Рецензия на монографию Андрея Николаевича Красильникова «Русские предки Пушкина» История

Божинская (Арандаренко) Людмила Васильевна

Монография Андрея Николаевича Красильникова «Русские предки Пушкина» (Москва: Издательство «РуДа», 2024.), представляет собой уникальное исследование, совершенное на стыке истории и генеалогии.

Несмотря на то, что большинство исследованных фамилий относится к женским линиям, автор намеренно не ограничивает себя рамками «Праматери Пушкина», представив объёмное и многоплановое исследование-ревизию ныне известных и впервые им установленных русских предков А. С. Пушкина.

Форзац монографии Андрея Николаевича Красильникова «Русские предки Пушкина»

М. О. Вегнер предвосхищал свои утверждения о материнских линиях Пушкина словами: «И если искать надежных и научно ценных результатов от изучения генеалогии Пушкина, то надо одинаково обстоятельно изучать всех предков поэта, в особенности ближайших, а не только тех, которые носили фамилию Пушкиных», и лишь затем было сказано: «Материнские линии не менее важны, и имеются некоторые основания думать, что среди предков поэта эти линии представляют больше значения и интереса, чем мужская по отцу». Именно этому направлению и следует А. Н. Красильников, обстоятельно изучив архивные документы с целью выявления ранее неустановленных предков великого поэта.

Как верно замечает А. Н. Красильников, если Пушкин – наше все, то и знать о нем мы должны тоже всё. К наименее изученной грани современного пушкиноведения можно отнести его генеалогию. Постоянное упоминание лишь двух фамилий – Пушкин и Ганнибал – создает ложное представление о полурусском-полуафриканском происхождении национального поэта. Действительно, прадедом Пушкина по материнской линии был чернокожий африканец, приёмный сын Петра I, Абрам Ганнибал, ставший русским военным инженером, выслужившим чин генерал-аншефа. Высоко поднялся «арап Петра Великого» — согласно Воинскому уставу Петра I от 1716 года, генерал-аншеф — главнокомандующий, равный фельдмаршалу, возглавлявший «консилию» генералов.

Поскольку Абрам Ганнибал приходился А. С. Пушкину прадедом, следовательно, эфиопской крови у великого поэта была лишь восьмая часть. Такая же доля была у Александра Сергеевича и от супруги арапа Петра Великого – немки Христины-Регины фон Шёберг, принадлежавшей к остзейскому дворянству. Она была дочерью Маттиаса Йохана фон Шёберга и его жены Кристины-Елизаветы фон Альбедиль. Остальные три четверти «крови предков» А. С. Пушкина – сугубо русские.

Андрей Николаевич Красильников представил нам первую часть своего исследования, посвященную именно русским предкам великого поэта, большая часть которых, действительно, имеет отношение к женским линиям, как наименее изученным в современном пушкиноведении.

У А. С. Пушкина, как и у любого человека были отец и мать, две бабушки и два дедушки, восемь прадедов и прабабок, шестнадцать прапрадедов и прапрабабок, тридцать два прапрапрадеда и прапрапрабабки и так далее — в каждом колене число прародителей возрастает в геометрической прогрессии.

Многие ли из наших собственных предков известны нам по именам? Безусловно, есть семьи, которые помнят и чтят своих предков, зная имена некоторых из них на 200, 300, 400 и более лет назад. Но таких единицы, к ним, в основном, относятся потомки столбовых дворянских фамилий, оставивших заметный след в истории Российской империи.

Казалось бы, о ближайших родственниках Пушкина должно быть известно все, или почти все. Так и есть, с его потомками или ближайшими родственниками (отец-мать, бабушки-дедушки). Спускаясь по генеалогическому древу А. С. Пушкина буквально на несколько поколений, незначительно углубляясь в крону его древа, мы с удивлением обнаруживаем, что предки Пушкина не более изучены, чем предки практически любого его великого современника. Если взять всего лишь «горизонт» генеалогического древа на уровне пра(3)деда-пра(3)бабки, мы имеем уже 64 имени. Всего же, от А. С. Пушкина до его пра-пра-пра-прадедов и пра-пра-пра-прабабок мы, математически, можем насчитать 2+4+8+16+32+64=126 имен предков. Усредняя временной отрезок смены поколений в 25-35 лет, этот «горизонт» предков 6-го поколения отдален от человека лишь 150-200 годами! Поэтому совершенно не удивительно, что большинство из них неизвестны потомкам по именам.

