Чапан-Ота и земли за межой — история Чиланзара История

Святые покровители Ташкента. Часть V. Чапан-Ота и земли за межой

Андрей Кудряшов (Ташкент) Источник

Мавзолей Чапан-Ота. Фото ИА Фергана.Ру

В Ташкенте священные места, связанные с именами легендарных подвижников ислама, расположены не только среди архитектурных достопримечательностей исторического центра. Часто они находятся в самой гуще типовых многоэтажных застроек, окруживших средневековый город за последние пятьдесят лет. Сплетение будничной жизни окраин современного мегаполиса с удивительными преданиями старины порождает не броскую, неотразимую атмосферу на Чиланзаре — спальном массиве, возникшем в 60-х годах прошлого века на месте загородных полей, фруктовых садов и заболоченных низин. Почти на каждом шагу здесь можно наткнуться на символы и загадки сакральной истории, обычно скрытые от внимания за чередой повседневных дел, но не потускневших в народной памяти.

Мавзолей Чапан-Ота в двух минутах ходьбы от Фархадского рынка, представляет собой памятник чудесному событию. Согласно преданию, святой наставник суфизма Чапан-Ота, почитаемый во многих уголках Центральной Азии как покровитель пастухов и овечьих стад, ударом своего посоха выпустил из недр земли животворный родник, напоивший людей и животных. Позже на этом месте выросла роща орешин, под сенью которых находили отдых купеческие караваны и собирались странствующие дервиши.

Легенда описывает распространенный в истории края случай, когда древнее капище, которому поклонялись задолго до распространения ислама, с помощью мудрецов суфизма было превращено в мазар или «кадам жой» — место, связанное с культом мусульманского святого.

В трех километрах к северу от Чапанаты, как до сих пор называется местность, лежат руины древней крепости Ак-Тепе, с V века нашей эры служившей одним из главных храмов религии огнепоклонников в оазисе Чача и разрушенной во времена арабских завоеваний. По мнению некоторых исследователей, на Ак-Тепе существовал культ Сиявуша — божества умирающей и воскресающей природы. Языческое святилище стало запретным для мусульман, превратившись в голый глиняный холм. Но священная роща была освоена традицией суфизма с помощью чуда, напоминающего о подвигах Моисея в Синайской пустыне. Легко допустить, что шейх Чапан-Ота в действительности мог выпустить из земли родник, если был «лозоходцем». Подземные воды на Чиланзаре до сих пор залегают очень близко к поверхности, что затрудняет прокладку подземных коммуникаций. Роща могучих орешин просуществовала вокруг мазара Чапан-Оты вплоть до 70-х годов XX века, окруженная панельными домами 13-го и 14-го кварталов Чиланзара.

МЕСТО И ВРЕМЯ В НАРОДНЫХ ПРЕДАНИЯХ
Среди архитектурных памятников Ташкента миниатюрный мавзолей Чапан-Ота выделяется интересным декором кирпичной кладки «в елочку». Принято считать, что он был построен в XV веке по распоряжению правителя Самарканда Мирзо Улугбека. Настоящая могила шейха Чапан-Ота находится на вершине одного из холмов, окружающих Самарканд, где этому святому приписывают спасение от вражеского нашествия. Будто бы Чапан-Ота, услышав мольбы мусульман, прилетел вместе с целой горой из далекой Сирии, опустив ее прямо на войско неверных, осаждавших город. Спустя столетия Улугбек, услышав о другом чуде, совершенном легендарным святым под Ташкентом, приказал отправить караван верблюдов со строительными материалами для возведения мавзолея.

Не исключено, что Улугбек, трижды посещавший Ташкент (в 1416, 1419 и 1425 году), мог принять такое решение, подражая деяниям своего великого деда Амира Темура, построившего вблизи Ташкента знаменитый мавзолей Занги-Ота. У молодого правителя Самарканда, как известно, были не очень хорошие отношения с ташкентской аристократией из дома ханов Моголистана, поэтому он мог построить мавзолей Чапан-Ота и из политических соображений, чтобы завоевать симпатии простого народа и мусульманского духовенства.

