Британский парк – брат восточного базара История Разное

Ташкент веками выполнял роль крепости, которая защищает рынок на Великом шелковом пути. Это был последний город на земледельческой части Мавераннахра, дальше – степи. Потому Ташкент и имел такую живучесть. Если посмотреть на план города, видно, что все дороги вели к старгородскому базару, все основные улицы от древних 12 ворот Ташкента сходились к нему. И то, что старогородской рынок не был оформлен архитектурными красотами, ни о чем не говорит, потому что этот очень популярный базар – памятник не архитектурный, а культурно­экономический.

Если говорить о Ташкенте как «базарном» городе – как сказал один из русских классиков про популярный в прошлом базар: «Вы не знаете Тезиковки – там можно купить все, что угодно». И это была сущая правда, которая относится ко всем рынкам.
Традиция в Ташкенте была таковой, что одного большого базара всегда не хватало, образовывались гузарные центры и в старом городе, и в новом. Самое удивительное то, что в центре нового города, как и в центре старого, возник такой же рынок  – Воскресенский базар. Воскресенка размещалась в самом что ни на есть центре нового города, где сейчас стоит театр оперы и балета.
Возник в 1928 году Алайский рынок. Есть фотографии тех времен – просто несколько скамеек. До этого и базара не было, а было место, где продавали зелень да лепешки для тех, кто нес передачи в городскую тюрьму поблизости (позже тюрьма стала административным зданием фабрики «Юлдуз»). В Алайском переулке и возник рыночек, который стал самым крупным базаром новой части города. На самом деле Алайский базар – совсем молодой.
Зато старых базаров нового города больше нет – нет Воскресенского базара, нет Туркменского. Госпитальный базар тоже, практически, уничтожен  – он перестроен и превратился в торговое предприятие.
Рынок все же народное предприятие, не государственное. И в этом вся прелесть старого базара. Для человека средневекового рынок был всем. Восточные базары, как английские парки, – там сначала высаживают траву, а уже потом на протоптанных тропинках мостят дорожки и получается английский пейзажный парк. Если вы проложите дорожки так, как кто­то нарисовал заранее, – люди просто по ним не пойдут. То же самое и базары, они не что иное, как перекрестки дорожек, но дорог жизненных.
С изменением коммуникаций в городе менялись и базары, которые сильно зависят от подъездов, пассажирских потоков, удобных подъездных дорог, количества населения, живущего в округе, – это целая группа вопросов, которые не всегда учитывались.
Передвинули Туркменский базар всего­то на сотню­другую метров, и он оказался на деле в пустом месте  – теперь вокруг и жилья­то особого нет, и транспорта. Для супермаркета это место может и хорошо, но для базара…
Бешагачский базар возник в двадцатом веке, в то время, когда город был другим, – на месте Чиланзара были сады и поля, продукцию которых надо было продавать. Вот они все и устремлялись на Бешагач. Первый дом на Чиланзаре построен был в 1959 году, и с этого начался восход массива Чиланзар и закат бешагачского базара, который сейчас тих и полупуст. А Фархадский базар совсем молод, как нов и весь массив Чиланзар, потому он напоен жизнью и кишит людьми.
Как Ташкент был разным, так и базар не был всегда одинаков, в разные века и эпохи выглядел по­разному и пытаться делать его неизменным совершенно бессмысленно.
Все дело в разумном подходе.
Базар – это вопрос не просто обслуживания населения, это своего рода показатель взаимодействия сельского и городского населения. И если не было свободы на селе, это отражалось и на базаре. В советские годы рынок был своего рода отдушиной, потому что несмотря на все запреты базар жил. Во времена хлебной монополии социалистического государства человек не имел права печь собственный хлеб, и как, спрашивается, жить традиционному человеку Средней Азии, который без лепешки жизни не представляет? Базар был своего рода компромиссом – национальная лепешка никогда не исчезала с базаров и продавалась, хотя это и не было разрешено.
Базар – живой организм, тем более в Средней Азии, где тысячелетняя традиция и сам образ жизни требуют рынка.
В социалистическое время частное предпринимательство и кооперативы не поощрялись, что ущемляло права базаров. В наши дни люди спокойно продают и покупают. После 1991 года базары поднялись, стали лучше, чище, удобнее, но тут всегда надо помнить, что декретом базара не построишь.
Поэтому перенос Туркменского рынка на сто метров привел к тому, что он умер, погасло его цветение: люди просто не пошли за ним эти сто метров.
И «Госпиталка» сегодня – скорее промышленное предприятие и совсем не похожа на базар. С другой стороны, старогородской базар, который сейчас называется Эски Джува, реконструировали удачно, и сегодня базар – то же самое столпотворение, как прежде, и выглядит в XXI веке так же, как в XX, XV и X веках. Впечатление то же самое: только вместо осликов и верблюдов теснятся автомобили, и так же не пройти. Купола старого нового базара, где даже глубокой ночью ты можешь что­то купить, сделаны очень удачно и украсили город.
Каким будет базар через сто лет? Трудно представить, каким будет человек, общество, техника через сто лет, но можно сказать так. Когда изобрели кинематограф, предрекали что умрет театр. Театр жив. Появилось телевидение, стали прочить гибель кино. Кино живет. Интернет появился с интернет­торговлей и аукционами: начались прогнозы, что умрут и театры, и кино, и книги, и базары, но… Интернет, как большая свалка, – там есть все, однако человеку выбирать, что ему надо, а что нет.. Человек привержен традициям и ему нужно традиционное искусство, нужна книга, нужно кино, нужен театр и нужен базар.
Природа человека не меняется и не меняются вечные ценности.
Базар – не жестко регламентированная торговая точка, а нечто большее, важное для жизни. И мы всегда в поиске – каким должен быть базар? Люди меняются, меняются запросы, меняются и базары. Характер такой здесь, торговая страна у нас – это центр Великого шелкового пути и в этом нет ничего плохого. Во времена тоталитаризма говорили: торговля  – это плохо. Но в торговле ничего плохого нет. Соединять разные концы и полюса мира – значение торговли. Не было бы Великого шелкового пути, по которому шел обмен не только товарами, но и идеями, знаниями, художественными представлениями, культурой, – не было бы современной цивилизации.
Рынок – отражение, лицо страны, лицо города, лицо народа.
Базар вечен.

Источник

5 комментариев

  • Действительно, от коммуникаций все зависит… Вот на Максимке был базар перед Светланой. Его перенесли к кинотеатру Дружба. Так там продавцов больше, чем покупателей. Зато все подходы к метро и площадка перед Светланой усыпаны торговцами. Сколько их не гоняет милиция, а они все равно тут. Одно слово — базарное место.

      [Цитировать]

  • Рустам Талипов:

    как всегда очень интересная статья от Бориса Голендера, большое ему спасибо.

      [Цитировать]

  • aida:

    А жив ли базар на Кукче?

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Как же я люблю Ваш сайт! Сколько труда в него вложено и как он интересен!!!Спасибо.

      [Цитировать]

  • Анвар:

    Чтобы вырастить ровный газон важно не допускать на него революционеров. Как это англичанам удается?

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.