В дореволюционные времена, когда происхождению человека придавалось большое значение, родословные утверждались в специальном сенатском департаменте, куда затем полагалось подавать сведения о вновь родившихся для сопричисления их к роду отца. Сегодня это помогает восстанавливать поколенные росписи, однако дает представление о предках лишь по прямой мужской линии, в лучшем случае – об их женах. Выявить другие линии, возрастающие с каждым поколением в геометрической прогрессии, можно только методами, применяемыми в научной генеалогии. Именно принцип научной генеалогии применил А. Н. Красильников, проведя скрупулёзный архивный поиск и тщательный анализ выявленных документов.

А. Н. Красильников оставил немецкую линию в стороне, изучив русскую линию предков А. С. Пушкина. Он исходил из утверждения, что общее число фамилий прародителей поэта, не считая его собственной и Ганнибала, во всех четырех составляет семнадцать. Почти половина из них относится к родам, представительницы которых вышли замуж непосредственно за Пушкиных: Чичерины и Ржевские (III колено), Головины и Коренёвы (IV колено), Есиповы (V колено), Желябужские (VI колено), Сунбуловы (VII колено). Прежде всего, в этом перечне обращает внимание то, что в третьем и четвертом коленах приведены по две фамилии, а не по одной, как обычно бывает. Дело в том, что бабушка поэта по материнской линии Мария Алексеевна Ганнибал – тоже из рода Пушкиных, и ее прадед Петр Петрович – дважды пращур Александра Сергеевича, как по прямой линии, так и через правнучку, а Сергей Львович, таким образом, приходился своей жене Надежде Осиповне троюродным дядей. другие десять родов, приводимых в книге, – Приклонские, Глебовы, Челюсткины, Радиловы, Домогацкие, Чириковы, Милославские, Поджогины-Шигоны, Одоевские, Холмские.

Таким образом, вышедший четверть века назад, к двухсотлетию со дня рождения поэта сборник «Род и предки А. С. Пушкина», содержит сведения о выявленных восемнадцати русских фамилий предков А. С. Пушкина. Суммируем их — это породнившиеся непосредственно с Пушкиными Ганнибалы, Чичерины, Ржевские, Головины, Коренёвы, Есиповы, Желябужские, Сунбуловы, а также связанные с ними Приклонские, Глебовы, Челюсткины, Радиловы, Домогацкие, Чириковы, Милославские, Поджогины-Шигоны, Одоевские, Холмские.

Учитывая, что мы говорим фамилиях, то есть родах предков Пушкина, каждый из которых включает многие и многие имена, можно с уверенностью сказать, что пушкинистами, историками и генеалогами за 187 лет (на настоящее время), прошедших со дня смерти великого поэта, проделана большая работа, и суммарно выявлено большое число имен предков Пушкина. Но относится ли это утверждение не к отдельным именам, а к родам-фамилиям-линиям предков Пушкина? В данном случае приходится констатировать, что среди приведенных фамилий, некоторые лишь обозначены, но не исследованы подробно, что допускает всевозможные неточности. Андрей Николаевич Красильников на первом этапе своего исследования, заново изучил эти линии, действительно выявив предполагаемые неточности. Например, о стольнике и майоре Иване Андреевиче Чичерине, прапрадеде Пушкина, сказано, что он погиб под Полтавой, а жена его — Юлиана Андреевна Челюсткина. Если обратиться к изданному еще при Екатерине Второй «Историческому родословию благородных дворян Чичериных, собранному из достоверных известий» игумена Ювеналия (Воейкова), то можно отметить разночтение: «Иван служил в кавалерии майором и, сражаясь с неприятелем, не щадя своей жизни, под Полтавой убит; женат был на Иулиане Иродионовне Челюскиной». А. Н. Красильников изучил архивные дела фонда Поместного приказа архива древних актов, обнаружив сведения о приданом, полученном Иваном Андреевичем Чичериным от Ивана Родионовича Челюсткина за сестру последнего Ульяну. Те же источники позволили ему выявить отца Ивана и Ульяны — главу московских стрельцов Родиона Матвеевича Челюсткина, который пополнил череду замечательных открытий Красильникова — прежде неизвестных предков Пушкина. Изучение архивных документов позволило установить, что его родитель — Матвей Матвеевич, владелец села Благовещенское (Ильинское тож) в Белевском уезде, сын Матвея Васильевича Челюсткина, носившего некалендарное имя Курбат, возглавлявшего конный отряд русского войска, посланного против Самозванца в 1604 году, и погибшего в бою при подавлении восстания Ивана Болотникова.