Мавзолей Ходжа Аламбардор. Фото ИА Фергана.РуФигуры святых Чапан-Ота и Занги-Ота, помимо того, что оба считаются покровителями пастухов, сближает и то, что они могли быть вполне реальными историческими личностями, но их культы вобрали в себя элементы множества народных мифов, включая предания до мусульманской эпохи. Еще один покровитель скотоводства — Куйлюк-Ота жил у южных окраин Ташкента на берегу реки Чирчик, где сохранился его мавзолей, а окружающий жилой массив до наших дней называется Куйлюк.Многие священные места Ташкента овеяны легендами, выявить реальную историческую подоплеку которых сегодня не просто. Например, расположенный в километре к востоку от Ак-Тепе, мавзолей Ходжа Аламбардор на старинном Камаланском кладбище у границ средневекового города и загородных земель Чиланзара, посвящен святому, который умер в X веке и, по преданию, был сподвижником Абу Бакра Каффаля Шаши. Но прозвание Аламбардор — Знаменосец — тремя веками раньше носил один из сподвижников самого пророка Мухаммада. Историки затрудняются утверждать, кто именно похоронен в мавзолее у Камаланских ворот, который, как показали исследования, был построен на месте древних захоронений сравнительно недавно — в начале XIX века.

Камаланское кладбище. Фото ИА Фергана.Ру

Легенды священных мест в Центральной Азии представляют собой особое культурологическое пространство, в котором отношения времени, имен и событий часто носят символический характер, не обязательно точно совпадающий с исторической хронологией и топографией. До сих пор в устных преданиях господствует мифологическое сознание, нанизывающее разные факты на стержень сакрального смысла, от чего место, однажды выбранное для почитания, уже никогда не отодвигается на задворки народной памяти.По прихоти истории, именно Камаланские ворота стали географической точкой, где городская культура исламского Мовароуннахра впервые столкнулась с военной мощью европейской цивилизации. В 1865 году экспедиционный корпус генерал-майора Михаила Григорьевича Черняева, пришедший со стороны Чимкента, после неудачной попытки первого штурма Ташкента предпринял обходной маневр, используя загородные сады Чиланзара как укрытие.

ШТУРМ ТАШКЕНТА
Имея под своим командованием не больше двух тысяч солдат и 12 полевых орудий, Черняев опасался штурмовать город со стотысячным населением, хорошо укрепленными стенами, 60 пушками и тридцатью тысячами вооруженных защитников. Но захватить Ташкент ему было необходимо, поскольку это позволяло создать удобный плацдарм в густо населенном и плодородном оазисе, откуда Российская Империя могла бы осуществлять экспансию в Ферганскую долину, вниз по течению Сырдарьи и в направлении Самарканда и Бухары.

В конце весны 1865 года русские войска заняли крепость Ниязбек на берегу Чирчика, в том месте, откуда берут начало древние оросительные каналы Ташкента. Следуя тактике завоевателей древности, генерал решил изнурить город длительной осадой, перекраы доступ воды на поля и пастбища в жаркие летние месяцы.

9 мая русский лагерь был атакован сорокатысячным войском кокандского ханства, в чьи владения тогда входил Ташкент. После двух часов сражения кокандский полководец Алимкул был смертельно ранен, и нападавшие рассеялись.

Между тем, из Ташкента поступили донесения лазутчиков о внутренних разногласиях среди защитников. Часть жителей, в основном из числа торговцев и ремесленников, выступала за сдачу города. Но аристократия и духовенство подавили смуту, отправив депутацию к эмиру Бухары с предложением верноподданства в обмен на военную помощь. Это заставило Черняева обойти город с юго-запада, заняв Куйлюк и возвышенность Сырытюбе между Ташкентом и Чиназом.

Вскоре в ставку генерала поступили сведения, что эмир собирает большую армию вблизи Ходженда, а сам с регулярными силами уже выступил из Самарканда. Осаду нельзя было продолжать, поскольку русский корпус рисковал оказаться зажатым в кольцо. Заняв высоту Ногайкурган (в районе нынешнего Катартала), Черняев решил под покровом темноты через сады Чиланзара подвести основные силы к Камаланским воротам, организовав одновременную отвлекающую атаку Кокандских ворот со стороны Куйлюка.

