Татары в Узбекистане Разное

По материалам сайта tatarinform.ru

Три четверти татар живут вне пределов своей исторической родины. Около полумиллиона – в Узбекистане. Таким образом, в Узбекистане проживает одна из крупнейших татарских диаспор. Исторические связи татарского народа с народами Средней Азии давние. Известно, что прародина татар – Волжская Булгария (Х–ХIV вв.) – имела дипломатические и торговые отношения со странами Средней Азии и особенно тесные – с Хорезмом. Эти связи укрепились в период Казанского х анства (XV–XVI вв.). После разгрома его Иваном Грозным, чтобы избежать насильственного крещения, многие татары бежали в разные края, в том числе и Среднюю Азию. Её население относилось к ним с симпатией, как к единоверцам.

Указом 1874 года Екатерина II дала широкие права татарским купцам, ведущим торговлю с Туркестаном, Китаем и Персией. В 1794 году восемь купцов из казанских татар с караваном в 80 верблюдов направились из Омска в Ташкент через Бухару вместе с экспедицией горных инженеров (среди них был горный инженер Г.С. Бурнашев – татарин по происхождению). Однако из Бухары хан их не выпустил, ссылаясь на опасности в дороге. Несмотря на все трудности, российское правительство стремилось наладить регулярную торговлю со среднеазиатскими ханствами, привлекая для этих целей «торговых татар».

Самая большая татарская община сложилась в начале XIX века в окрестностях Ташкента, в местечке Ногай-курган (на территории нынешнего Сергели), благодаря смекалке и оборотливости казанского татарина муллы Губейт-Уллы, который на свои средства купил землю и продал своим соплеменникам в рассрочку. Первая татарская деревушка в 40 дворов имела планировку, отличную от азиатской. Поселившиеся здесь татары бежали в основном из страха попасть в рекруты или от насильственной христианизации. За ними потянулись их соплеменники в погоне за наживой. За неимением пахотной земли, жители Ногай-кургана или промышляли извозом (арбакеши), или занимались разведением садов и огородов при своих домах, продавали картошку, квас и кумыс.

В середине XIX века в бухарские, хивинские и самаркандские духовные медресе не прекращался поток татарских учащихся – шакирдов из Казани, Уфы, Оренбурга, желающих получить образование. Из этой среды появляются такие личности, как Г. Курсави, Ш. Марджани и другие, ставшие первыми реформаторами мусульманских медресе в России.

Уже к концу XIX – началу XX века новые передовые татарские просветители, педагоги новометодных школ, деятели культуры, печати, литературы и театра, впитавшие в себя передовые достижения восточно-мусульманской и европейской культур, начинают выступать, как отмечает В.В. Бартольд, в роли просветителей своих туркестанских единоверцев. Джадиды открыли десятки светских школ, в которых учились местные и татарские дети. Значительную работу проводили татары в налаживании местной периодической печати. Первые узбекские печатные книги были напечатаны в типографии Казанского университета. Первые типографии в Ташкенте и Хиве под названием «Михбосма» также были привезены из Казани Шахигиреем Биккуловым. Во многих типографиях наборщиками и книгопечатниками работали татары. Ими же были созданы и первые общественные читальни. Изгнанная бухарским эмиром узбекская интеллигенция спокойно проживала в Казани.

Таким образом, татарские просветители сыграли большую роль в просвещении Туркестана. Навсегда в истории джадидского движения Узбекистана, наряду с именами М. Бехбуди, С. Айни, А. Авлони, Фитрата останутся и имена татарских просветителей: Низамитдина Сабитова из Бухары, Шакира Мухтари из Ферганы, Абдуллы Тукмуллина из Намангана, Мухтара Бакира из Хивы, Абдуллы Беги Мустакаева, Булата Салиева из Ташкента и многих других.

Приток татар увеличился с завоеванием Россией Туркестана. Значительное количество татар пришло в Туркестан вместе с царскими войсками в качестве солдат и офицеров. Свободные от службы татары работали, главным образом, переводчиками и маркитантами. Женщины занимались шитьём, кулинарией, выпечкой, в том числе на продажу.

В 80-х годах XIX века в Ташкенте прочно обосновалось уже более 100 человек татарской национальности. Татарская слободка образовалась вблизи Бешагачских ворот (татары, как правило, селились в русской части городов). Улица вдоль арыка Анхор получила название Татарской (ныне ул. Тураба Тулы). В конце XIX века в Ташкенте уже действовали татарская мечеть и медресе Марджани (снесены в середине 30-х годов во время строительства театра им. Навои), а в центре Ташкента процветал пассаж братьев Яушевых (в районе ресторана «Зарафшан»).