Таких примеров в монографии А. Н. Красильникова множество. Например, изучая линию жены Петра Петровича Пушкина – Федосьи Юрьевны Есиповой, А. Н. Красильников обнаружил сразу две линии ранее неизвестных предков А. С. Пушкина, что в литературе, до работ Красильникова, не было отражено. Изучение документов архива древних актов позволило Красильникову установить имена представителей рода Есиповых, продлив их на несколько поколений. Так, Юрию Тимофеевичу предшествовали Тимофей Борисович и Борис Иванович, а Юрию Силычу — Сила Иванович и Иван Тимофеевич.

Подобные исследования были проведены Красильниковым в отношении многих других известных линий предков А. С. Пушкина, например Желябужских, Коренёвых, Беклемишевых и др.

Отдельным, наиболее значимым результатом архивных поисков и научных исследований А. Н. Красильникова является выявление неизвестных линий предков А. С. Пушкина. Не будет преувеличением сказать, что выявление хотя бы одной неизвестной линии предков А. С. Пушкина считается научным открытием. А. Н. Красильников открыл более десяти новых линий, не имен, а именно линий предков А. С. Пушкина! Поэтому данную часть исследования Красильникова вполне заслужено следует считать подлинной сенсацией в пушкинистки. За несколько лет кропотливого труда А. Н. Красильников сделал не меньше, чем все генеалоги Пушкина за прошедшие две сотни лет. Только сейчас генеалогическое древо великого поэта предстаёт в такой полноте. При этом все сведения, опубликованные А. Н. Красильниковым, подкреплены архивными исследованиями и взяты из первоисточников.

Без преувеличения будет сказать, что А. Н. Красильников открыл для пушкиноведения своеобразный ящик Пандоры. Он показал, что необходимо подвергнуть самой серьезной ревизии все те сведения, которые были воспринимаемы до сих пор как истина. Один только пример. В помпезной энциклопедии о генеалогии рода Пушкиных, изданной в 2020 г. находим: «ПУШКИНА Ксения (Аксинья) Ивановна, рожденная Коренева (ум. не ранее 9.4.1757), с 1715 замужем за Федором Петровичем Пушкиным, принадлежавшим к моск. ветви рода, прапрабабушка Александра Сергеевича Пушкина. Дочь рязанского дворянина Ивана Михайловича Коренева и жены его Марии Ивановны, девичья фамилия к-рой неизвестна. В 1720-1750-е гг. активно занималась скупкой земли в Сокольском у. 5.10.1725 купила у однодворца Гавриилы Степановича Чалого за 4 руб. 20 четв. земли в с. Богоявленском Бутырки тож и дер. Горицы Сокольского у., 11.10.1725 купила у однодворца Ивана Иевлевича Норотнева за 4 руб. 20 четв. земли, 5.11.1725 купила у однодворца Никиты Федоровича Лысаго за 4 руб. 20 четв. земли, 7.11.1725 купила у однодворца Василия Григорьевича Катеринина за 4 руб. 20 четв. земли, 9.11.1725 купила у однодворца Артемия Кузмича Набережного за 4 руб. 20 четв. Земли…». Малозначительные сделки с недвижимостью известны, а фамилия матери — нет! А. Н. Красильников по документам Поместного приказа установил ее фамилию, открыв нам новую линию предков Пушкина.

Или другой пример — идентификация Есиповых. Пушкинисты-энциклопедисты об этом роде туманно написали так:

«ЕСИПОВЫ, древний дворянский род. Родоначальник Есип Васильевич; по утверждению родословных, новгородский посадник в 1435, от его имени образовалась фамилия. Его потомство разделилось на 3 ветви рода. В 17 в. Е. принадлежали к средним слоям служилого сословия, жаловались в дворяне моск., стряпчие, жильцы, назначались осадными головами и городовыми воеводами. В 18-19 вв. находились преимущественно на военной службе, высоких чинов не достигали. Рязанские Е. происходят от Осипа Е., жившего в 1-й пол. 17 в. и имевшего поместье в Смоленском у., со 2-й пол. 18 в. его потомкам принадлежали земельные владения в Ряжском, Прон ском, Раненбургском и др. уу. Род Е. внесен в и 6-ю часть дворянских родословных книг Казанской (1790), Моск. (1799), Симбирской (1826). Рязанской (1790) и Тверской (1795) губ-ний, в 1-ю часть дворянской родословной книги Симбирской губ. (1792). Утверждены и внесены в «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» (Ч. 6. СПб., 1801. № 54; Ч. 8. СПб., 1807. № 106; Ч. 9. СПб., 1816. № 56) гербы Е. из казанской, тверской и моск. ветвей. Существуют многочисленные роды Е. иного, более позднего происхождения. Принадлежавший к моск. ветви рода Петр Петрович Пушкин (1644-92), прямой предок Александра Сергеевича Пушкина, с 1680 был женат на Федосье Юрьевне Е., к-рая, по всей видимости, принадлежала к рязанским Е.