14 июля в 2 часа ночи первая колонна в 1000 штыков подошла к городским стенам, сняв штурмовые лестницы с верблюдов, и начала внезапный штурм. Гарнизон и орудия защитников были рассредоточены по всему периметру городских стен, и их не возможно было быстро собрать в одном месте. К утру русские войска были внутри Ташкента, охватив город полукольцом от Камаланских до Карасарайских ворот, и заняв Дархан — крепость кокандских правителей на берегу канала Анхор.

Часовня на улице Офтоб. Фото ИА Фергана.Ру

В то время, когда первая депутация аксакалов побывала у Черняева с изъявлениями покорности, на улицах разгоралось самое ожесточенное сопротивление. «Толпа до того была нафанатизирована духовенством, сзывавшим в центре города народ на защиту ислама и домашнего очага, что не только бросались на наших солдат с пиками и топорами на длинных палках, но и с голыми кулаками…», — позже писал очевидец штурма Ю.Д.Южаков. Узнав, что в районе базара Чорсу собирается около 15 тысяч защитников, поклявшихся на Коране умереть за веру и Ташкент, Черняев распорядился поджечь дома на Камалане и Бешагаче, чтобы отделить себя огненной полосой от центра города.Бои продолжались до 16 июля 1865 года. 17-июля генерал принял золотые ключи от двенадцати главных ворот Ташкента. После чего с конвоем всего из пяти казаков объехал главные улицы, посетил базары, а вечером отправился в узбекскую баню, чтобы такой демонстрацией личной смелости окончательно обезоружить горожан и вселить в них ощущение необратимости произошедших перемен.

При штурме Ташкента русские войска потеряли 25 человек убитыми, часовня в память о которых сохранилась до наших дней рядом с Камаланским кладбищем на улице Офтоб. Хотя, разумеется, сегодня на ней нет мемориальной таблички.

ШЕЙХ АБУЛКАСЫМ
«По повелению Великого Государя, я, назначенный губернатором Туркестанской области, объявляю: Дела решать по магометанскому закону и стараться водворять спокойствие в народе. Магометанские обряды исполнять и в положенное время молиться Богу в мечетях. В большом училище муллам учить вере и законам. Детям непременно ходить в школы и если они будут нерадивы, то муллы должны их наказывать и принуждать учиться, а отцов и матерей, которые не будут отдавать в школы своих детей, подвергать наказанию по шариату. Все люди, которые занимаются мастерством, должны и продолжать заниматься им, торговый народ должен заниматься торговлей, а земледельцы должны обрабатывать землю. Улицы должны чистить и на улицу ничего не бросать. Магометанам, согласно их закону, не дозволяется пить вино, бузу и играть в кости. Все дела, противные вере и законам, не делать и проценты за занятые деньги в мечеть доставлять своевременно. Все должностные лица не должны брать взяток за решение дел. Строго запрещается обвешивать на весах и делать с мальчиками мужеложство. Казы ислам, казы калам и казы каза и муфтий не должны решать дела по своему произволу, а должны решать дела, как повелевает шариат. Если кто-либо решит дело без шариата, тот будет удален от должности. На улицах не драться и не кричать, а если будут ссориться и кричать, то будут виновны. Казы исламу за венчание давать по два рубля, а Раису по одному рублю, так, как следует по шариату, в противных же случаях, ничего не давать. За приложение печатей ничего не брать. Если вы будете исполнять все вышеописанное, то земли, сады и имущество ваши будут в вашем владении. Детей ваших в солдаты и казаки брать не будут, и в ваши дома не будут ставить солдат для постоя. Сами же солдаты не имеют права входить в ваши дома, и если они войдут, то представлять их к начальству. У Государя много милостей для вас. Молитесь за его здравие. Генерал-майор Черняев 1865 г.».

