Ташкент – город, знакомый с детства Разное

Ташкент – город, знакомый с детства, с его жарким летом, когда хочется искать спасения у водной глади, и желательно в глубокой тени деревьев. Короткой осенью, когда хочется пошуршать листвой в парках и скверах, побродить и насладиться всеми оттенками желтого цвета, так нет, а деревья то ещё не согласны расставаться с зелёной кроной… А потом вдруг как-то сразу и неожиданно приходит зима, то есть не по календарю, но так, чтобы сразу было видно – вот она Зима! А так как, первый снег в Ташкенте выпадает часто в конце декабря – начале января, то чаще всего заканчивается зима тоже как-то неожиданно. Что, тем не менее, не делает весну менее долгожданной!

В детстве время пролетает быстро, и все радости детства имеют календарную взаимосвязь, всё просто, как у всех детей, в большинстве городов мира: Зима, ну это просто, снег и всё что с этим связано, весна – ну просто счастье какое-то, тепло, зелено, воздушные змеи, и с улицы не загнать. Лето в Ташкенте — отдельный разговор, всё то же, что и весной. Да и купаться, купаться, купаться! В Бозсу, Анхоре, Чирчике, Ташморе, Чарваке и всевозможных бассейнах и водоёмах Ташкента, включая фонтаны!

А ещё в горы! Здорово, ещё с начала поездки, на шести часовой электричке, и только так, иначе не прочувствовать всю прелесть ощущения путешествия. Почему-то железная дорога мне всегда приносит ощущение перемен, и обновления, ожидания, и предвкушения чего-то нового! Мимо окон проплывает ещё не проснувшийся окончательно город, но кое-где над дувалами и виноградниками стелился дымок, кто-то разогревал шурпу приготовленную вчера. Запах дыма над городом тесно связан с детством. Низкий, переливающийся с крыши на крышу, льющийся через дувалы вечерний дымок приносил с собой ароматы вечерней кулинарии. И можно было почувствовать по запаху, что у соседей сегодня на ужин. Летом, особенно в пору 40 дневной чилли, самой жаркой поры лета, дым с мангалов, тандыров и кухонных печей, тонким, но стойким покровом, заливал весь старый город, чуть приподнимаясь над крышами, прибитый жаром угасающего дня, разливая непередаваемую смесь ароматов. Зимой же вздымался от печей тонкими струями высоко в небо, быстро тая, но оставив после себя стойкий и острый запах горящего угля, смешанного с запахом снега, и оттого ещё более острый.

Пролетели годы, изменились улицы города, появились новые, раскинулись парки, и до неузнаваемости изменилось лицо старых площадей, пропали с улиц многие ветки старого звенящего, как школьный звонок трамвая и появились новые станции метро. Возникли новые Университеты, памятники и мемориальные комплексы. Сегодня это цветущий современный город, восхищающий своих гостей современными зданиями галерей изобразительного искусства и национальной одежды, отелей и банков, Государственной консерватории и Центра детского художественного творчества. Приятно сознавать, что и сам поучаствовал в украшении столицы при создании керамических панно, украшающих новую консерваторию, Музей «Памяти жертв репрессий» на Шахристанской и арки «Эзгулик» (Арка добрых и благородных устремлений) с возносящимися ввысь аистами на площади Мустакиллик. Но при всех переменах старый город остался как будто прежним с жмущимися друг к другу домами и извилистыми улочками под жарким солнцем. По утрам меня будит нехитрая песня перепёлки «бедана» из плетёной клетки на окне соседского дома. Всё также вкусны лагман, плов, шурпа и дыни, пробовал в других местах – не то. Так же шумен базар и может похвастать «юсуповскими» сахарными помидорами, которых нигде больше, как у нас и не встречал, не довезёшь, настолько нежны, море фруктов, которые дразнят своим ароматом и горячая самса с «думбой» (бараний курдюк)!

Однако, изменился ритм жизни города, стал более нетерпеливым и торопливым, позже закрываются магазины и кафе, днём куда-то спешат по делам господа ташкентцы, с совсем не азиатской расторопностью. Но ночью город в основном спит в отличии от большинства мегаполисов, не спящих ни днём, ни ночью. Может в этом и есть очарование Ташкента, когда город меняясь, сохраняет традиции и уклад жизни и лишь добавляет красок и новых звуков к старой мелодии, которая звучит в сердцах людей. В неё вплетены и призыв муэдзина в ночи, и свадебные карнаи, ритм дойры, а иногда зазвучит маком под дутар. Старый, добрый Ташкент, город, где все знают, что «Ташкент город круглый» и о каком городе пел Виктор Цой в песне «Звезда по имени Солнце».

Автор: Павел Ган, активист Культурного центра немцев Узбекистана «Видергебурт», художник

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.