Категории лиц Искусство История

Пишет zuzlishka

У нас во дворе все всё знали.
Кто лагерный — это мы, то есть Бабушка-дедушка и я, профессорша Александрова, и еще много соседей.
Кто еврей, например, Борька, Лилька, Берта, Яша маленький и даже мой любимый военный доктор Марк Михайлович.
Гриша-сапожник был ассир — это что-то такое между армянином и татарином. Но больше он считался сталинист, у него в будке среди шнурков были и ленин и сталин. Он не соглашался снять сталина ни за что. А ленина снять тогда никто и не просил.
Васин папа считался просто пьяница.


Буркановы родители были русские. Они об этом часто говорили как о большом и важном деле, наложенном на них сверху — нести просвещение узбекам, которые без них, Буркановых, даже задницу подтереть не могли. А ихняя Таня была как все, просто девочка, и с Равшанкой, узбеком, играла, а родители ее не одобряли. Считалось, что ей надо дружить с нами, неузбеками. Чтобы  набраться не вшей, а культуры.
Одно время я считалась лагерная психическая внучка, но потом стала просто психическая внучка. Это потому что Хрущев отменил лагерных.
А узбеков и евреев не отменял. Берта ждала, когда отменят жидов.
Я писала Хрущеву поздравление за отмену лагерных. Я нарисовала розы и красиво написала:
Уважаемый Никита Сергеевич!
Желаю Вам долгих лет жизни и здоровья и благодарна очень, что Вы нам дали квартиру и реабилитировали нашу семью.

А бабушка заставляла переписывать слово «реабилитировали», чтобы правильно было.
Берта тоже хотела написать ему, чтобы отменил «жидов» или «реабилитировал».
Но я уже не помню, послала ли она письмо. У нее так всего боялись, что, наверно, ей не разрешили.

Примечание. Если кто-то не знает, речь идет о дворе дома на Новомосковской между к/т Москва и площадью Куйбышева. Е.С.

12 комментариев

  • Русина Бокова:

    Я примерно в то же время, что описано росла в Ташкенте. И вокруг было много взрослых-любых(парикмахеров, продавцов папирос,домохозяек) и было много детей. Конечно, разных национальностей все были и, наверное, разных политических убеждений. Но, вот не помню, чтобы кто то из взрослых или детей акцентировал на этом своё или чужое внимание- все просто жили, маленькими и большими житейскими заботами. И, если и писали правительству письма, то наверное, делали это тайно. В общем- на Жуковской жизнь текла ровно и обычно, а на Новомосковской- сложно, и это практически одновременно! Какой , однако, странный город был!

      [Цитировать]

  • Guzal:

    Дорогая Русина, я тоже не помню такого. Видимо на ул. Навои жизнь текла как и на Жуковской…:-)))

      [Цитировать]

  • НаталиМ:

    И я такого не видела.
    Но на Новомосковской, как раз в этом доме, жила сестра бабушки. Квартиру эту ей дали после реабилитации мужа, расстрелянного в Питере в 37 году. И холодильник ещё ей дали в качестве компенсации — муж был известным профессором , если не ошибаюсь, математиком. Точно знаю, что в этом доме получили квартиру ещё какие-то, но совсем уже дальние родственники, тоже семья реабилитированного. Может, скопление этих людей в одном месте и рождало такую атмосферу…

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    У меня были четыре лучших подружки- Гулька, Анька, Лорка и я(значит три). У Лорки папа с маой были военнопленные, отсидели, Гуля-узбечка, Аня-еврейка. Мы это понимали, а вот думать об этом не думали и взрослые так же об этом и о своих друзьях с этих позиций и не помышляли.Господи, как же хорошо тогда всем жилось!

      [Цитировать]

  • Акулина:

    А мы жили в Ленинском училище, Когда мою маму забрали в роддом, папа был в командировке, и я неделю жила в семье соседей Нодельман, а жалели и присматривали за мной всем двором, невзирая на национальность, через многие годы достаточно вспомнить, что мы из училища, даже прежде незнакомые становятся родными, Может быть кто-то думал по-другому, но скрывал, Бог таким судья.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Акулина
    Уверена-никто, абсолютно никто в те годы не делил людей по категориям национальности. Для меня и по сей день эта тема попросту непонятна. Ташкент был многонациональным городом и там жили в то время особые, прекрасные и сердечные люди. В нашей семье всё было намешено- и национальности и политические ориентировки, а если и происходили какие либо разногласия, то только на чисто бытовые темы. Хотя и разногласий я не помню толком. Тоже было и в отношении к соседям. А двери нашего дома от гостей, которые приходили без телефонных звонков каждый вечер, да и телефон то был только у наших соседей- в семье профессора Гаспаряна Ивана Гавриловича. Он всю нашу семью лечил в случае надобности. Дед- офицер в армии Колчака был, папа- в Военном Трибунале и МВД- и все нормально уживались!

      [Цитировать]

  • Tatjana:

    А я жила между кинотеатром Москва и стадионом Старт, на той же Новомосковской. Народ был разный: от рабочих до министров. И разных национальностей. Устраивали субботники: всем домом сажали деревья и цветы во дворе, а потом дети устраивали концерты. Вот уже больше 50 лет дружу с соседями по той квартире — корейцами.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    А у нас в тупике была Епархия- ходили монахини и священники, очень ласковы были к нам- к детям. И в нашем же тупике жила семья первого секретаря ЦК Узбекистана Ниязова. Он часто вечером прогуливался, с моей бабушкой о чём то любил перекинуться словами. А с его детьми мы все играли(младшими).А бабушка моя, когда во время голода они приехали в Ташкент из Москвы- сказала- всё! Здесь и помру- так ей всё понравилось и вскоре уже свободно говорила на узбекском, за что её очень уважали и лучшие фрукты и мясо домой приносили -недорого совсем продавали. А она их всегда чаем из самовара поила с вареньем!

      [Цитировать]

  • Vic_Tor:

    Речь идет не о том ли доме, где была библиотека имени Есенина?

      [Цитировать]

  • Ришат:

    Я тоже жил в Ташкенте в эти годы, учился, а позднее работал и положа руку на сердце могу сказать практически до начала 90-х годов не ощущал никакого деления на нации. Среди моих друзей, однокурсников и коллег было очень много людей разных национальностей и было только одно отличие — это в проведении застолий. Правда меня всегда удивляло, что мои друзья евреи считали себя обиженными и преследуемыми, но мы только подсмеивались над этим. Жаль, что эта ташкентская атмосфера не сохранилась. Я часто бывал в других городах и могу сказать, что такой дружественного и уважительного отношения к нациям как в Ташкенте, я не встречал нигде.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Абсолютно согласна- Ташкент всегда был уже нацией- ташкентский! И этим всё сказано.

      [Цитировать]

  • elle:

    Ну, знаете… В то время таких пол-страны было. Если — не больше.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.