О Венере Фаворисовне. О Человеке. О Педагоге. Tашкентцы Искусство

Автор Диана Кафар.

Я поменяла шесть школ. Имена одноклассников, завучей и директоров в трех первых и двух последних успела забыть. Четвертая школа – мое золотое время, разговор отдельный и речь не о ней. Началась институтская пора. Здесь меня ждали сессии, стипендия, зачеты, лекции, семинары, словом, вся атрибутика высшего учебного заведения. Но не только это. Здесь я встретила Человека и Педагога с большой буквы, которому я без зазрения совести буду петь дифирамбы и слагать оды. Заслуженно. Ничего не обещаю. Но, закончив институт, приносить цветы по поводу и без, мне бы хотелось именно ей. Надеюсь, у меня хватит совести не забыть это свое желание и хотя бы раз дать понять, что о ней помнят, что ей благодарны, что она оставила неизгладимый след в чьей-то жизни. Вам, Каюмова Венера Фаворисовна, от вашей студентки, пару листов печатного текста и искренняя благодарность за то, что вы есть и за то, что вы такая, какая вы есть.

Ангела-хранителя всего так называемого евро-потока, трудно не любить. Это вам подтвердит практически любой студент. Мягкий голос, тихая и милая улыбка, какая-то по-матерински добрая. Открытый взгляд, простодушный и негромкий смех, смех человека с чистой душой. Она это прочтет, и, даю слово, смутится. А потом встретит меня в коридоре факультета и скажет: «Диана, ну вы меня захвалили просто, мне теперь даже неудобно как-то… Зачем вы так?» А я отшучусь в ответ, мы вместе посмеемся и разойдемся по своим делам. Каждый из нас знает, что эта статья ровно ничем не изменит ни меня, ни ее. Но пусть знают и другие. Я так хочу.

Помню лето 2006 года, мы заканчивали второй курс. Поступил приказ из деканата: отремонтировать свои аудитории. Среди студентов поднимается ропот: почему это должны делать мы? У студентов журналистов планы всегда приблизительно одинаковые: добиваться правды и отстаивать свои интересы. В меру возможностей. Собираемся писать декану, ректору… Но тут кто-то замечает: «А знаете, у Венеры Фаворисовны из-за нас могут возникнуть серьезные проблемы. В конце концов, это она отвечает за русские группы». И тишина… Через пару дней начинаем интересоваться, сколько нужно сдать. И сдаем по несколько тысяч сум… Венера Фаворисовна все это время только хмурит брови, предвидя проблемы, которые могут возникнуть у нас и у нее, и ничего не говорит. Для нее каждый студент – это личность. А личность имеет право решать за себя, как ей поступать.

На третьем курсе изучали социологию. На семинарские занятия дали задание провести собственное соц. исследование. Я не долго думала над темой и провела рейтинг преподавателей, опросив студентов второго, третьего и четвертого курсов. Нетрудно догадаться, кто был признан лучшим. Заканчивается третий курс, а Венера Фаворисовна об этом исследование до сих пор ничего не знает. Казалось бы, приятно будет человеку услышать, что его ценят. Пожалуй, просто не смею смутить чужой дух… Ложная скромность и скромность истинная требуют разного подхода. Вторая даже заслуженной похвалы предпочитает не слышать, первая падка на лесть…

Захожу иногда на кафедру, просто поболтать о том, о сем, рассказать новости, поделиться впечатлениями. Ловлю моменты, минут десять в перерывах между парами, затем разбегаемся по занятиям. Как-то раз услышала, как кто-то из студентов, гость в институте редкий, спрашивает: «А Венера здесь?» Всегда давали и даем клички преподавателям, кого-то называем сокращенно, по имени, фамилии или отчеству. Но на сей раз, такое сокращение меня покоробило. Многие из нас не ленятся произносить ее имя полностью. По-моему, показатель, как вы считаете?..

Венера Фаворисовна заведует кафедрой Языка, стиля СМИ и литературного редактирования. Она филолог по образованию (кандидат филологических наук, доцент), читает лекции по стилистике русского языка, языку телевидения, редактированию. Мы еще с первого курса прекрасно знали, что это за человек. И всегда она была с нами мягкой и отзывчивой. Именно она и никто другой, поддерживала наши проекты, помогала решать наши проблемы. Но все прекрасно знали: работать на ее занятиях придется в седьмом поту. Так и делали. А не делали, тем хуже. Преподавателей, которые знают предмет и могут его преподнести студентам, на самом деле не так много. Я старалась быть лучшей. Не хотелось, чтобы во мне разочаровывались… Интересно, как проводился зачет по предмету «Стилистика русского языка» — первому, который она у нас вела. Ведь можно же было написать контрольную, дать списать, и никто не просит сидеть в институте до пяти вечера, а она сидит… И каждый сдавал собеседование, один на один. Если нужно, два раза. Но всегда сам и пока не сдашь.

