Осторожно, землетрясение! Воспоминания Уломова В. И. Tашкентцы

Автору этих строк приятно сознавать, что в течение трех десятилетий (с 1959 г. и до своего переезда в Москву в 1990 г.) он возглавлял научную работу Ташкентской сейсмической станции, созданной в 1901 году по инициативе основателей сейсмогеологии и сейсмологии — Д.И. Мушкетова и Б.Б. Голицына (см. раздел «Воспоминания»)

Наши школьные годы
Этот снимок сделан весной 1941 года, накануне Великой Отечественной войны (любительское фото моего отца). Я (слева) рядом с моим другом Вовкой Бойко в нашем коммунальном дворе по адресу — улица Пишпекская, 17. В начале улицы протекал широкий канал Дархан-арык, в котором мы и научились плавать. Жили бедно. Пятеро в одной комнате. В детстве не любил дожди, хотя в Ташкенте они и не столь часты. Протекала крыша и чинить ее было невозможно. В комнате расставлялись тазы и кастрюли, которые заполняла капель… На фото я в испанке — в честь детей участников гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Во время этой войны из Испании было эвакуировано свыше 30 тысяч детей в разные страны мира, из них 3000 — в Советский Союз, в том числе и в Узбекистан. В Ташкенте был открыт Дом испанских детей. Воевали в Испании и советские люди, «чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать», как сказано в песне Михаила Светлова. Спустя 30 лет после завершения этой войны мне довелось осенью 1969 года побывать в Испании. Тогда еще не было дипломатических отношений с этой страной и мы делали пересадку в Париже, где нам оформлялись испанские визы.

Мои югославские друзья Милан Арсовский и Драган Ходжиевский по той же причине летели через Рим. После великолепного Парижа (Париж — есть Париж) Мадрид произвел на меня еще более глубокое впечатление своей архитектурой и другими яркими достопримечательностями. Посчастливилось посетить не только все знаменитые музеи Мадрида, прежде всего — Прадо, но и побывать в бывшей столице Испании — сказочном средневековом городе-музее Толедо, родине Эль Греко. Посетил также и мемориальный комплекс «Долина Павших», расположенный неподалеку от другой сокровищницы Испании — Эскориала, дворца-монастыря, в 50 км от Мадрида. Мемориал «Долина Павших» был сооружен по указанию каудильо Франко, победившего в гражданской войне 1936-1939 гг. и «великодушно простившего» своих поверженных противников. Здесь, в общем пантеоне для жертв с той и другой стороны, покоится около сорока тысяч погибших в гражданской войне. Над вершинами горной гряды возвышается 150-метровый гранитный крест, венчающий грандиозный мемориальный комплекс. Здесь же позже был похоронен, согласно своему завещанию, и сам Франко. Мне же, в 1969 году, довелось увидеть Ф.Франко живым и здоровым. Он в окружении карабинеров и со своей величественной свитой, в составе которой были и нынешний король Испании Хуан Карлос с молодой женой, посетил 4 сентября внеочередную показательную корриду в Мадриде. Тогда выступали известные матадоры Luguillano Chico, Manuel Rodrigues, El Marcelino. Власти пришли перед выступлением второго, самого знаменитого матадора тех лет в Испании, и пробыли до конца корриды. Было зверски убито шесть здоровенных быков… Я вместе с Миланом Арсовским и Драганом Ходжиевским случайно попал на это дикое зрелище. Это произошло сразу же после моего доклада 4 сентября на Генеральной Ассамблее Международной Ассоциации по Сейсмологии и Физике Недр Земли IASPEI. Возвращаясь в свою гостиницу, по пути мы купили у какого-то лавочника билеты на эту корриду. Мы сидели в первых рядах неподалеку от двух лож, занятых представителями испанской власти, и отчетливо видели их лица. У меня сохранилась мадридская газета за это число, где официально сообщалось об этом неординарном событии (мои зарисовки этой корриды в разделах «О себе — Увлечения»).

