», которая переводится как «самая лучшая» «непревзойденная». Ее производство очень трудоемко,  на  ощупь она напоминает  шкуру  жеребенка, теплая, ворсистая, матовая – шелковый бархат. Из нее шили верхнюю одежду,  и позволить ее себе могли только весьма обеспеченные люди. Ее  дарили, как драгоценность, оставляли в наследство, ей расплачивались. Сын мастера, Расул Мирзаахмедов по сути, спас от забвения знаменитую традицию,  20 лет назад  начал работу по восстановлению  производства  этой удивительной ткани, которую перестали производить больше века назад.

И сейчас во дворе  усто Тургунбая по-прежнему  царствует  шелк. Теперь там  музей мастера, в котором можно увидеть этапы  жизненного пути Мирзаахмедовых. Там бережно хранятся  рисунки, сделанные его рукой, на простой бумаге, цветными ручками. По этим эскизам создан не один метр всего узбекистанского шелка. Лежат подарки из разных стран, награды и сертификаты.  И множество фотографий,  где усто на разных  крупных международных мероприятиях, —  с коллегами по ремеслу, с руководителями высшего звена, с учениками, с семьей… Неизменно  улыбающийся, светлый, одухотворенный человек, в чапане из своего знаменитого ало-бахмаля.
В этом старинном  девяностолетнем доме, построенном по всем правилам «маргиланской моды» тех времен  всегда рады гостям. Резной айван, балкон, лестницы, просторные помещения, — тут прохладно  даже в самую сильную жару. Тут можно остаться на несколько дней, узнать все тонкости мастерства и просто окунуться в  атмосферу  гостеприимства восточного  города.  В царстве шелка  разбегаются глаза,  от красок и блеска. Хозяйка Муборак-опа с удовольствием предлагает перемерить все  одежды и шелка,  и почувствовать себя  средневековым богачом. Хотя,  конечно же, теперь не надо отдавать половину состояния  за творения мастера.

В музее находится  очень интересная тюбетейка. Возможно, это  просто кажется,  но эта ветошь  сразу притягивает взгляд, хотя лежит в ворохе шелковых тканей, прямо на  подиумах. Небольшая  тюбетеечка, чуть более остроконечная,  чем принято в Узбекистане,  совсем вытертая. Золото  слезло с нитей, но остался  очень  тонкий и вычурный узор, с множеством  деталей и символов. Немудрено что стерлась – ей около семисот лет,  и она принадлежала Амиру Темуру. Его чапан  хранится в Ташкентском музее Темуридов, а вот одна из тюбетеек  была подарена мастеру.  Когда  надеваешь ее,  испытываешь  странное чувство – когда-то она венчала голову  великого полководца, а теперь твою, ничем не примечательную… Очень говорящий артефакт, со своим характером и харизмой…

Неслучайно  она оказалась во дворе мастеров Мирзаахмедовых. Их талант и мастерство  завоевали мир, их вовлеченность спасла  традиции, их работы и имена вписаны в золотую книгу памяти и истории навсегда. А нам остается быть благодарными за их труд и возможность прикоснуться к величайшему мастерству.

4 комментария

  • Тимур:

    «..Немудрено что стерлась – ей около семисот лет, и она принадлежала Амиру Темуру… »

    На секунду поверим в это, хотя это байка, как и халат его в музее и всяк такое :) Берем калькулятор и считаем: Амир Тимур Гураган родился в 1336 году. Ребенку такая тюбетейка ни к чему, плюс в молодости он был беден, и не сразу стал тем, кем был, и такие золотошвейные тюбетейки мог себе позволить уже в зрелом возрасте, ну скажем лет в сорок. То есть примерно в 70-е годы 14 века. Ну и где » около семисот лет»? :))

      [Цитировать]

    • Мы спрашивали. Сказали, что детская. Но она и правда маленькая совсем.
      А почему не поверить? Он же все таки чингизид, может кто то подарил мальчику?))) Может это самого Чингизхана тюбетейка, в наследство перешла?))) А может он ее у Тохтамыша отобрал?
      Впрочем, за 600 лет тоже золото могло сойти с нитей)
      Меня больше удивляют хлебные колосья, вышитые. И медальон.

        [Цитировать]

  • Тимур:

    Представьте себе, что должно произойти с вещью за 600 лет, если ее постоянно вытаскивать и давать посмотреть каждому встречному-поперечному ( простите, но Вы не специалист в средневековых головных уборах, все остальные в данном случае должны относиться к этой категории :) ) ?

    А почему Вас удивляют хлебные колосья?

      [Цитировать]

    • Я не специалист по головным уборам. Но полагаю, что если тюбетейка лежала в сундуке эти годы, то она вполне может выжить.
      Но я и не собиралась спорить и доказывать. Я собиралась услышать от специалиста историю тюбетейки. Если у него есть предположения.
      Мне сказали так.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.