Ист.: РГИА. Ф. 1343. Оп. 21. Д. 1253а, 1256, 1259, 1269.

Лит.: Рындин И.Ж. Материалы по истории и генеалогии дворянских родов Рязанской губернии. Вып. 3. Рязань, 2008. С. 197-198.

О. Н. Наумов»

Внимательное прочтение этих сведений показывает полную несостоятельность предлагаемых выводов: родоначальник рязанской ветви имел поместье в другом уезде и жил в XVII веке, тогда как истинно рязанские Есиповы известны с предыдущего столетия.

Невнимательные или слишком торопящиеся со своими выводами исследователи, заметив, что у Федосьи и Ульяны (ещё одной прародительницы поэта) Есиповых одно отчество, объявили их родными сёстрами.

Строя свою работу на принципах научной генеалогии, после долгих поисков А. Н. Красильникову удалось установить, что сёстры они не только не родные, но даже не двоюродные, не троюродные и не четвероюродные. Отец одной — Юрий Тимофеевич, другой — Юрий Силич, общий предок которых не просматривается, хотя оба — рязанские помещики. Причём у Юрия Силича была родная сестра Анна, вышедшая за Михаила Фёдоровича Пушкина, что в общей поколенной росписи Пушкиных не отмечено. Да и другие женские имена, обнаруженные А. Н. Красильниковым в процессе исследования, в ней не отражены.

Лишь эти несколько примеров показывают. что всё родословие рода Пушкиных надо составлять заново. Начало этой большой работы было с честью и большой результативностью проделано А. Н. Красильниковым, заметьте, за свой счет, по собственной инициативе, без каких-либо грантов и иных программ финансирования его исследований.

А. Н. Красильников преодолел немалую сложность, заключающуюся в чтении текстов на старославянском языке. Он прочёл сотни документов, переведя их в современную русскую орфографию, изучил особенности построения предложений и стилистику документов, составленных в XVI-XVIII в., подвергая генеалогическому анализу вновь выявляемый исторический материал.  

Еще одна сложность была связана с параллельным употреблением в документах разных имен одного человека. Эта проблема впервые была им обнаружена при определении рода жены Алексея Ивановича Ржевского — супруга окольничего Алексея Ивановича названа лишь по имени и отчеству, без указания девичьей фамилии. Эта часть исследования А. Н. Красильникова весьма характерна, и позволим себе остановиться на ней более подробно. Анна Игнатьевна в замужестве Ржевская, и ее сестра Марья всюду фигурируют как Образцовы, а не как Игнатьевы дочери. Дело в том, что их отец Игнатий Прокофьевич Бестужев больше известен под некалендарным именем Образец. Умер он, видимо, молодым, потому что выдавать замуж одну из дочерей пришлось зятю: «и во 174 (т. е. 1666) году февраля 15 Алексей Иванов сын Ржевский своячину свою девку Марью Образцову дочь Бестужева с вотчиною отца ее, что ей досталась по полюбовному разделу с сестрой ее Анной в Кинешемском уезде в Мериновской волости… выдал замуж за Петра Дмитриева сына Давыдова». Родитель Игнатия-Образца Прокофий Патрикеевич поначалу присягнул королевичу Владиславу и даже получил от короля Сигизмунда в 1610 году грамоту на свои поместья в Еленском, Катынском и Максимовском станах Смоленского уезда, но после Земского Собора 1613 года участвовал в можайском и московском осадных сидениях и служил затем стряпчим при царе Михаиле Федоровиче Романове. Его отец Патрикей Данилович был воеводой и пал во время ливонской войны в знаменитом сражении под Кесью в 1578 году (в исторической литературе она именуется битвой под Венденом, а сейчас это латвийский город Цесис). Историю славного рода Бестужевых приводится во многих источниках. Имя матери Алексея Ивановича Ржевского оставалось неизвестным.