На четвертом курсе, для меня еще впереди – спец.курс на выбор. «Поскольку это последний семестр учебы в университете, я почти всегда выбираю спец.курс по написанию дипломной работы», — объясняет моя собеседница, у которой я решила взять небольшое интервью. Студенты факультета журналистики нередко грешат тем, что дипломную работу пишут как привыкли. Т.е. в художественно-публицистическом стиле, а не в научном, чего требует диплом – работа прежде всего научная. «Взять к примеру заголовки – воздействующую функцию они выполняют в СМИ, а в дипломе важна информативность, — продолжает Венера Фаворисовна. – Это одна из основных проблем…. Но на этот раз, — говорит она, — хотелось бы поговорить о таком явлении как манипулирование сознанием при помощи средств массовой информации». На своих занятиях мы периодически затрагивали этот вопрос, поэтому могу сказать, что тема это очень интересная и занимательная.

Училась Венера Фаворисовна в Уфе, аспирантуру заканчивала в Питере, тогда еще Ленинграде. Тема научной работы: «Структурная, прикладная и математическая лингвистика». Слово «математическая» меня удивило. «У нас в семье все хорошо знали математику,» — объясняет Венера Фаворисовна. Начинаю спрашивать про детей. Двое: дочь и сын. Оба учатся на 4-ом курсе, дочка – на факультете прикладной математики Национального университета, сын – на радио-инженера в Техническом университете. И вправду, сплошные «технари»…

Про время учебы на аспирантуре Венера Фаворисовна вспоминает: «Когда писала диссертацию, очень много времени проводила в зале механико-математического факультета, где стояли ЭВМ. С компьютерами была знакома плохо, поэтому немало времени потратила и на то, чтобы познакомиться с работой вычислительных машин, написала компьютерную программу. Тема диссертации была: «Ритм классического русского стиха». Сейчас по этой же теме пишу докторскую…» Для того, чтобы написать эту работу, пришлось изучить творчество 57 поэтов XVIII века, более ста поэтов XIX века. Суть – в том, чтобы докопаться до общих закономерностей, миновав отличительные особенности каждого автора в отдельности.

— Какие у вас планы на будущее? – спрашиваю я.

— Хотелось бы написать учебные пособия по предметам, которые я преподаю. Материала уже более чем достаточно, а учебных пособий по языку СМИ нет. Такие лекции вообще только у нас на факультете читаются, это новшество, придуманное нашей кафедрой.

От себя добавлю, что новшество это пришлось очень по душе студентам, многие из которых находят, что это те знания, единственно ради которых стоило приходить на этот факультет. Для журналиста ведь важна практика, а теория, пожалуй, нужна именно такая.

— Чего бы вам хотелось? – Я задаю вопрос, ответ на который меня очень удивляет.

— Я хочу, чтобы меня освободили от этой должности, — Венера Фаворисовна улыбается, не спеша объяснять свое желание. Впрочем, вскоре я все понимаю сама. – Я превратилась в административного работника, — сетует она. – Чиновников и проверяющих не интересует, что происходит в аудитории. Их интересуют бумаги. Поэтому большую часть времени они проводят на кафедрах, в деканате. А мне нужно следить за тем, чтобы были в порядке все эти бумаги, папки. А работа над учебниками стоит. Я хочу заниматься наукой…

— А кем бы вам хотелось быть? Рядовым преподавателем?

— А я поняла, что я больше никем быть не могу… — Отвечает она, как будто расстроившись. А надо ли (расстраиваться)?..

Наша героиня часто принимает участие во всевозможных конференциях, пишет научные статьи. Рассказывает, что как-то раз участвовала в конференции, на которую были приглашены преподаватели и работники национального телевидения. Прочитала доклад на тему «Язык программы Ахборот». Рассказывает, что все очень удивились. Многим казалось, что анализировать тут нечего – настолько это для всех привычно. И, наверное, ее студенты – немногие из тех, кто знают, что тут есть о чем поговорить.

«Она очень умная женщина, — говорит о ней моя однокурсница, Цой Наталья. – Очень уравновешенная, спокойная… И преподаватель очень хороший». Да, я бы даже сказала мудрая женщина. В ответ на просьбу как-нибудь охарактеризовать ее, другая моя однокурсница, Квасова Анастасия, отвечает: «Да все о ней одинаково думают, чего тут говорить? Ничего плохого сказать не могу». Все одинаково. Не любят только, что требования у нее высокие. Чего греха таить, не все у нас любят учиться…

Подводя итоги, хотелось бы сказать, что это человек, который вызывает у меня безграничное уважение. И доверие. Да и не только у меня. Побольше бы таких женщин нашей стране – наш мир бы стал лучше.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

1 комментарий

  • Комил Каланов:

    Когда речь идёт о хороших, замечательных людях с настоящими человеческими качествами, я первым вспоминаю о Венере Фаворисовне.
    Венера Фаворисовна, женщина с добротой и огромной душой. Сердце человеческое есть всегда сердце, в Париже и в Москве, и в Ташкенте: оно обмануть не может. Вам желаю долголетия, крепкого здоровья. Никогда не устали от любимого своего творчество.
    Искренне с уважением, Комил Каланов

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.