Сразу после взятия города Черняев созвал почетных жителей для составления от их имени некоего прошения, суть которого заключалась в том, что горожане, жестоко страдавшие от несправедливостей и произвола кокандских наместников и местных мздоимцев, сами и добровольно просят присоединить Ташкент к Российской Империи. По свидетельству автора истории Ташкента, Мухаммада Солиха Ташкенди, аксакалы не пошли на встречу генералу, высказавшись в том смысле, что город, оставленный на произвол судьбы мусульманами Моварокуннахра, был вынужден сдаться на милость завоевателей, действовавших хитро и безжалостно. Шестеро аксакалов за подобные речи были тотчас арестованы и отправлены в Сибирь. Остальным было приказано поразмыслить, как следует…Тем временем в городе, не оправившимся от осады и штурма, вспыхнула эпидемия черной оспы, выкашивавшая целые улицы. Многие связали мор с приходом неверных и начались народные волнения, из-за которых Черняев был вынужден нарушить свое обещание не размещать войска в священных для мусульман районах Эски-Джува, Хаст Имам и Шейхантахур. Сложилось весьма угрожающее положение, выпутаться из которого Ташкенту помог один из авторитетнейших богословов своего времени — шейх Абулкасым. Будучи образованным человеком и искусным дипломатом, он смог, не навлекая на себя гнев Черняева, добиться от русских властей вывода вооруженных отрядов из Старого города, а горожан успокоил тем, что сможет остановить эпидемию силой молитв. На собрании в Пятничной мечети Ходжи Ахрара, он сказал горожанам, что даже если ему самому предстоит умереть, смертельная зараза отступит от города после его смерти. Согласно преданию, именно на этом собрании Абулькасым заразился оспой и вскоре умер. Но эпидемия пошла на убыль, и люди верили, что ее прекращение связано с обещанием шейха.

Памяти шейха Абулкасыма посвящено одноименное медресе на Бешагаче, построенное при его жизни на его собственные средства, в котором за его счет обучались сотни молодых людей. Теперь медресе Абулкасыма украшает площадь Дружбы Народов, примыкая вплотную к зданию Олий Мажлиса — парламента Узбекистана. Внутри медресе сейчас находятся мастерские традиционных ремесел и управление общественного фонда «Олтин Мерос» («Золотое Наследие»).

ЧИЛАНЗАР, ЧИНОРЗОР ИЛИ ОТБРОШЕННЫЕ ЗЕМЛИ?
Недалеко от станции метро «Чиланзар», на улице Катартал посередине оживленной автострады расположен маленький круглый парк, где под сенью чинар стоит приземистый мавзолей и мечеть с традиционным водоемом — хаузом. Этот памятник носит название Ишан Хайрабад, и был построен в XVIII веке на могиле святого, о котором сегодня мало что известно. Легенда говорит, что некоему ногаю Хайрабаду во сне послышался голос: «Завтра к порогу твоего дома придет чудесный белый верблюд. Садись на него, и пусть он идет, куда глаза глядят, а когда остановится и ляжет — это будет место твоего процветания и служения Всевышнему».

Пересекающая весь Чиланзар, улица Катартал, что значит тополиная аллея, действительно возникла в XVIII веке, как продолжение улицы Самарканд-Дарбаза, но тогда ее окружали лишь небольшие загородные селения, разбросанные вдоль караванного пути из Самарканда и Бухары. Ближе к городу они утопали в густых фруктовых садах, а на юго-западе, в стороне Чапанаты, терялись среди глубоких оврагов, курганов и тугайных зарослей на берегах мелких озер. В конце XIX века здесь еще водились тигры, один из которых, бродивший у Бешагачских ворот, доставлял сильное беспокойство жителям Ташкента, боявшимся выходить за городские стены на заготовку хвороста. В январе 1879 года по свежему снегу зверь был выслежен смелыми охотниками во главе с бием поселка Зангиота, но неожиданно прыгнул на них из засады. Шомпольные ружья оказались бесполезными. Огромный тигр задрал сельского старосту насмерть и тяжело ранил еще двух охотников. В 1882 году борьбу с тиграми-людоедами под Ташкентом возглавил основатель Туркестанского охотничьего общества Е.Т. Смирнов, организовавший грандиозные облавы с участием местных жителей и регулярных войск.Европейская застройка Чиланзара началась с 1956 года к югу от Бешагача, вдоль улицы Байналмилал (Интернационал, до 1945 г — Еттитерак), улиц Чиланзар и Мукими, где были построены первые многоэтажные здания. Катастрофическое землетрясение 1966 заставило изменить прежний план реконструкции города. Обширные загородные пустоши за пару лет были плотно застроены крупнопанельными, устойчивыми к сейсмическим сотрясениям типовыми домами, в которых получили жилье не только коренные ташкентцы, но и осело большинство строителей, приехавших на восстановление Ташкента из всех республик СССР.