ПЕРВОЕ СЕЙСМИЧЕСКОЕ ИСПЫТАНИЕ
Землетрясение 1946 года Первое сильное землетрясение, которое я испытал в детстве, случилось в ночь со 2 на 3 ноября 1946 г. Тогда сильнейшая тряска в Ташкенте достигала 7-8 баллов по 12-балльной шкале сейсмической интенсивности. Все выбежали во двор, подальше от качающихся одноэтажных домов, сложенных из сырцового кирпича, и находились на улице до самого утра. С рассветом обнаружили многочисленные трещины в стенах и на потолке нашей квартиры. К счастью, сейсмический очаг располагался очень далеко от города, в Чаткальских горах на территории Киргизии, где интенсивность сотрясений превысила 10 баллов. Магнитуда Чаткальского землетрясения составила М=7.5, по шкале Рихтера. Наиболее сильные его повторные толчки (афтершоки) продолжались несколько лет и по магнитуде превышали широко известное Ташкентское землетрясение 1966 года с очагом под центром города. Однако, благодаря удаленности Чаткальского очага от Ташкента, в столице Узбекистана они почти не ощущались. А спустя два года, в ночь с 5 на 6 октября 1948 г., подземная стихия уничтожила столицу Туркменистана Ашхабад и ряд окрестных населенных пунктов, унеся жизни около ста тысяч человек. По магнитуде оно не уступало Чаткальскому. Следующее разрушительное землетрясение в Ташкенте, как уже упомянуто, произошло в 1966 году, т.е. спустя 20 лет после Чаткальского. На этот раз мне довелось возглавлять сейсмологические исследования его причин и природы.

Наш класс и наша Школа №18 города Ташкента. 1940 — 1950 гг
Наша школа была открыта в 1937 году в четырехэтажном здании на улице Ульяновская, которая выходила тогда на Пушкинскую улицу — одну из центральных в городе. Моя родная Пишпекская улица, всячески извиваясь, соединяла своими концами ту и другую. По Пушкинской ходил пассажирский трамвай №3, а по Ульяновской — грузовой, перевозивший мешки с мелькомбината, расположенного в противоположном ее конце. На тех и других трамваях мы, как правило, ездили «зайцами», цепляясь за что удастся.

Поначалу школа называлась №118. Ее директором был Иван Илларионович Музыченко — выходец из рабочей среды, а завучем — учительница истории Коваленок Аделаида Павловна. 1 сентября 1940 года я стал первоклассником этой школы. В годы Великой Отечественной войны в Ташкент привозили целые эшелоны осиротевших детей самых разных национальностей. Узбекские семьи, даже самые многодетные, брали их к себе и вырастили из них настоящих интернационалистов, знающих узбекский язык, как родной. Об этом времени вот как писала известная поэтесса Анна Ахматова, эвакуированная из Ленинграда и прожившая в Ташкенте с ноября 1941 до мая 1944 года: «В Ташкенте я впервые узнала, что такое палящий жар, древесная тень и звук воды. А еще я узнала, что такое человеческая доброта». С октября 1941 г. по август 1943 г. в школе разместился военный госпиталь куда с фронта доставляли раненых бойцов. Наш класс перевели учиться в школу №43, расположенную по другую сторону Пушкинской улицы, на улице Урицкого. (Позже, спустя 35 лет, эту школу №43, расположенную неподалеку от Ташкентской сейсмической станции, на территории которой мы впоследствии стали жить, окончил мой сын Игорь.)

С 1 сентября 1943 года, после эвакуации госпиталя, в здание на Ульяновской вернулись только мальчики. Школа стала называться Школой №18 и стала мужской. Директором Школы №18 стал Александр Фёдорович Сдобников — учитель истории, завучем — Компанцева Евгения Николаевна, преподаватель русского языка и литературы. В 1945 году, после гибели героя Советского Союза генерала Сабира Рахимова, школе присвоили его имя.
Выпускники 7-Б класса Школы № 18 имени Генерала Сабира Рахимова. В центре первого ряда слева направо: Мавва Хибатульевна — наша заботливая куратор в течение всех десяти лет, преподавательница узбекского языка; Александр Федорович Сдобников — самый суровый среди своих ташкентских коллег директор нашей Школы, преподаватель истории; Дмитрий Гаврилович Карболин — мой любимый преподаватель математики; Нина Петровна — стеснительная преподавательница «негласной» тогда сексуальной анатомии. По краям, рядом с «начальством», — два отличника в нашем классе — Несмеянов и Соборников. Первый называл себя родственником академика А.Н.Несмеянова, в то время ректора МГУ, а с 1951 г. — президента Академии наук СССР. В среднем ряду: Кураков, Левченко, Примов, Чанцев, Чирков и Бочкарев. В последнем ряду слева направо — Урлауб, Умаров, Бегельман, Уломов


