Иван Мушкетов: Открытие «каменного царства» Tашкентцы

Автор Виктор Дубовицкий. Источник.

Еще в гимназии Ивана Мушкетова, в будущем — знаменитого геолога и географа, отважного исследователя Средней Азии, называли «каменщиком». Это прозвище, закрепившееся за юным любителем минералов, растений и насекомых, как будто предопределило его будущее.

И.Мушкетов родился в небогатой казачьей семье на Дону в 1850 году. Рано потеряв мать, он воспитывался у деда, который часто брал внука с собой в поездки по донским степям. Возможно, эти впечатления и породили пристрастие к путешествиям, изучению природы. После окончания в 1867 году Новочеркасской гимназии Иван был зачислен стипендиатом войска Донского и отправлен для продолжения образования в Петербург, где поступил в Горный институт. В июле 1873 года новоиспеченный горный инженер после годичной практики на рудниках Урала подает прошение о направлении его в Среднюю Азию.

В то время огромная территория Средней Азии была практически не изучена, особенно в геологическом отношении. Единственная специализированная экспедиция под руководством К.Ф.Бутенева, побывавшая в долине реки Зеравшан по приглашению змира Бухары Насрулло в 1841 году, собрала лишь самые поверхностные данные на небольшой территории.

В августе 1874 года И.Мушкетов вместе с профессором Горного института Г.Романовским отправляется в Самарканд, а на обратном пути обследует каменноугольные копи и месторождения угля в районе хребта Моголтау у Ходжента. В своей докладной записке по результатам экспедиции исследователи сообщили о возможности перспективных промышленных разработок каменного угля в долине Балалма в 30 верстах от Ходжента. В будущем это блестяще подтвердилось.

В 1877 году И.Мушкетову поручается обследование Ферганской области и Алайских гор. Эта экспедиция давала ученому возможность решить один из важных вопросов географии того времени — являются ли Памир и Алай одной горной системой? Перевалив Алайский и Заалайский хребты, исследователь проник на территорию Памира, в долину реки Муксу, по которой он планировал пройти в глубь горной системы. Это ему не удалось и, вернувшись обратно, он через перевал Кызыларт прошел к самому крупному озеру Памира — Каракулю. «Мы расположились ночевать почти на голом песке, — писал И.Мушкетов в своем дневнике. — Все эти горные долины буквально лишены какой бы то ни было растительности, не говоря уже о лесе, так что нам пришлось везти с собой топливо. Не было даже обыкновенной мелкой травы; камни, камни и снег, и при этом довольно сильный ветер».

Обследовав берега озера Каракуль, экспедиция двинулась в обратный путь. Особенно трудным был участок пути по долине реки Северный Джиптык на Алайском хребте: «Мы, сойдя с лошадей, с трепетом спускались около получаса вниз, где страшно ревет и пенится река. Через нее перекинут мостик, основанием которого служат две небольшие балки. Эти как бы висячие мостики настолько непрочные, что колышутся, когда по ним идут люди. Жалко и страшно было смотреть, как тряслись лошади, вступая на такие мостики, висящие нередко футов на 700—800 над бурливою пучиной. Уже к вечеру, на закате солнца, едва волоча ноги от усталости, наконец, вышли из гор и остановились ночевать в местности Кокбель, где уже начинаются пашни на высоте 4000 футов».

B сентябре 1877 года И.Мушкетов возвратился в Ташкент. Несмотря на очень сложные по проходимости маршруты, им был собран огромный материал по географии и геологии Алайского и Заалайского хребтов, Восточного Памира.

В 1880 году Мушкетов приступил к осуществлению своей давнишней мечты — исследованию ледников в верховьях реки Зеравшан. Снаряжение экспедиции было продумано очень тщательно: легкие сани, шесты с железными наконечниками, веревочные лестницы, якоря для задержки на спусках, большое количество арканов и прочее.

Из Ура-Тюбе экспедиция выступила караваном в сорок лошадей. Путь пролегал мимо горных селений, необычная бедность которых поразила путешественников. Жилища были сложены из ничем не скрепленных валунов. На крошечных покатых площадках среди камней торчали тощие злаки. Мушкетова поразила выносливость местных жителей: один из них прошел сто километров по горам за сутки с небольшим. Позднее Иван Васильевич познакомился с другими ходоками, считавшими, что этот герой слабоват на ноги, и что за этот же срок можно пройти до 150 километров.

Через две недели пути экспедиция достигла цели. Вооружившись трехметровыми шестами, с багажом за плечами трое исследователей и пятеро носильщиков стали подниматься по леднику. Температура воздуха достигала почти тридцати градусов тепла. Задыхаясь от жары, в первый день они прошли всего четыре километра. Мушкетов не мог надивиться прекрасным качествам носильщиков, особенно старшего из них — Ахуна: с разительным чутьем тот выбирал путь между трещинами, почти не различимыми среди обломков льда. В знак благодарности Мушкетов присвоил одному из боковых притоков Зеравшанского ледника имя Ахуна.

Наконец, достигнув нужной точки, экспедиция начала спуск в ущелье Зардаля. Если подъем на ледник был труден, то спуск — ужасен. Ледник спускался тремя уступами в сорок, шестьдесят и восемьдесят метров высоты. Некоторые из террас оканчивались ледопадами, под ними зияли огромные трещины, к тому же во время этого «головокружительного» перехода путников застала ночь. «Для ночевки выбрали площадку в несколько квадратных саженей. Чтобы сварить и согреться чаем, пришлось рубить сани, ручки от инструментов — все деревянное, что только имелось в экспедиционном снаряжении. Спуск с ледника был закончен только на четвертый день».

Результатом Зеравшанской экспедиции И.В.Мушкетова стала точная карта oгpомного труднодоступного района в верховьях реки Зеравшан. Навсегда был развеян миф о существовавшем тут якобы грандиозном вулкане Байтам, о котором упоминали китайские летописи. По мнению Мушкетова, не извержения, а каменноугольные пожары дали повод считать эту страну вулканической. Благодаря ему и его товарищам на смену легендарным представлениям пришли образцово выполненные карты — топографические и геологические.

Цикл среднеазиатских экспедиций И.В.Мушкетова был завершен. По его результатам Академия наук присудила исследователю премию, а Русское Географическое общество — свою высшую награду — золотую Константиновскую медаль. Работы И.В.Мушкетова — «Туркестан. Геологическое и орографическое описание по данным, собранным в путешествиях с 1874 по 1881» и «Материалы к изучению землетрясений в России» признаны классическими работами по геологии и сейсмологии Средней Азии и, по сути, заложили основу этих наук в крае.

Об авторе: Виктор Дубовицкий — доктор исторических наук, действительный член Русского Географического Общества, эксперт ИА «Фергана.Ру», живет в Душанбе, Таджикистан.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.