Выбор пути История Ташкентцы

Автор Марина Пермская

Ташкент-Ташкент, я всегда скучаю о тебе! Город, где прошли годы моей молодости , время прекрасного «застоя» , как его называют. А для нас, советских людей, время , когда мы знали, что по крайней мере, без работы мы не останемся. Заводам и фабрикам всегда нужны были рабочие руки. А во всем остальном реализовывался принцип социализма – от каждого по способностям, каждому по труду. И, конечно же, в юности всех мучил вопрос – кем быть? Куда пойти учиться? Мучил и меня этот вопрос. Но никаких особых предпочтений никакая профессия у меня не вызывала. Родители мои всю жизнь проработали на заводе. Мама трудилась в ОТК – отдел технического контроля. А папа , закончив техникум, трудился электриком и , как говорится, был на все руки мастер.

Еще мама выучилась вышивать и шить. Поэтому шить себе платья я начала уже в школьном возрасте по выкройкам модных журналов, да и сама могла начертить выкройку с «нуля». Перебирала ее образцы для кройки и шитья, основы моделирования постигала на практике с помощью мамы, любила помогать ей и наблюдать, как она творит одежду – мама обшивала всю семью можно сказать – от нижнего белья до верхней одежды. Ей можно было заказать платье любого фасона, и благодаря ее таланту и она сама одевалась по моде, и у меня были модные платья, и у папы и брата всегда были и рубашки и даже куртки, ведь не секрет, что в советских магазинах не всегда был выбор одежды нужных размеров и модных фасонов. Интересные ткани выискивали в магазинах, базарах, и даже привозились из поездок , особенно в Ленинградскую область, где у мамы проживали две сестры.

У папы его хобби был автомобиль. Сначала был мотоцикл с коляской, на котором мы ездили на дачу. А на автомобиле ездили отдыхать на озера Рохат и Бахт, Ташкентское море, рынок в Старом городе, близлежащие городки и поселки Ташкентской области, где порой в магазинах можно было найти такой вожделенный «дефицит». Папа много раз предлагал научить меня и брата вождению, но мы отказывались, у меня был страх садиться за руль, и у брата тоже. Жалею об этом до сих пор. Ведь страх возникает , когда чего-то не умеешь и не знаешь, если бы научилась вождению – и страх пропал бы.

Брат мой старший поступил в политехнический институт на физический факультет . В школе учился на отлично. Он приносил домой дефицитные книги, магнитофонные записи Высоцкого. Учился, занимался плаваньем, играл в шахматы, участвовал в соревнованиях и турнирах, позже записался в кружок бальных танцев и 10 лет занимался ими, выступал где-то, я правда, никуда не приглашалась и не видела его выступлений. Но он вел активный образ жизни и был мне примером. Хотелось также поступить в какой-нибудь ВУЗ, но я долго не могла решить – куда.

Училась я посредственно, особыми талантами не блистала. Были способности к математике, грамотность, но в школе страдала от того, что стеснялась отвечать у доски и даже с места. Я была счастлива, когда учителя меня «не замечали» и день, когда не вызывали к доске – был счастливым.

После 9 класса нас послали на наш подшефный тракторный завод, который являлся местом работы и моих и многих других родителей учеников нашей школы и был , как сейчас говорят, «градообразующим» нашего микрорайона Ташавтомаш. Я с подругой трудилась целый месяц в кладовой сборочного цеха . В наши обязанности входило каждый день наполнять ящики с ячейками определенным набором деталей, которыми пользовались рабочие в течение дня. Работа нужная и ответственная. И работали мы как положено- на совесть. За месяц мы конечно же прочувстовали — каково это – работать в цеху на заводе. Это и грязь, и шум,и дисциплина и т.п. В конце мы надеялись получить хоть какое-то вознаграждение за труд. Но до нас дошел слух, что нам и не собираются платить. Не помню, кто был инициатором, но тогда мы все – дружно, всем классом, пошли к начальнику цеха добиваться справедливости. Рассказали ему, что трудились добросовестно. Начальник (кажется, Казаков) выслушал нас и пообещал, что мы получим нашу зарплату. Так и вышло. Нам заплатили. Я получила первую в своей жизни зарплату – 70 рублей! Как сейчас помню – с этими деньгами на улице К.Маркса, где тогда проходили уличные ярмарки обуви и одежды (импортной), я купила себе модные польские босоножки на платформе, модную в то время полосатую маечку и сумку. Счастью не было предела. Но вот желания работать на заводе у меня все же не возникло. И поэтому поступление в технический ВУЗ я вообще как-то не рассматривала. Как говорится – понюхала я этот завод.

