Тенгрианский календарь, или вечное круговращение мушеля Разное

Я давно интересуюсь историей разных календарей, даже рубрика есть на Арбузе такая. Поэтому мне кажется, что это всем интересно.

Человеческая история знает немало календарей. Календарь – это не просто способ подсчета лет и месяцев, это система представления о времени, которую вырабатывает та или иная цивилизация в процессе своего развития в соответствии с собственной религией, конкретными географическими, хозяйственными и экономическими условиями. В настоящее время наиболее используемыми являются мусульманский лунный и христианский солнечный календарь, а также календарь животных. Он состоит из пяти двенадцатилетних и шести десятилетних циклов. Казахам он известен под названием «мушель», а до революции 1917 года им пользовались практически все тюрко-монгольские народы.

Мушель, как и празднование Наурыза, был запрещен в 1926 году, но в 70-х годах прошлого века снова стал входить в моду.
Мушелем называется период в 12 лет, где каждый год обозначен определенным животным. Так каково же происхождение данного календаря? Советский исследователь В. Шахматов в 1955 году писал, что «такое летосчисление впервые возникло у кочевников Центральной Азии в конце первого тысячелетия до нашей эры тогда, когда завершился переход к кочевому скотоводству как господствующей форме хозяйствования… и имеет глубокие материальные корни и так или иначе связано с экономикой и хозяйством этих народов». По мнению В. В. Цыбульского, «зарождение этого календаря» связано с кочевыми народами Центральной Азии… факты идентичности (за небольшими исключениями) выбора животных и их последовательности свидетельствуют о примате региона Центральной Азии.

В Японию этот календарь пришел из Китая в III веке н.э., а в самой Поднебесной считается, что «годы числом 12» породил потомок ян-ди, сын Хоу-ту, по имени Е-мин. Российский ученый Б. Л. Ритин отмечает, «что соотношение 12-летнего цикла с животными было заимствовано китайцами от тюрко-монгольских племен сюнну (гунны), с которыми в эпоху Хань ( III век до н.э. – III век н.э.) они находились в непосредственном соседстве. На заимствованный характер этой системы указывает, в частности, несовпадение символики включенных в ней животных с традиционными древнекитайскими представлениями; так, западу в ней соответствует не тигр, а курица, и т.п.» В русской дореволюционной научной литературе этот календарь называли киргизским, либо киргиз-кайсацким цикловым календарем. Сегодня его называют циклическим животным календарем, лунно-солнечным календарем народов Юго-Восточной Азии, Юпитерским календарем (по планете, дающей отсчет 12-летнему циклу), но наиболее точным названием является «тенгрианский календарь». Кроме движения солнца и Луны он учитывает 12-летний цикл обращения Юпитера вокруг Солнца и 30-летний цикл Сатурна. Путешествия древних номадов по длительности и протяженности во много раз превосходили странствия современных им мореходов.

В беспрерывно движущемся и меняющемся мире кочевника единственно неизменными были Менги Кок Тенир – Вечное Синее Небо и звезды на нем. Говоря про знания казахов о небесных светилах, русский путешественник XVI века А.И. Левшин отмечал: «По замечаниям располагает он занятия свои, отдых, свидания. Словом сказать, он смотрит на небо, как европеец на карманные часы». Об этих особенных знаниях кочевников писал калмыцкий этнограф У. Э. Эрдниев. « Калмыки не знали часов. В солнечные дни любого периода года они определяли время по тому,  на какую часть кибитки и на какую часть предмета падает солнечный свет». Искусство же ночного ориентирования, неведомое оседлым народам, стало неотъемлемым вкладом в боевую технику номадов, способных на массовые ночные передвижения по звездам.

Кроме громадных перемещений к изучению звезд побуждал и характер кочевого производства. Если для земледелия актуальна погода на год вперед, то для кочевника производственный цикл растянут на несколько лет.  Для усиленного производства и выживания кочевнику необходимо знать погоду на несколько лет вперед. Особенности производственного цикла и беспрерывное перемещение в пространстве формировали в психологии кочевника особое чувство большого времени. Одним из самых страшных бедствий, уносивших несметное количество скота и приводивших к голоду, был джут (бескормица). Системой, позволяющей видеть эти климатические катаклизмы, и стал циклический календарь-мушель. Знание 12-летних циклических изменений климата, связанных с воздействием Юпитера, а также колебаниями солнечной активности, позволяло предвидеть погоду на много лет вперед. Самым опасным считается год Зайца (Коян), год непременных джутов, особенно тяжелых через каждые 36 лет.

В старину у казахов наблюдение за звездами, счет времени, предсказания погоды производились профессиональными жрецами – есепши, не бравшими за свои знания платы.  Сторонники китайского происхождения календаря аргументируют свою позицию «не казахскими» названиями годов Дракона (Улу), Обезьяны (Мешин) и Курицы (Тауық). В силу ограниченности объема статьи поговорим о драконе. Казахские ученые считают, что название года «Улу» происходит от глагола «улу» – выть, завывать.  Как пишет А. Мухамбетова, «казахское «улу» – выть, завывать сходно с современным китайским «лу» – дракон.  Но в календаре китайцы год Дракона называют не «лу», а «чэнь», корейцы «чин»,  вьетнамцы – «тхин», японцы – «тайцу». С казахским «улу» сходно только монгольское, а отнюдь не китайское название года «луу». Прав М. Искаков, считающий, что, «улу» произошло от исконно тюркского «улуы» – воющий и «улы» – великий. И то и другое могло быть  табуированным обозначением волка, всеобщего тотема тюрко-монгольских племен и народов. «Великий Воющий представлен во всех формах культуры (вербальный фольклор, инструментальная музыка, орнамент) очень богато, что и предопределило наше принятие как основной версии – улу – волк».
Мнение о том, что под «тауык»  понимается не курица, а самка дикой птицы обоснованно, т.к. в казахском языке этим словом обозначаются, вообще самки птиц с гребешками. Вызывают сомнения аргументы в пользу того, что мешин – это созвездие плеяд. Нелогичным представляется присутствие в ряду животных созвездия. Но это тема дня отдельного разговора. Коренной особенностью тенгрианского календаря является отсутствие в мушеле атрибутивного признака всех других календарей – нумерации годов. Наши предки не посягали на измерение Вечности. Нумерация – линейная, а мушель не имеет ни начала, ни конца. Конец одного цикла – это всегда начало следующего. Цикл из 12 освоенных единиц-часов образует мушель, цикл из 5 мушелей образует 60 летний круг – толык мушел (полный мушель), который сам бесконечно повторяется. Если в авраамических религиях земное время – суетное, бренное и стремится от начала к неизбежному концу, а тот свет – священная божественная вечность, то кочевник живет в циклическом спиралевидном времени, едином и для Тенгри, и для аруахов, и для человека.

Совершенное зло или добро повторяется не буквально, а в вариациях. Именно поэтому любое добро и зло обязательно возвращается, пусть и в иной форме. В тенгрианстве мир этот и мир иной тесно взаимодействуют. Малые циклы встроены в большие, между временем человека и аруахов (духов предков) нет разрыва. Аруахи и шаманы-баксы свободно перемещаются по времени и пространству Верхнего, Среднего и Нижнего миров. Человек, живущий по тенгрианскому календарю, живет в бесконечности, состоящей из многовариантных самоповторов. Поэтому по-казахски человек не просто умирает, а возвращается, таков точный перевод слов «кайтыс болды».

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.