Топорнины Tашкентцы История

В Ошском доме  отдыхаКак могучий кедр среди лесной поросли, возвышался в толпе людей статный штабс-капитан Сергей Топорнин — почти сорок лет (до отставки в 1915 году) признанный патриарх нового Оша. Он принадлежал к старинному роду уфирмских татар. Один из его внуков — Леонтий Топорнин, почти полвека преподававший в вузах Ташкента, — однажды рассказал историю крещения одного их предков, который с этой целью ездил в Москву и был принят самим Иваном Грозным. Приняв православную веру и присягнув на верность Росийскому государству, тому Топорнину царь пожаловал дворянское звание и, в знак монаршей милости, одарил его соболевой шубой.


Одна из ветвей рода Топорниных протянулась от Уфы через Оренбург до Ташкента и Оша, где штабс-капитан Сергей Андреевич Топорнин в 1876 году стал первым начальником гарнизона, тогда еще не существовавшего нового города.
Можно представить с какими трудностями и столкнулся сравнительно молодой боевой офицер, когда на его плечи легло градостроительство. По сути, без строительной техники, при острейшем недостатке стройматериалов, а главное, без опытных строителей требовалось до зимы возвести казарму, столовую, пекарню, конюшню, склады, лазарет, пороховой погреб и гауптвахту. При непосредственном участии Топорнина составлялся генеральный план нового города, по которому Ош должен был развиваться вокруг двух магистральных улиц, названных в честь первых военных губернаторов Ферганской области — Абрамова и Скобелева. Эти магистрали пересекались шестью поперечными улицами, образуя кварталы, отводившиеся различным ведомствам: военному, административному, полицейскому, казначейскому, почтовому…
Сергей Топорнин долгое время руководил и гарнизоном, и даже частью городского хозяйства. Под его контролем велось строительство всех важнейших объектов города. Более того, оценив по достоинству значение минеральных вод Джалал-Абада, он добивается у Туркестанского военного округа необходимых ассигнований и на месте целебных источников в 1885 году открывает Санитарно-гигиеническую станцию, которая к 1913 году становится настоящий курортом.
По воспоминаниям родственников, Сергей Андреевич был прекрасным семьянином, обходительным и добродушным человеком. Старые фотографии запечатлели запоминающиеся открытое приятное лицо, обрамленное окладистой рыжеватой бородой и непременными у военных того времени пушистыми длинными усами, и слегка усталыми добрыми светло-серыми глазами. Говорят, что Сергей Андреевич очень любил детей и никогда не приходил домой без гостинцев и подарков, пусть даже пустячных. Он вместе с женой Лидией Эрнестовной (сводной сестрой в будущем государственного деятеля России Глебу Кржижановского), вырастили пятерых дочерей и двух сыновей. Их дом всегда был полон людей. Запросы многодетного семейства вынудили Топорнина — старшего построить на Скобелевской улице (ныне улица Ленина), у спуска к Акбуринскому мосту большой одноэтажный дом с надворными постройками, в которой каждое лето собиралось не только все семейство Топорниных, но и подруги дочерей по гимназии и товарищи сыновей по кадетскому корпусу.
Кстати, в этом доме, которому более века, в годы Первой мировой войны содержались австрийские военнопленные, а позже нашли приют обитатели детдома, а в советское время здесь размещалось ДОСААФ.

Штабс-капитан  Сергей Андреевич ТопорнинНе имея возможности полно рассказать о жизни семьи Топорниных, остановимся хотя бы на некоторых наиболее интересных ее членах.
Жена — Лидия Эрнестовна, обремененная семейными заботами, вынуждена была учительствовать в школах из-за хронического дефицита в семейном бюджете.
Старшая дочь — Софья вышла замуж за рано овдовевшего командира 10-го Туркестанского батальона Павла Рябова, имела от него двоих детей, преподавала немецкий и французский языки, в одно время даже заведовала кафедрой в Московском педагогическом институте.
Вторая дочь — Евгений невольно увековечила свое имя, выйдя замуж за поручика Николая Корженевского, служившего в Ошском гарнизоне. Как и старшая сестра, она преподавала в школах и гимназии, оказалась верной супругой и помощницей Николая Корженевского- выдающегося исследователя Памира, который в одну из своих экспедиций открыл третий- памирский семитысячник и «в знак любви и признательности» назвал вершину именем жены. Эта вершина вошла в историю как пик Корженевской.