И весь 10 класс мучилась вопросом куда поступать. Но не особо. В 10 классе меня накрыла моя первая сильная влюбленность, и она мучила меня больше, чем проблемы учебы и поступления. В результате – средний аттестат. Школу я закончила в 1975 году.

В 10 классе мы с девочками-одноклассницами стали посещать различные кафе-мороженое и прочие заведения. И вот однажды я с моей одноклассницей познакомилась в кафе «Дружба» на Сквере) с двумя молодыми людьми, гораздо старше нас, и наша эта совместная дружба продлилась какое-то время. Мы встречались в разных местах отдыха (кафе «Буратино», парк Тельмана, Зеравшан) » болтали о том о сем. Саша Шарков и Витя Шлейников, я запомнила их имена, так как в общем-то потом поняла, что эта встреча оказала решающее влияние и на мою судьбу в целом. Как-то у нас зашел разговор о том, что мы не знаем, куда поступать. И Саша стал нам рассказывать, что он работает в организации, которая ремонтирует печатные машинки. И он ходит по разным организациям и там за печатными машинками работают симпатичные девчонки и им эта работа нравится. И в Ташкенте есть училище, где готовят по специальности секретарь-машинистка и еще со знанием стенографии. И все они находят работу – устраиваются в престижные министерства и прочие гос.учреждения. И так он это все красочно нам расписал, что мы просто загорелись этой идеей и по окончании школы незамедлительно поехали искать это училище.

Училище № 124 располагалось на Юнус-Абаде, в 4-х этажном здании. Нас приняли без экзаменов и 1 сентября мы были уже студентами этого училища. Предметы нам нравились – было интересно изучать стенографию, машинопись, делопроизводство, стилистику, культуру речи, этику и эстетику. Интересные преподаватели, комсорг, который организовал конкурс стенгазет на Новый год и мы заняли 1 место, в награду нас с подругой отправили на выездную учебу в горный лагерь Кумышкан. Это все об учебе.

Но были еще и полевые работы. Вот тут мы прочувствовали на себе всю «прелесть» учебы! Всех студентов в Узбекистане отправляли в колхозы. И это начиналось уже в сентябре. Сначала это был сбор лука. В страшную жару (в сентябре жара в Узбекистане достигает еще 40 градусов) в чистом поле целый день на карачках ползаешь по полю и железной палкой-копалкой выковыриваешь лук, посаженный трудолюбивыми корейцами, которые безвылазно живут в поле весь сезон полевых работ в каких-то палатках. Мы жили в новом коровнике, который построили ,видимо, специально , чтобы там селить студентов. Урожай был отменный и «пахать» нам пришлось по-полной! Тогда я точно поняла, что физический труд в поле – это точно не для меня, и в колхоз меня не заманишь!

Только приехали домой, отдохнули недельку – и вот новая оказия – хлопок! Весь город вывозят «на хлопок». И наше училище тоже вывезли куда-то далеко – в другую область, где поля бескрайние на много километров. Нас поселили в барак посреди поля, где посередине была печка, а вдоль стен — двухэтажные деревянные нары. Благо, что со мной были мои подруги – Света и Таня. С ними было не скучно, Таня травила анекдоты , из дома мы захватили приемник и даже в поле слушали музыку, да и работой мы себя особо не утруждали – всегда находили время для «священной сиесты» где-нибудь в тени. По вечерам девчонки часто устраивали танцы и прочие развлечения.

В общей сложности, если исключить время полевых работ, и весенней подготовки и репетиции массовых выступлений к празднованию 1 мая на Ипподроме,в училище я училась 6 месяцев. В результате в кармане был диплом. И можно было искать работу.