В 1902 году в Новой Бухаре была открыта первая татарская школа, а в Ташкенте функционировала татарская школа им. Муллы Hyp Вахидова. В 1904 году Сахибом Еникеевым был создан первый национальный театр. Революция 1917 года прервала расцвет джадидских реформ образования и период исламского просвещения. Последующие события привели в 20–30-х годах к массовому притоку в Среднюю Азию татар, над которыми нависла угроза раскулачивания, коллективизации, голода и репрессий.

В 1926 году в Узбекистане проживало 28 400 татар. В 20-х годах здесь выходило несколько газет, журналов на татарском языке, существовали национальные библиотеки, профессиональные театры, институт просвещения, готовящий учителей для татарских школ. В этот период в писательской организации Узбекистана существовала татарская секция, в которую входило несколько десятков писателей.

С середины 20-х годов в Узбекистане действовало Татаро-башкирское бюро. В последующие годы под его руководством в крае функционировало 17 национальных школ, три дошкольных заведения, две библиотеки.

В 1929 году было создано два татарских колхоза. В середине 30-х годов татары на производстве занимали первое место среди представителей нацменьшинств республики – 1060 человек.

Дальнейший приток пришёлся на годы войны и послевоенные годы. В 50–60-е годы шла волна беспаспортников из сельской местности Татарстана. Устраивались они в Узбекистане на тяжёлую работу, не пользующуюся спросом у местного населения.

После Ташкентского землетрясения 1966 года прошла ещё одна волна переселения в Узбекистан как татар, так и представителей других национальностей.

В 70-е годы происходит перелом в миграционных процессах. Начинается постепенный, но всё более увеличивающийся отток русскоязычного населения на прежние места проживания и историческую родину. Это связано с рядом социально-экономических причин.

Приходят годы горбачёвской перестройки. В 1989 году происходят известные Ферганские события, и начинается уже массовый исход татарского, и не только, населения. В начале 90-х годов XX века в Узбекистане поднялась волна национализма, были слышны лозунги «русские в Рязань, татары в Казань». По различным причинам многие татары вынуждены были уехать в Россию, США, Казахстан.

Проблематичным стало устроиться на престижную работу, особенно в госорганы. В учебных заведениях, больницах и поликлиниках, учреждениях почти не остались квалифицированных специалистов. Экономическая ситуация остаётся тяжёлой. Но парадокс – практически исчезли проявления бытового национализма, лозунги 90-х годов напрочь забыты.

К 2000 году в Узбекистане проживало 324 080 татар, то есть на 100 000 меньше, чем было в 1990-м.

Из культурных событий можно выделить создание в 90-х годах XX века Татарского общественного центра (Ташкент); появились татарские национально-культурные объединения (Алмалык, Бухара), татарская редакция теле радиокомпании Узбекистана, фольклорный ансамбль «Яшьлек», эстрадный театр «Дуслык», самодеятельные ансамбли «Якташ», «Ләйсән», «Безнен мирас», татаро-башкирский фольклорный ансамбль «Шатлык». Одна из центральных улиц Ташкента названа в честь выдающегося татарского поэта Габдуллы Тукая.

Сегодня татарские национальные центры действуют в Ташкенте, Самарканде, Бухаре, Карши и других городах.

http://www.vatanym.ru/?an=vs309_mp3

8 комментариев

  • Дания Нуриева:

    Благодарю за интересную информацию.Каковы прогнозы на будущее, есть ли шансы на счастье под солнцем Родины у не титульной нации?

      [Цитировать]

  • Дания поверте есть шансы, после того как уехали лучшие специалисты и заводы стали из за этого иметь проблему, у местных кадров мозги стали на место, но было уже поздно, поэтому сейчас все будет сделано что бы оставшиеся мозги не утекли за границу Узбекистана.

      [Цитировать]

    • ELLE:

      Свежо предание, да верится с трудом.
      Какие заводы стали иметь проблемы? Которых уже нет?
      Мы свои кадры выкуем, в смысле — накуём.

        [Цитировать]

    • Анатолий:

      Мозги на пустом месте не бывают. Это процесс создается поколениями. А учитывая уровень образования в нонешнем Ташкенте, а тем более на периферии…
      Да и не нужны никому эти заводы уже. Пример тот же тапоич. Передали Российскому объединению и тут же обонкротили. А управляющим поставили безграмотного.

        [Цитировать]

  • вася:

    наковать-нет проблем а вот что дальше делать с этими заготовками?

      [Цитировать]

  • Чтобы наковать нужно иметь кузнецов а их то и нет теперь!!! ТАПОиЧ этому пример!!!

      [Цитировать]

  • Шамиль:

    Так, какова же дальнейшая судьба татар-путешественников, которых «из Бухары хан не выпустил, ссылаясь на опасности в дороге.»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.