Из двух сыновей Топорнина особый интерес представляет старший — Дмитрий, прошедший все ступени военного образования, в том числе окончивший в 1911 году Артиллерийскую академию и получивший право преподавать во всех военных учебных заведениях. Дмитрий Сергеевич отдал военной науке почти 60 лет жизни. Он разработал и обосновал эффективный способ артиллерийского огня с применением особых таблиц. Такая система артогня была успешно применена на фронтах Первой мировой войны и получила высокую оценку в военных кругах.
В октябре 1917 года, возвращаясь с фронта домой, в Ташкент, полковник Дмитрий Топорнин в Петрограде невольно стал свидетелем штурма Зимнего дворца. (В тот день он находиля в здании Генштаба на Дворцовой площади). Путь в Ташкент в условиях паралича железнодорожного транспорта и начала гражданской войны был непрост.
После двухмесячных мытарств в теплушках офицер царской армии в форме и при личном оружии наконец добрался до Оренбурга. Но командование белой армии никак не соглашалось пропустить полковника через линию фронта. Только после многодневных споров Дмитрию Топорнину было разрешено двигаться дальше, но при условии, что он сдаст личное оружие — револьвер и шашку.
Дивя в Оше, Дмитрий Сергеевич страстно полюбил горы и дважды — в 1911 и 1914 годах — на свой страх и риск самостоятельно провел экспедиции, исследуя природу и недра Памира. В частности, он обследовал старинные горные разработки знаменитого памирского лазурита. Из второй поездки Дмитрий Сергеевич привез в Ташкент двух подростков из бедных таджикских семей, устроил их учиться и помогал им «выйти в люди». Один из этих подростков впоследствии писал: «В 1914 году я со штабс-капитаном Д.С.Топорниным уехал из Горно-Бадахшанской области, закончил 8-летнюю русско-туземную школу, а затем и педучилище. В 1921 году вернулся в Горно-Бадахшанскую область, был назначен председателем областного ревкома, а позже — избран вторым секретарем ЦК КП Таджикистана». Так простому таджикскому юноше Шотемору Шириншо Дмитрий Сергеевич помог стать государственным деятелем.
Завершая повествование об одном из основателей нового Оша — Сергее Андреевиче Топорнине, скажем, что свой жизненный путь этот замечательный человек завершил в Ташкенте в возрасте 63 лет и прах его покоится на старом кладбище (ныне имени Боткина) в семейном склепе вблизи православной церкви.

http://dipkurier.narod.ru/dip03-2/rusturkestan1.htm

12 комментариев

  • Владимир:

    До землетрясения 1966 года мы были соседями семьи Топорниных. Мы жили во 2 Гоголевском (Красном) тупике, в самом конце тупика, в доме № 13. Топорнины жили в доме №11. С именем Дмитрия Сергеевича Топорнина связано одно из самых ярких и дорогих для меня воспоминаний моей юности.
    Это произошло в начале лета 1965 года. В школе уже были каникулы, мне было 17 лет, я перешёл в 11 класс. У нас был дом и большой двор. Я был во дворе и чинил насос игрушечной ракеты. В это время раздался звонок в дверь. Вход в дом был через двор и открывать дверь гостям было моей обязанностью. На пороге стояло двое мужчин, пожилой и молодой. Пожилой был очень представителен, от него приятно пахло одеколоном. Гости у нас бывали часто, ритуал встречи был чётко разработан. На площадку перед верандой ставился маленький столик и подавался чай. Перед площадкой был цветник, в цветнике на палке стоял маленький фонтанчик – брызгалка, который включался когда приходили гости. Всё было так сделано и на этот раз. Мама подала чай, я сел вместе с гостями. Старший спросил:
    -А что у тебя в руках?
    — Это насос.
    — Я вижу, что это насос, но для чего он? Это же не велосипедный насос.
    — Нет, это насос для ракеты.
    — Для ракеты??? Очень интересно, а ты не мог бы её запустить?
    Ракета была устроена следующим образом: в неё на 1/3 наливалась вода, потом накачивался воздух, ракета взлетапа, когда на насосе отпускалась защёлка. Корпус ракеты был пластмассовый, на носу толстая резинка, чтобы после полёта ракету можно было легко достать к хвосту был привязан тонкий шелковый шнур. А вот в тот день, о котором я рассказываю, шнура как раз и не было. Поэтому моему собеседнику я сказал что запустить ракету нельзя, т.к. она улетит к соседям.
    — А ты запускай вон в ту сторону – сказал он и указал в сторону Топорниных.
    — Нет.
    — А что, тот парень может её не отдать? Запусти, я его уговорю.
    — Нет, если хотите идёмте на улицу, там я ее запущу.
    -Да нет, на улицу я не пойду. Слушай, а ты что сам сделал эту ракету?
    — Я что, Генеральный Конструктор, что-ли?
    Тут мой собеседник улыбнулся, и сказал, что он знает этого человека. Всю дорогу молчавший его спутник предупреждающе произнес:
    — Сергей Палыч!!!
    — Я же не называю фамилии!!! Просто я знаю этого человека!!! Мало ли кого я могу знать!
    В это время вышел папа, они начали говорить о делах, и я конечно вышел из-за стола. После завершения разговора, когда гости стали уходить, я всё-таки захотел показать запуск ракеты и вышел на улицу. Но Сергей Павлович сказал:
    — Нет, это магазинная игрушка и смотреть на неё совсем не интересно. Иди домой.
    Они направились к выходу из переулка. Сергей Павлович несколько раз поворачивался и строго говорил: -«Иди домой!!!» а я стоял на месте.
    Когда я вернулся домой, то папа меня спросил меня, куда пошли наши гости. Я сказал, что они ушли. Папа улыбнулся и сказал:
    — «Нет, скорее всего они пошли к Дмитрию Сергеевичу (Топорнину).»
    — «Но я же видел, как они выходили из переулка!»
    — «Ну а когда ты ушёл, то они вернулись к Топорниным.»
    — «Почему ты так думаешь?»
    — «Потому что люди науки могут прийти только от них. Старший – московский академик, он просит квартиру в Ташкенте для своего ученика. Придётся обратиться в горисполком. »
    Мне тогда было 17 лет и, в силу возраста, я был б`ольшим коммунистом, чем мой отец, Абдалин – старший, я начал выступать, что это нечестно, что на квартиры существует очередь и т.д. и т.п.. На это папа сказал, что академик может обратиться к Ш.Р. Рашидову и тогда Шараф Рашидович спросит, а почему просьба московского академика не была удовлетворена?
    Когда в январе 1966 года скончался С.П. Королёв, то прочитав некролог я сказал папе, что это – тот человек, который был у нас летом. Папа посмотрел на фотографию и сказал:
    — «Нет, этот конструктор, а тот был физик — ядерщик.»
    Ну, раз папа сказал, то так оно и есть, он лучше знает.
    Прошло много лет, я успел поступить в МГУ и закончить его, в 1978 году папа скончался, и я совершенно забыл об этом случае. Где-то году в 80-81 мы с моим другом Маратом Захидовым и с его соседом Эдуардом Машеевым возвращались откуда-то на маратовской машине.
    Э. Машеев был тогда доктором наук, заместителем директора института кибернетики. Я знал, что Эдуард-ака – «королевский» человек, т.е. ученик Сергея Павловича Королёва. Когда мы остановились около моего дома, то Машеев сказал, что ему очень хочется пить, и я пригласил его и Марата на чашку чая. Когда мы поднялись в квартиру, то моя жена подала нам чай с вишней на веранде. И тогда состоялся следующий разговор:
    -« Володя, а Вас не удивляет, что я фактически напросился к Вам на чай?» — спросил Машеев.
    -« Нет, нисколько.»
    -« Да нет, Вы удивлены. Дело в том, что я один раз уже был у Вас и пил чай с вишней.»
    -« Вы извините, но я этого что-то не помню.»
    -« Вы не помните, потому что я был в гостях вообще-то не у Вас, а у Вашего отца, и был я не один. Я был вместе с Сергеем Павловичем Королёвым.»
    После этих слов я обалдел, и челюсть у меня отвисла.
    -« Не может быть!!??»
    -« Да нет, оно так и было.»
    -« Не может быть!!!»
    -« Слушайте, это Вы конечно всё забыли, потому что Вы были в нежном возрасте а я этого забыть не могу, потому что решался очень важный для меня вопрос, вопрос получения квартиры. Так вот слушайте. Вы жили в тупике на улице Гоголя, ваш дом стоял в самом конце тупика. Рядом с Вами жил мой ташкентский учитель, профессор Дмитрий Сергеевич Топорнин. Мы были у Топорниных и Дмитрий Сергеевич сказал, что сосед может помочь в решении вопроса с квартирой. Дмитрий Сергеевич просил не говорить, что это он направил нас к Вашему отцу. Мы пошли к вам. Калитку нам открыл мальчик, который сразу пошёл и поставил стол и стулья на площадку перед домом и включил фонтанчик на палке (наверное, это были Вы). Ваша мама накрыла на стол, и Вы, разговаривая с Сергеем Павловичем, положили вишню и сахар в стакан, раздавили вишню в сахаре и налили чай. Ну, теперь Вы убедились, что я говорю правду?»
    -« Да.»
    -« Так вот, Володя, я зашёл к Вам для того, чтобы сказать, что Вы пили чай с Сергеем Павловичем Королёвым, и именно Вы научили его пить чай с вишней. Этому способу он потом учил многих своих знакомых в Москве.»
    -« А как же с квартирой?»
    -« Квартиру я тогда получил через 2 недели после разговора с вашим отцом, около театрального института, рядом с Вашим теперешним домом.»
    Я тогда очень пожалел, что ни Дмитрий Сергеевич Топорнин ни мой отец, Александр Степанович Абдалин, так и не узнали, что у них в гостях был самый выдающийся конструктор 20 века – Сергей Павлович Королев!
    Владимир Абдалин.
    P.S. А Сергей Павлович уважил просьбу Дмитрия Сергеевича и не сказал, откуда пришел. Мой батя сам догадался.
    Владимир Абдалин