С работой мне помог отец, который в это время работал в закрытой московской организации шофером. Он и порекомендовал меня туда. Организация была связанна с космосом. Сначала я устроилась туда на практику на 2 месяца, а потом и на постоянную работу в машбюро. Зарплата хорошая, к праздникам – наборы дефицитных продуктов, туда привозили дефицитную импортную обувь, вокруг интеллигентные люди. Работа нравилась, но ездить нужно было на автобусе целый час. В молодости мне казалось, что я отрываю каждый день по 2 часа от своей молодой жизни. И я проработала там всего два года. Жалею только, что не воспользовалась тогда возможностью поступить в институт московский , мой начальник говорил, что может дать мне направление в институт в Москве. Но я тогда поступление в технический ВУЗ не рассматривала, я поняла тогда, что единственное, что меня интересует в этой жизни – это психология, и я решила попробовать поступить именно на эту специальность.

Не буду подробно описывать, как 2 раза пыталась поступить, сначала в ташкентский университет. Но потом узнала, что это изначально было бесполезно, т.к. там все поступили по блату (это мне сказал мой одноклассник, который поступил). Экзамены я сдала хорошо, но мест было ограниченное количество и мне даже предложили ходить свободным слушателем, что есть возможность зачисления, если кого-то отчислят. По иронии судьбы, мой одноклассник Олег потом сообщил мне, что перед Новым годом учебу бросил один из студентов из его группы. Но возможно это было связано с дачей взятки, что в то время было обычным делом, и я отказалась.

Из КБОМ я уволилась и пошла работать на тракторный завод по примеру мамы контролером ОТК, после краткосрочных курсов, работала в 31 цехе на сборочном конвейере. Потом ушла в ОВК в бюро рекламаций. Опять же благодаря умению печатать я там печатала рекламации.

Потом у меня была попытка поступления в Ленинградский Университет. Там я срезалась на первом же экзамене – математика, где задания были по сложности, равные олимпиадным. То, что там было в заданиях, мы даже не проходили в школе. Конкурс там был бешеный – 10 человек на место, и таким образом решили отсеять сразу больше половины.

В результате я все же решила поступать в технический ВУЗ, причем в Перми, так как мне сообщили родственники, что там конкурс очень маленький – 1 или 1,5 человека на место. И поступила я легко, так как у меня уже был огромный опыт поступления. И стаж работы у меня был уже немалый, а это тоже прибавляло баллов при поступлении. В учебе моей произошел перерыв- это когда я переводилась из Перми в Ташкент — мои документы шли очень долго и не пришли к началу учебного года. Пришлось снова устраиваться на тракторный завод, в 18 цех секретарем. Снова печатала на машинке, да еще в качестве шефской помощи меня посылали в ЦК партии г. Ташкента, а еще по протекции одной женщины — в ЦК ВЛКСМ Узбекистана — это рядом с пл.Ленина. Печатала я быстро и без ошибок — это везде ценится. В результате в качестве награды за мой труд они меня послали сопровождать детей в Артек, в Крым. Там я была 5 дней, побывала в нескольких городах — Ялте, Гурзуфе, Севастополе, Симферополе, самом Артеке. Так что не зря я им помогала.

С дипломом инженера-технолога я пришла на свой родной тракторный завод, который мне платил повышенную стипендию с 3 по 5 курс, когда я из Перми снова вернулась в Ташкент. Стипендия 56 рублей- почти зарплата. Но было условие- что я буду работать на этом заводе 3 года после окончания института. По иронии судьбы на «ярмарке рабочих мест», которую нам устроили после получения диплома, присутствовали представители многих заводов и других организаций и была возможность устроиться хоть куда, даже была начальник отдела кадров КБОМ, где я раньше работала машинисткой, можно было вернуться и туда. Но я пошла на завод.

И там меня направили работать в отдел главного технолога в бюро сборки, где начальником был Ярчук Евгений Аркадьевич. И это была удача. Сборка тракторов и узлов к ним, написание технологии сборки, чтение чертежей и другое было очень интересным занятием. К тому же, многое мне уже было знакомо по моей работе в 31 цехе. Люди в коллективе были очень интересные, приветливые, знающие свое дело и работать там было одно удовольствие. Помню наши обязательные чаепития в 10 часов утра, как Мая приносила всякие испеченные ей сладости, Валентина Николаевна заваривала чай со смородиновым листом с ее сада, Акрам приносил фрукты, Зинаида Яковлевна всегда была в курсе последних новостей и слухов, Ниночка была самой красивой женщиной ОГТ. В общем, царила домашняя, уютная атмосфера, мы делились своими горестями и радостями,всегда можно было попросить совета.У каждого был свой участок работы, свой цех, или цеха, который он курировал. Но это отдельная история.