А. Н. Красильников обнаружил это имя отказных книгах. Им была найдена запись об отказе Никитой Савиным вотчины в деревне Буцнево Болховского уезда зятьям своим Ивану Иванову сыну Ржевскому и истоме Григорьеву сыну Киреевскому, датируемая 1638 годом. В тех же отказных спустя десять лет говорится о переходе во владение Марье Ивановой жене Ржевского части этой вотчины, принадлежавшей истоме Киреевскому. Сопоставляя эти два факта, А. Н. Красильников вывел третий: окольничий Иван Иванович Ржевский женился на Марье Никитичне Савиной. Дальнейшее изучение документов показало, что его отца звали Никита Прокофьевич и что в писцовых книгах 1620, 1625 и 1646 годов он значится помещиком Болховского и Орловского уездов. Дальнейшими владельцами его имений записаны сын Самойла Никитич и внук Иван Самойлович. Совершенно не деликатничая, А. Н. Красильников замечает, что единственным достижением пушкиноведения в области генеалогии за время после двухсотлетия поэта стало установление девичьей фамилии жены Юрия Алексеевича Ржевского. А ведь еще в 1995 году в книге «Род и предки А. С. Пушкина» находим: «имя жены Юрия Алексеевича можно было до недавнего времени лишь предполагать – Екатерина, так как имя это неизменно носили старшие внучки Юрия Алексеевича, дочери Ивана, Анастасии и Сарры». Даже лишь отдаленно знакомым с принципами научной генеалогии, такой довод может показаться довольно странным. Читаем дальше: «Недавняя публикация подтвердила это предположение, расширив сведения и об именах родителей этой Екатерины – Никифор и Анастасия. Так, в синодике Алексеевской нижегородской церкви, очевидно дети Юрия Алексеевича, в конце 1729 или 1730 г. поминают усопших родных Георгия, Екатерину, Софию девицу, Алексия, Анну, Никифора, Анастасию…» Затем делается вывод: «Георгий (Юрий) и Екатерина – родители поминающих; Алексей и Анна – дед и бабка по отцу; Никифор и Анастасия – без сомнения, дед и бабка по матери…». Позднее стала называться и девичья фамилия Екатерины – Плещеева (есть она и в упоминавшейся генеалогической энциклопедии), однако находка эта до конца в научный оборот так и не введена, а ветвь рода Плещеевых, являющихся непосредственными предками Пушкина, до сих пор детально не описана.

А. Н. Красильников детально изучил документы, относящиеся к предкам А. С. Пушкина по линии Ушаковых — прямых потомков легендарного Касожского князя Редеди, погибшего тысячу лет назад в поединке с князем Мстиславом Владимировичем Храбрым, сыном крестителя руси Владимира Святого. По преданию, сын Редеди Роман женился на дочери Мстислава Татьяне, поэтому Ушаковы по женской линии происходят от Рюриковичей. Нахзац монографии А. Н. Красильникова представляет собой прекрасную таблицу – наглядно оформленный список имен потомков Рюрика – предков Пушкина.

Нахзац монографии Андрея Николаевича Красильникова «Русские предки Пушкина»

Помимо чисто генеалогических, не менее ценны и биографические результаты исследования, проведенного А. Н. Красильниковым. Ему удалось пополнить перечень предков Пушкина новыми историческими персонами. Это были люди с интереснейшей судьбой, их поступки оказали значительное влияние на развитие российского государства. Изучение конкретных имен предков А. С. Пушкина, в том числе из числа вновь выявленных А. Н. Красильниковым, показало, что практически не происходило ни одного судьбоносного для России события, в котором тот или иной из них не принимал бы участия.

А. Н. Красильников обогатил наши знания о предках А. С. Пушкина выявлением не менее полусотни новых персоналий и десятка неизвестных фамилий. Этот труд явился подлинной революцией в пушкиноведении, четко обозначенной линией, которой следует следовать в дальнейшем изучении генеалогии великого поэта.

Значительная часть исследования А. Н. Красильникова посвящена составлению поколенных росписей — росписи русских предков Пушкина, и выделенной отдельно росписи предков Пушкина из династии Рюриковичей. Несомненно, поколенные росписи, приводимые автором, не являются исчерпывающими. А. Н. Красильников определил лишь направления дальнейших поисков тем, кто пойдёт по его пути выявления и идентификации предков А. С. Пушкина. Однако на сегодняшний день представленные А. Н. Красильниковым поколенные росписи русских предков А. С. Пушкина являются самой полной по числу верифицированных предков великого русского поэта.

