Возвращение старшей жены Тамерлана, или «Моя встреча с Биби – Ханым» История Старые фото

Рассказывает Олег Николаевич

Мне лично повезло в первый раз попасть в старинный город Самарканд ровно полвека назад — летом 1960 года. Увидеть в 12 летнем возрасте настоящие чудеса архитектуры с многовековой историей, это было что — то…Регистан, Биби — Ханым, Гур — Эмир. Тогда, во времена, так называемого «железного занавеса», практически полной изоляции от мировой культуры и искусства, увидеть не на картинке, а живьём исторические шедевры… это было своеобразным потрясением. Никакие чудеса, увиденные потом, уже в зрелом возрасте, не сравнимы с теми, самаркандскими из 1960 — го года. Сейчас, вспоминая увиденное тогда, сравниваешь их с теперешними, реставрированными и облагороженными. В медресе Регистана ещё оставались отдельные помещения, в которых жили эвакуированные в годы войны в Самарканд люди, были очаги и какие — то строения, явно построенные недавно. И всё это не мешало восхищаться циклопическими зданиями и руинами древнего города. Голова кружилась от «запаха старины», благородной и натуральной…

Читая недавно книгу Виктора Станиславовича Витковича «Круги жизни», изданную в 1983 году, я получил море удовольствия от возвращения в тот замечательный мир, который был домом нашего детства. Не могу удержаться от соблазна выложить одну главу из этой книги «Моя встреча с Биби – Ханым»… всё узнаваемо и удивительно сочно написано. Читайте! От себя добавляю несколько старых фотографий Самарканда и кусочек газеты «Известия» из того, 1941 года…

Самарканд век назад. Биби – Ханым и старый центр города.
В 1946 году, бродя по Ташкенту, наткнулся я как-то раз на музей кустарно-художественных ремесел. О его существовании не подозревал; очень удивился, увидев табличку. Вероятно, многие ташкентцы до сих пор не знают про этот музей, так как он на тихой улочке, далеко в стороне от обычных путей горожан.

Дом оказался в своем роде единственным: построил его до революции некто Половцев и украсил в чисто узбекском вкусе, поручив расписать внутри народным мастерам. С интересом разглядывал я росписи на стенах и потолках и выставленные тюбетейки, одежды, вышивки, ковры, сюзане, гончарные кувшины, блюда.

Директор, водивший меня по музею, под конец спросил:

— Хотите поглядеть Биби-Ханым?

— В каком смысле? — не понял я.

— Ну, самое Биби-Ханым… Сарай Мульк-ханым, старшую жену Тимура?

Подвел меня к углу, откинул покрывало, и я увидел под стеклянным колпаком деревянный саркофаг, в нем лежал хорошо сохранившийся костяк маленькой женщины; остались части одежды, кусочек бархатного женского наряда, местами на лице кожа, ногти на руках, и волосы… прядь седых волос!

— Откуда? — мог я только выдохнуть в изумлении. Оказалось, когда в сорок первом году вскрывали гробницу Тимура и заодно, в том же Гур — Эмире, гробницы его сыновей и знаменитого внука — Улугбека, одновременно в мавзолее Биби-Ханым вскрыли ее гробницу. Потом Тимура (и ее сыновей, и Улугбека) захоронили, а Биби-Ханым временно оставили в музее и позабыли…

Всё это так и было… кусочек подлинный.
— Почему же вы о ней не напомнили?!

— Сколько раз! Никому неохота заниматься этим. Отмахиваются.

Уехал из Ташкента и долгие годы вспоминал об этом как о странном сне. Рассказал одному, другому, меня высмеяли: мастак сочинять! Засомневался и сам: уж не почудилось ли? Но неожиданно узнал конец истории с Биби-Ханым, рассказал мне его Л. И. Ремпель — крупнейший знаток древней архитектуры Узбекистана. (Лазарь Израилевич Ремпель – ссылка на рассказ об этом учёном на нашем сайте).

— Был такой Юсупов Мамед Салихович — директор самаркандского музея… Может, знали? — так начал Ремпель рассказ.

— Еще бы, очень хорошо его помню — худощавый, невысокого роста, — был он скромным ученым-историком, преклонявшимся перед великими тенями прошлого, отлично знал историю Самарканда, вдохновенно о ней рассказывал, но темой для своей собственной научной работы избрал «Делопроизводство и судопроизводство в бухарском эмирате». Тема, мягко говоря, суховата, но безопасна.