      [Цитировать]

  • А мы ищем контакт с внучкой Д.С. Топорнина Еленой. Ёлка, отзовись! Рая, Рува.

      [Цитировать]

    • Екатерина:

      Я дочь Елены Евгеньевны Топорниной — Ёлки (так звали её все родственники).Можете связаться с нами по E-mail Aleksa457535@mail.ru

        [Цитировать]

      • Вера Капитан:

        Добрый день! Вам что-нибудь говорит фамилия томашевская Надежда Павловна в девичести Рябкова-это моя бабушка дочь Рябкова Павла Петровича, который женился на Топорниной Софье. Если есть желание напишите нам есть о чем поговорить С уважением Вера.

          [Цитировать]

        • Антон В. Лаврентьев-Задорожный:

          Вера, здравствуйте!

          Нашёл ваше сообщение на сайте https://mytashkent.uz/2010/07/17/toporninyi/
          Меня зовут Антон Викторович Лаврентьев-Задорожный. Я правнук Нины Николаевны Топорниной (Лаврентьевой) (1906 — 2002). Живу в Санкт-Петербурге.Занимаюсь изучением своеё родословной уже более 3-х лет. И конечно, фамилия Топорнины занимает в моих исследованиях очень значимую часть.
          Я составил родословное древо Топорниных и, исходя из него и вашего сообщения, мы являемся кровными родственниками по линии Андрея Андреевича Топорнина (1815 — ?). Получается, что вы приходитесь мне пятиюродной тётей.
          Очень хотелось бы с вами пообщаться и узнать о вас побольше.

          С уважением,
          А.В. Лаврентьев-Задорожный
          Санкт-Петербург
          Skype: Anton Lavrentyev-Zadorozhny
          Email: antonio.oeste@gmail.com

            [Цитировать]

        • ГЮЗЕЛЬ:

          Не в честь вашей Софьи Сергеевны было названо село в нашем районе? (Софийское поле или Софиевка )

            [Цитировать]

  • СТЕЛИОС МАРИС:

    Я учился в САзПИ (позже ТашПИ)в годы 1955-1960, на Энергофаге. Высшую математику нам преподавал чудесный человек и учёниый Топорнин,к сожалению не помню его имя-отчества. Если речь идёт о нём, то я благодарен судьбе за то что учился у него и тем самим получил путёвку в мою дальнейшую кариеру.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Да… Фамилия ТопорнИн встречается довольно редко. Когда-то в русском театре им. Горького служила инспектором сцены ТопорнинА. Дочка её училась на постановочном факультете школы-студии МХАТ.

      [Цитировать]

  • Надежда Топорнина:

    Ищу единомышленников и возможно родственников, всех тех кому не безразлична история рода Топорниных

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.