Работа по выявлению и изучению предков А. С. Пушкина, предпринятая А. Н. Красильниковым, по нашему мнению, может и должна служить одним из образцов исследования в области генеалогии. Исследование А. Н. Красильникова показало, что архивные материалы содержат множество сведений, позволяющих решать сложные практические задачи, позволяющие значительно обогатить наши знания о истории России и ее выдающихся представителях, привнесших на алтарь Отечества свою толику чести и славы.

Много лет зная и общаясь с А. Н. Красильниковым, состоя с ним в родстве по линии столбовых дворян Коломниных, мне выпала честь обсуждать с ним буквально пошагово весь его архивный поиск новых предков А. С. Пушкина, анализ обнаруженных документов, планирование дальнейших исследований.  А. Н. Красильников показал исключительное знание материала, полную самостоятельность в принятии решений и глубину выводов. К сожалению, приходится констатировать прискорбный факт: отсутствие поддержки со стороны государства для частных исследований, сложность работы в архивах, большие финансовые и технические препятствия при издания таких работ нужным тиражом. Монография Андрея Николаевича Красильникова «Русские предки Пушкина» (Москва: Издательство «РуДа», 2024.) издана тиражом лишь в 1000 экземпляров, что абсолютно недостаточно для монографий такого плана – для охвата максимально широкой аудитории, распространения книги не среди немногочисленных случайных покупателей и ближайшего круга автора, для пересылки подарочных экземпляров, а целенаправленного распространения книги среди целевой аудитории, прежде всего, среди тех, чья профессиональная и научная деятельность связана пушкиноведением (пушкинистикой).

Помимо культурной и научной ценности, монография А. Н. Красильникова написана прекрасным языком, ее чтение – истинное удовольствие. Андрей Николаевич Красильников – руководитель отделения литературы РАЕН, член совета по генеалогии РАЕН, автор научных трудов в области литературоведения, библиографии, истории и генеалогии. В 1982 году он окончил Литературный институт им. Горького (семинар драматургии), является одним из создателей (совместно с Г.И. Зубковым) жанра вербатим в драматургии. А. Н. Красильников с 1992 года по настоящее время — первый секретарь правления Профессионального союза писателей России. Участник Конституционного совещания (1993). В 1994–96 годах — член Общественной палаты при Президенте Российской Федерации. В 1991–97 годах — главный редактор журнала «Отечественные записки», лауреат Всероссийского конкурса драматургов «Долг. Честь. Достоинство» (2002), создатель многочисленных художественных произведений в разных жанрах, в том числе более двадцати пьес и четырёх романов. Исследование А. Н. Красильникова русских предков А. С. Пушкина – одно из самых значительных событий в пушкиноведении за последние годы, и ведущее событие в генеалогическом разделе отечественной пушкинианы.

Исследование А. Н. Красильникова в области пушкиноведения должно получить широкое распространение, так как оно решает еще одну, важную прикладную задачу – является примером того, что генеалогия большинства выдающихся личностей требует серьезной ревизии, работы в данном направлении принесут нам новые знания о роли личности в истории России, помогут выявить основные фамилии, представители которых оказали значительное влияние на историческое развитие нашего Отечества.

Эта задач с блеском решена А. Н. Красильниковым в отношении предков А. С. Пушкина.

3 комментария

  • Фото аватара AK:

    Пушкин был крепостником, матершинником и имел все недостатки присущие колонизаторам.. но он интегрировал в колонизаторскую среду Петербурга народный славянский язык, язык многочисленных служак и помещиков Московии! Благодаря его таланту коренные народы сохранили свой язык в немецко-французской среде захватчиков земли русской..

      [Цитировать]

  • Фото аватара Лидия Козлова:

    Род Юреневых переплёлся с родом Ганнибалов в 13 колене. В родословной это выглядит так:
    «КОЛЕНО ХПI.
    40. Николай Егоровичъ род. 14 ноября 1812
    t 6 января 1884. Ж. Прасковья Андреевна Качалова (1837) род. 12 iюня 1818
    t 5 января 1884…

    Александра Егоровна род. 1801 t 1869.
    М. АлександрЪ Яковлевичъ Ганнибалъ».

    Николай Егорович Юренев — дед Сергея Юренева. Александре Егоровне Юреневой, сестре Николая Егоровича, Сергей Николаевич приходится внучатым племянником. Александра Егоровна вышла замуж за Александра Яковлевича Ганнибала (1797—1834) — помещика, правнука Абрама Петровича Ганнибала.

      [Цитировать]

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Комментарии, содержащие ссылки и вложения, автоматически помещаются в очередь на модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.