О «Пахтакоре», других интересных встречах — с любовью. Часть 2 Tашкентцы История

Михаил Зальцберг

Кстати, у футбольных тренеров Ташкента есть традиция — по окончании сезона проводить свой День тренера (нет-нет,это не римейк» Иронии судьбы»). Вначале футбол, затем- баня, ну, а потом всеми любимый узбекский плов. И вот однажды, конечно, шутя, я попытался подковырнуть Сергея Артемовича, мол, такая потеря для узбекского футбола. Он улыбнулся и сказал: да не может этого быть чтобы я не взял тебя в большой футбол? И тогда я понял две вещи. Во-первых, где Сергей Артемович, а где я? И второе (об этом я догадывался еще тогда): я бы не смог попасть в большой футбол хотя бы причине ухудшения зрения, ведь когда после окончания школы я надел очки, мир заблистал для меня столькими яркими красками!

Но футбол футболом, а тем временем перед нами стал открываться прекрасный мир тенниса.Эта увлекательная игра захватывала нас с каждым днем, с каждой тренировкой (летом мы тренировались два раза в день).Разумеется, давалось все с большим трудом. Но рядом с нами были великие люди(не побоюсь этих слов), самозабвенно влюбленные в теннис. Прежде всего ,это Г. Дашевский, тогда еще молодой, но амбициозный наставник, очень тонко и со знанием дела руководивший тренировочным процессом. Вспоминаю, с каким интересом мы смотрели фильмы, снятые Г.Дашевским в Москве о гастролях теннисного цирка Джека Крамера из Америки. Для того времени это было выдающимся событием, ведь все звезды, ставшие профессионалами, приехали продемонстрировать и красоту тенниса, и казавшиеся невероятными трюки. Здесь я прервусь, чтобы позже вернуться к теннису, а сейчас вновь окунемся в волшебный мир футбола.

РОЖДЕНИЕ МЕЧТЫ

В 1960 году «Пахтакор» был переведен в первую группу класса «А» наряду с «Молдовой», «Кайратом», «Даугавой» и таллиннским «Калевом». В нашей республике начался футбольный бум, от которого мы с папой не могли остаться в стороне. Он «достал» два сезонных абонемента в 37-й центральный сектор, и до 1964 года, когда «Пахтакор» покинул класс сильнейших, чтобы в том же году заслужить право на возвращение, оставались среди преданных его почитателей. Может кто-то из бывших ташкентцев или гостей столицы помнят будку с лучшими в Ташкенте кепками и фуражками (я в этом никогда не сомневался), стоявшую в самом центре Алайского базара. Так там и работал мой отец, не знавший праздников ( кроме основных, еврейских, разумеется). Звали его «Рыфул» (так было в паспорте) или «дядя Гриша» (а вот этого он сам не мог объяснить). И до своей кончины в 1972 г. он оставался ярым приверженцем «Пахтакора», что не могло не передаться мне и Яше, который, правда, окончил институт связи.
Я же, как нетрудно догадаться, проявлял больше склонностей к творчеству, и так как настоящим футболистом я не стал, зачитывался интервью и разными материалами о спорте и, прежде всего, конечно о футболе. А в 9-м классе пришло осознанное решение -буду поступать на журналистику. Кстати о творчестве. Надо было видеть мои линейки, портфель, пенал тех времен — они все были испещрены такими будоражащими записями: удар Красницкого-го-о-л! 4:0 в пользу «Пахтакора»! Иногда героем моих страшно оригинальных надписей становились Абдураимов, Пшеничников, Стадник или почти забытый Юрий Беляков, который в 1962 году забил в Ташенте великолепный мяч ударом головой самому Льву Яшину. Кстати, если линеек не хватало, то в ход шли заборы или стены в туалете, но это уже был плод коллективного творчества.

Что ещё почитать:  Театр Марионеток

ЗВЕЗДА ВАЛЕРИЯ САМОТЬКО И ДРУГИЕ ЗВЕЗДОЧКИ

Да, был такой игрок в наших школьных сборных по футболу, баскетболу и гадболу (волейбол почему-то он не жаловал).Так я вам скажу, это был талант редкой пробы. Настоящий универсал, он в сумасшедшем темпе вел игру и нас за собой. Всегда подтянутый, в красивой форме(на этот раз я имею ввиду инвентарь), он вызывал восхищение. Особенно ему удавались гадбольные  броски — что ни бросок, то гол. Так уж получилось, что после школы все мы разбежались по своим институтам и прочим местам работы. Плюс это наше землетрясение, которое с одной стороны помогло Ташкенту стать «Звездой Востока»,а с другой — очень уж разбросало людей.
Вернувшись после армии, работая в спортивной газете, я навел справки и узнал, что Самотя некоторое время был спринтером, затем стал футболистом в команде второй лиги «Хива». Потом был детским тренером по футболу на стадионе «Трактор».Что тут прибавишь? Жаль ,что не стал Спортсменом, ведь природа наделила его сполна. А недавно я узнал, что он уехал жить в Грецию.
Кто еще входил в» Команду молодости нашей» под названием «Школа»? Прежде всего упомяну Мансура Шахалилова, бывшего посла Республики Узбекистан в Белоруссии, ныне он преподаватель истории в московском Ломоносовском университете. О Ладо и Самоте вы уже наслышаны, добавлю только, что Ладо — сын Тамары Исааковны Козловской, одного из архитекторов памятника 14-ти ташкентским комиссарам, и Николая Владимировича Кокая, бывшего преподавателя ТашПИ, потомка древнего грузинского рода, защитил кандидатскую, живет в Германии. Увы, есть и 4 потери. Уже говорилось о Джамале Исламове. В автоаварии погиб Леня Россихин, наш главный волейбольный забивала, еще один кандидат наук. Скончался Гена Сайфутдинов, помнится, особенно хорошо ему давался гандбол. А вот гибель Толика Щура не удивила никого — он был из неблагополучной семьи.

1 комментарий

  • Vic_Tor:

    Я тоже ходил в «пижонской» кепочке от вашего папы, купленной в том самом центре Алайского базара. Скажу больше, этот фасон мне очень нравится до сих пор. Он немного изменился со временем и теперь его называют «Вандамка».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.