Выпускники 8-Б класса Школы № 18. В первом ряду слева направо: Малов, Бегельман, Несмеянов, Геворков, Абубакиров, Урлауб, Чанцев; в среднем: Захарченко, Уломов, Кураков, преданная нам Мавва Хибатульевна, Гольдфарб, Исрафилов, Перлов, Черняк (из параллельного 8-А класса); в последнем: Чирков, Барклай, Примов, Кирсанов, Кононов, Авагимов, Соборников.


Выпускники 9-Б класса Школы № 18.
В первом ряду слева направо: Барклай, Евланов, Мавва Хибатульевна, Перлов, Кураков; во втором: Малов, Чанцев, Михольянц, Бабушкин, Уломов, Соборников.

Выпускники 10-Б класса Школы № 18.

На этом фото я запечатлел моих жизнерадостных друзей (слева направо) — Виталия Яковлева, Шуру Куракова и Рэма Турпищева. На переднем плане возле узбекского дворика великолепный ослик — вечный и упрямый трудяга с грубоватым узбекским названием «ишак». Справа — его симпатичный хозяин, между ними — озорной русский мальчишка. Из-за калитки выглядывают и другие желающие сфотографироваться. Мы с Яковлевым впоследствии стали геофизиками-сейсмологами, Кураков — морским офицером, Турпищев — спортивным комментатором. Ташкент, 1950 г.

С нашей Школой №18 можно ознакомиться на сайте http://www.school18.net выпускника 2001 г. класса «Б» Школы №18 Евгения Демидова и его друзей:

Сайт «Внимание! Землетрясение!» был создан мною летом 2005 г. во время двухмесячного трудового отпуска. В поисковых системах зарегистрировался значительно позже, а в рейтинге стал участвовать лишь с мая 2006 года. Буду пополнять свой сайт до конца жизни.

Его уже посетили из многих стран мира. Десятки сайтов поместили на свои страницы ссылки на мой сайт. Первым из одноклассников откликнулся Валя Чанцев (ниже письмо, с его позволения):

«Здравствуй Валентин! Я, Чанцев Валентин Васильевич, забрел на твой сайт и получил огромное удовольствие, вспомнив тебя, Шуру Куракова, Рэма Турпищева, Виталия Яковлева, учеников нашего 10-Б, школы №18 им.Генерала Сабира Рахимова. Помнишь, мы с тобой даже сидели за одной партой. Не то в 8-м, не то в 9-м классе. Вспомнил я и Бутовскую и Валерку Тростянского — друга детства, ныне покойного. Как ты наверное знаешь, я окончил Мехфак САзПИ и вскоре уехал в Москву. Всю жизнь работал в оборонных НИИ. Был конструктором, Зав. Лабом, Нач. Отдела, Заместителем Главного инженера. Занимался разработкой систем управления беспилотных летательных аппаратов, разработкой САПР и внедрением этих разработок в производство. С 1993 года на пенсии. В 2004 году умерла моя любимая жена Маша, с тех пор живу в печальном одиночестве. Поддерживаю связь с Борисом Сандлером. Помнишь он учился в 10-А, а потом мы с ним учились на Мехфаке и были дружны. Сейчас он живет в Израиле и я ему пишу, а он мне звонит периодически… 18.11.2005»

Пишите!

1 комментарий

  • Митрофанов Евгений:

    Я учился в шк.18 с 1944 по 1954 гг. Приятно было увидеть на фотографиях моих дорогих и любимых учителей. Узнал и некоторых ребят: Барклая, Перлова, Бабушкина, Геворкова, Примова, Черняк. После окончания школы учился на мехфаке САзПИ. Работал на ТашТВРЗ им. Кагановича и Авиационном заводе. Уехал из Ташкента как пострадавший от землетрясения в 1966 г. Упорно ищу одноклассников и всех знакомых-ташкентцев. Попал на Ваш сайт-фантастическая удача!Прошу принять меня в Ваши ряды. Спасибо. Митрофанов.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.