С 1971 года официально открылся Фархадский базар, с тех пор получивший репутацию самого дешевого продуктового рынка в городе из-за близости к сельскохозяйственным угодьям. 7 ноября 1977 года была торжественно открыта Чиланзарская линия метро, окончательно сделавшая спальный район частью большого Ташкента, не особенно отдаленной от административного центра. В этом же году Чиланзар был «разукрупнен». Кварталы к югу от Чапанаты и массив Алгоритм объединили с махаллей Бирлик с массивом Бешкайрагач, назвав новый район именем национал-большевика Акмаля Икрамова, расстрелянного в годы сталинских репрессий.

Медресе Абулкасыма. Фото ИА Фергана.РуПосле обретения Узбекистаном национального суверенитета власти независимого государства начали искоренять советскую символику в названиях городов, районов и улиц. Процесс продолжается до сих пор, причем топонимическая политика, к счастью, чаще отдает предпочтение не новым символам, а наиболее старым и традиционным названиям. Хотя на окраинах Ташкента придерживаться этого положения гораздо сложнее, чем в Старом городе, где в памяти коренных жителей сохранились средневековые названия сотен улиц и махаллей.6 мая 2005 года Сенат Узбекистана принял решение переименовать Акмал-Икрамовский район Ташкента в Учтепинский. Историческая достоверность названия была подтверждена топонимической комиссией при городской администрации, обратившейся за консультацией к авторитетному историку и краеведу Борису Голендеру.

— На имеющейся у меня цветной карте Ташкента 1913 года обозначена местность Уч-тепа — Три холма, неподалеку от Чапанаты, — рассказал журналистам Борис Анатольевич Голендер. — Три высоких холма издали видели путники, приближаясь по караванной дороге из Самарканда к южным воротам Ташкента. Служившие путевым ориентиром, эти холмы просуществовали до 20-х годов прошлого века, после чего были разобраны местными жителями на кирпичи для строительства глинобитных домов.

Относительно названия самого Чиланзара в научных кругах до сих пор существуют различные, причем спорные мнения. Обычно принято связывать имя местности с легендой о святом Чиланзар-Ота, по преданию жившим в 1551-1648 годах. О нем известно, что он был целителем, искусно лечившим множество болезней плодами чилона или унаби — лекарственной разновидности дикой джиды, чьи терпкие оранжевые ягоды напоминают маленькие финики. Святой засадил все окрестности кустами чилона, от чего местность стали называть Чилонзар. Мавзолей Чиланзар-Ота на улице Чиланзар, рядом с киностудией Узбекфильм, был построен в начале XX века, а усыпальница святого реконструирована энтузиастами в наши дни.Борис Голендер считает, что название Чилонзар могло произойти от Чинорзор — сад прекрасных чинар, при небрежном переписывании старинных рукописей, поскольку арабское начертание этих слов очень схоже. Свое мнение краевед основывает на книге «Ташкентские махалля и мауза». Она была написана Николаем Гурьевичем Малицким, который с 1907 года дважды избирался Городским Головой Ташкента, а после революции посвятил жизнь этнографическим исследованиям и физико-географическому описанию Узбекистана и в 1945 году получил степень доктора исторических наук.

Другой точки зрения придерживается исследователь фольклора и народных преданий, доцент узбекской филологии Ташкентского госуниверситета Омонулла Мадаев. По его мнению, Чиланзар на одном из местных диалектов, означает не только заросли чилона, но и вообще «отброшенные», находящиеся за межой земли, какими и были в свое время заболоченные пустоши к юго-западу от средневекового Ташкента.

4 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.