— Так вот… — продолжал Ремпель. — Работал я с ним в бухарских архивах. Тихо жил этот человек, старался никому не мешать… Но у самых тихих людей порой с неодолимой силой вспыхивает мечта сделать такое, чтобы весь мир посмотрел на них. Кто из скромнейших застрахован от этого? Я бы сказал даже, наоборот, с ними-то как раз чаще всего и случается. Когда идея — перенести Биби-Ханым обратно в Самарканд — овладела им, он уже не мог найти себе места.

Решившись, он вдруг сорвался в Ташкент, как в воду бросился. Пришел в руководящие инстанции с просьбой, изложенной на бланке музея, разрешить ему, Юсупову Мамеду Салиховичу, перевезти прах Биби-Ханым в Самарканд. Было это в сорок восьмом году (спустя два года после моей «встречи» с Биби-Ханым), и он добился, получил разрешение и пришел в кустарно-художественный музей за царицей.

Как перевезти ее на аэродром? На грузовике? Вдруг рассыплется от тряски? Да и на арбе может ее растрясти. Мамед Салихович  решил нанять четырех рослых носильщиков, тех, что носят на траурных носилках покойников на мусульманские кладбища.

С чрезвычайными предосторожностями взгромоздил саркофаг на носилки и, дрожа за сохранность великой царицы, любимой жены Тимура, пошел пешком рядом с этой необычной процессией через весь Ташкент, от Шелковичной улицы до аэропорта. Шли мимо прохожие, скользя пустыми глазами по носилкам. Однако обратиться к прохожим, рассказать им — какое совершается историческое событие — Мамеду Салиховичу казалось небезопасным. Не в силах удержаться, Мамед Салихович стал рассказывать об этом носильщикам. Носильщики не были проникнуты чувством историзма. В самый разгар его рассказа о величии этого часа, они переглянулись, дружно поставили носилки на мостовую и сказали, что дальше не понесут, если им не прибавят оплату.

Напрасно Мамед Салихович (перевозивший прах отчасти на деньги музея, отчасти на свои скромные личные сбережения) их стыдил, напрасно объяснял, как должны гордиться, что участвуют в траурном кортеже самой Биби-Ханым, они стояли на своем.

— Я бы на вашем месте сам бы еще заплатил за это! — в отчаянии воскликнул Мамед Салихович.

Это окончательно погубило дело: носильщики, обидевшись, показали спины и зашагали прочь. Пришлось удвоить им плату, тогда они взгромоздили носилки на плечи и понесли царицу дальше.

Добрались до аэродрома. Пойти к аэропортовскому начальству, оставив Биби-Ханым на носильщиков, Мамед Салихович не решался. Наконец «присмотреть» за саркофагом взялся сторож склада горючего. Биби-Ханым засунули между бочек бензина. Мамед Салихович расплатился с носильщиками и побежал к зданию аэропорта.

Начальник аэропорта оказался человеком романтическим: услышав, что речь идет о любимой жене Тимура, тотчас же, невзирая на стенания остающихся по ее вине пассажиров, разбронировал несколько мест в самолете ЛИ-2, который должен был лететь в Самарканд. Общими усилиями саркофаг с Биби-Ханым втащили на боковую скамью. И среди пассажиров, чрезвычайно оживившихся от эдакого соседства, Бихи-Ханым стала свершать свой последний путь в родной город, где прожила всю жизнь и умерла полтысячи лет назад.

— Мамед Салихович мне признался потом, — рассказывал Ремпель, — что, хотя обычно боялся летать на самолетах, на этот раз присутствие Биби-Ханым его успокоило. Он, историк, даже представить себе не мог, чтобы с прахом жены Тимура (значит, и с ним) в воздухе могло что-либо приключиться. Так, под охраной великой тени, прибыл он в Самарканд.

С аэродрома Мамед Салихович позвонил к себе в музей: оказалось, машины, на которую рассчитывал и на которой мог бы ехать хотя бы со скоростью три километра в час, — машины этой не дали. Позвонил в облисполком, никого в этот неурочный час не застал. Тогда скрепя сердце Мамед Салихович нанял «левый» грузовичок — полуторку, взобрался наверх, обнял саркофаг, чтобы царицу не растрясло. Поехали…

Это Гур – Эмир. Тоже век назад.
Самаркандцы знают, кто такая Биби-Ханым, слух о ее приезде молниеносно облетел город. Горожане повалили в музей поглазеть на царицу. Напрасно Мамед Салихович утверждал, что никакой Биби-Ханым нет. Не хотел, чтобы знали об этом, пока не подготовят похороны. Люди ходили за ним по пятам, терпеливо слушая его объяснения, и будто не слышали ни слова, спрашивали опять и опять: «А где же Биби-Ханым?»

