История о седом Анхоре Искусство

По мосту снуют сотни машин, нетерпеливо позванивают на остановке трамваи, спешат пешеходы… А здесь у жизни другое измерение: широкая водная гладь словно и не движется вовсе, только чуть колышется, будто дышит. Ускорь шаг – и обгонишь вон тот кораблик – кленовый листок, что плывет вдоль берега. Спокоен, величав седой Анхор. Он такой всегда – и ранней весной, когда несется по его широкому руслу мутный, бурный поток, и поздней осенью, когда вода его – темно – синяя гладь, от которой веет холодом далеких гор. Анхор – это не суетливый, пенистый Салар с бурунами, порожками, крутыми изгибами русла. Анхор, как и подобает старшему брату, строже, глубже, полноводнее. Спуститесь к нему, зачерпните ладонью воды. Холодна? В самый жаркий полдень окунешься в него, заплывешь на середину, расслабишься, блаженствуя, отдавшись его могучему течению, но пройдет минута – другая – и уже ищешь глазами ближайшие ступеньки, чтобы выбраться на берег: уж очень холодная вода…

Правда, заядлых любителей купаться этим не остановишь. Проезжаешь порой по улице Навои и видишь на парапете моста бронзовые спины мальчишек – греются перед очередным заплывом. А морозной зимой, когда вокруг белым- бело и под ногами хрустит корочка льда, вода Анхора обманчиво кажется горячей: словно парное молоко клубится над руслом теплый пар, и озябшие воробьи жмутся поближе к воде. Посмотришь на отчаянных смельчаков, легкими саженками переплывающих Анхор в такое вот морозное утро, подивишься их розовощекости и веселью, с каким растираются они полотенцем, стоя босыми ногами на снегу, и подумаешь – может действительно такой теплый Анхор? Но большинство все же придерживаются иного мнения. Ташкентцы любят свой Анхор, в первую очередь за его прохладу, величавость и полноводность. За те блаженные минуты, когда сидишь у самой воды на мягкой курпаче, пьешь ароматный чай под журчание потока, бьющегося о сваи настила. Прислушайтесь: это Анхор рассказывает вам свою историю…

Неспокойно жилось наместникам Кокандского ханства в захваченном ими Ташкенте. То и дело вспыхивали в городе мятежи, волнения, не помогали даже жестокие публичные казни захваченных бунтовщиков, которые устраивались на базарной площади. В самом начале 19 века, дабы обезопасить себя от мятежного города, построили в Ташкенте кокандские ханы свою крепость. Она поднялась на окраине города, на левом берегу канала Анхор. «Укрепление сие, — писал современник в 1813 году, — обнесено со стороны Кокании двумя высокими каменными стенами и двумя глубокими рвами, а к городу одной стеной и глубоким каналом до 50 сажен ширины» (Анхор). На противоположном берегу шла городская оборонительная стена, здесь же расположились одни из городских ворот – Шейхантаурские На новых землях у канала расселились высшие чины кокандской администрации в Ташкенте, поднялись казармы Кокандского военного гарнизона, склады.

…Анхор, протекавший ранее на окраине, стал теперь главной животворной артерией этой части города. Сам он брал начало из еще более полноводного канала – Бозсу. Перед самым Ташкентом Бозсу разветвлялся на два почти равных рукава – Кайкауз и Анхор, которые, обводнив городские земли, снова соединялись за пределами Ташкента в общий канал. Анхор, например, питал 23 крупных арыка, растекавшихся в основном по «кокандской» части города. Удобные во всех отношениях места на берегах Анхора облюбовали и строители «нового» города, который начал расти по левую сторону канала после присоединения Ташкента к России. Естественная водная преграда была как нельзя кстати для возведения здесь новой крепости, да и первый генерал–губернатор Туркестанского края решил устроиться поудобнее, дабы не страдать от столь жаркого климата. Свой дворец он велел выстроить прямо на берегу Анхора, на месте, где раньше высилась городская стена. Первая улица нового города протянулась здесь же, прямо вдоль берега канала. Она соединила крепость с главной улицей города – Шейхантаурской. Так Анхор оказался границей между старым и новым городом. Только мост через канал соединял два, во многом отличных друг от друга Ташкента.

Сегодня кто – нибудь из старожилов еще может сказать по привычке: «Поедем в старый город». Но где старый, где новый? Один он сегодня – древний и вечно юный Ташкент. Аксакал, проходя по аллеям, раскинувшимся по берегу Анхора, теребит в волнении бороду и восклицает: «Джуда соз!» Не узнает старого, знакомого ему с детских лет канала, в котором он купался мальчишкой. Где скользкие глинистые берега, заросшие густым кустарником, непролазные рощи, болотистые заводи? В бетон одет сегодня Анхор, а вдоль берегов не крепостные стены тянутся, не пустыри да кукурузные поля, а аллеи и парки, уютные чайханы и кафе. Анхор все такой же полноводный, щедрый на прохладу и тень своих берегов.

Только однажды останавливал он свой бег, когда было решено капитально реконструировать старый канал. Чего только не было найдено в его русле, захламленном за долгие годы! Говорят, даже старый «Запорожец» «всплыл», когда сошла вода. Я лично его не видел, но зато был свидетелем более впечатляющей находки. Когда обнажилось дно, в районе бывшей крепости берег ощетинился рядами проржавевших снарядов… Многое может рассказать седой Анхор. Зайдите в чайхану, которая стоит у моста на бывшей Шейхантаурской улице – сегодняшней просторной магистрали, носящий имя Алишера Навои. Чайхана эта так и называется – «Анхор». Возьмите чайник крепкого чая, присядьте на краешек сури и прислушайтесь, как журчит под настилом вода. Это седой Анхор рассказывает свою историю…

Автор: Александр Тюриков

Источник — Красота.уз, фото с Кочегарки

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.