Спустя несколько дней в присутствии небольшой комиссии Биби-Ханым захоронили обратно — в ее мавзолее…

Желающие прочитать книгу Витковича найдут и скачают её в сети… без проблем. Советую, не пожалеете…

PS. Кстати, мой первый полёт на самолете состоялся именно тогда, в 1960 году. И тоже летел я из аэропорта Самарканд на ЛИ — 2 Ташкентского авиазавода, тогда предприятия п/я 84…

8 комментариев

  • Alik:

    я читал (надеюсь не ошибусь) что перед вскрытием местные люди советовали не вскрывать могилу Амира Тимура т.к. по легенде после этого начнётся война. И действительно началась через несколько дней.
    Также сюдя по рассказу. после вскрытия череп воителя поставили (во дворе?) так что он был повёрнут лицом на запад.
    Может кто нибудь слышал или читал об этом?

      [Цитировать]

  • MK:

    Уважаемый Олег Николаевич!
    Спасибо, что Вы вспомнили книгу Витковича. Она совсем незаслужено забыта. В ней много замечательных историй.
    Этой книге не повезло изначально. Она была издана в «Мол.гварди» то ли в серии «Стрела», то ли просто в дизайне этой серии, в которой издавались детективы. Поэтому и попала не в те руки, попала в щель между двумя разными целевыми аудиториями.

    Уважаемый Alik!
    Вскрытие могил в Гур-Эмире действительно совпало с началом Великой Отечественной, т.е распространением Второй Мировой на территорию СССР.
    Было ли это простым совпадением или на самом деле есть какая-то мистическая глубинная связь сказать трудно. Мне лично в последнее верится с трудом.
    В 94-ом мне посчастливилось в Переделкине беседовать с Семеном Израилевичем Липкиным. Зашла речь и о экспедиции Герасимова. Липкин был в ее составе. Я спросил, мол, говорят, что старики предостерегали от вскрытия могилы Тимура, дух войны и всё такое…
    Он ответил: Вспомните, какой был год. Уже никто ни от чего не предостерегал. Старики молчали.
    Но репортаж Липкина о экспедиции вышел в «Правде» 22-го июня 1941 -го.

      [Цитировать]

  • ОлегНик:

    Алик! Правда и вымысел о прахе Тимура настолько на слуху, что говорить о нём сложно — снят интересный фильм, множество авторитетных людей уже изложили свою версию событий… а здесь речь не о Тимуре и даже не о его жене Биби — Ханым. Это рассказ о неравнодушном человеке Юсупове Мамеде Салиховиче — директоре самаркандского музея… знает ли кто о нём может быть от его детей или родных. Мир тесен — откликнетесь, может быть есть его фото. Вот тогда рассказ будет полным…

      [Цитировать]

  • Alik:

    Спасибо за ответы! Действительно слухов может быть как звёзд на небе.

      [Цитировать]

  • Олег:

    В мавзолее Тимура я побывал где-то в 1974 году летом. Самое интересное, что нас пустили вниз. Я был ещё ребёнком и подумал, что в подвале гробницы Тимур лежит в стеклянном сарковаге.
    Но там были такие-же надгробия как и наверху, а ещё стоял шест с привязанным пуком шерсти или может волос. Нам сказали, что это приспособение должно было разгонять злобных духов.
    И Регистан, и Биби – Ханым, и Гур – Эмир всё мне понравилось и будоражило воображение.
    А в Ташкенте я учился…

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Я хочу добавить: у Виктора Витковича есть еще одна поразительная книга — «Длинные письма». Она тоже об Узбекистане. Этот человек очень любил свою родину. Вот он умел передать тот неповторимый дух Узбекистана, о отором все мы так тоскуем.
    Я уже не говорю о том, что Виткович был автором сценариев к таким прекрасным фильмам, каа «Насреддин в бухаре» и «Волшебная лампа Аладдина».

      [Цитировать]

  • Aida:

    Еще у него была книга «Путешествие по советскому Узбекистану», там, кстати, были фотографии. Книга давняя, 50-х наверное годов

      [Цитировать]

  • Aida:

    И еще он был соавтором сценария фильма об Авиценне

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.