Так к чему я это все написала? Про специальность машинистки. А при том, что через много лет, когда нашей семье пришлось переехать из Ташкента в Россию в лихие 90-е годы, и я искала работу по специальности (инженер-технолог), то столкнулась с тем фактом, что зарплату на заводах в то время или задерживали или не платили вовсе. И невозможно мне было выжить в таких условиях одной с дочкой маленькой. И тут я увидела объявление в газете, что требуется машинистка в Арбитражный суд. Я позвонила туда, и хотя секретарша мне сказала, что зарплата мизерная (минимальный оклад), но я все-таки поехала туда. Я просто не поверила, что за такую зарплату кто-то будет там работать. И я оказалась права. Я встретилась с председателем суда. Посмотрев мои документы (а ребенок не был вписан в мой паспорт), председатель расписал мне все прелести моей будущей работы, сказал, что существует ряд надбавок к зарплате и прочие выплаты « для поддержания штанов», что зарплата, хоть и небольшая, но выплачивается во-время , как и положено – 2 раза в месяц. Позже оказалось, что даже чаще , т.к. там выплачивали пособие на ребенка, о котором я в Узбекистане даже забыла, давали деньги на проезд, хоть и небольшие, отдельные деньги «пайковые» на питание, раз в год деньги на обмундирование, 13 зарплата, квартальные премии и премии к праздникам. Я слушала все это, как музыку, ведь последние годы в Узбекистане мы попросту выживали — зарплаты хватало на неделю. Я тут же согласилась и вскоре уже работала в суде. Работа заключалась в напечатании решений, исполнительных листов и прочих документов, отправке корреспонденции и подшивке дел, а должность моя называлась – специалист. Вот где я вспомнила Сашу Шаркова. Моя специальность была востребована везде и всегда. Так что спасибо ему, что надоумил меня пойти в училище. А позже пошли компьютеры, где навык печатания также был важен и мне было легко и комп освоить. А курсы по компьютерной грамотности у нас проводили на ТТЗ, где я работала 10 лет в Ташкенте.

И вот в суде я проработала 20 лет, не имея юридического образования, получая нормальную зарплату. Но вот вышел новый закон в России о том, чтобы должности соответствовали образованию. У нас прошла аттестация и меня хотели уволить, так как я не юрист. Но и тут мне помог диплом секретаря-машинистки. Я ведь училась в училище, которое готовило кадры для госорганов. И руководство посчитало возможным оставить меня в суде, правда, понизив в должности (соответственно, я потеряла и в зарплате). Но я до сих пор работаю, хотя и на пенсии.

Вот такая история. Может быть и простая, на чей-то взгляд. Но наводящая на размышления о том, что многие встречи в нашей жизни не случайны.

2 комментария

  • Виктор:

    Автор пишет о лучших временах, когда без экзаменов или с формальными экзаменами принимали в ПТУ. Впоследствии рабочий, повышая разряд и при этом не имея высшего образования мог получать зарплату соизмеримой с зарплатой профессора, доктора наук 300-400 рублей. А это были очень большие деньги! За квартиру в 60-ых, 70-ых платили не больше 20 рублей в месяц. Всё остальное — твоё! Живи не тужи, как говориться.

      [Цитировать]

  • Сергей:

    Спасибо автору! Хорошее ,незамысловатое , искреннее повествование о выборе жизненного пути и профессии. Выбор! Да, он всегда был и довольно широк. По окончании ТашПИ меня распределили в упомянутое КБОМ, что на ул.Жуковского напротив УВД Ташгорисполкома, при трудоустройстве меня ознакомили с условиями труда. Объект режимный, да и зарплата инженера-конструктора 110 руб, то есть ни свободного времени ни особой перспективы для себя не увидел. Кое как открепился и двинул работать по специальности на завод Ташэлектромаш мастером сборочного цеха- это была хорошая трудовая школа, если ты не лентяй и не раздолбай тебя неизбежно ждет рост и масса перспектив дальнейшего развития,заработок был довольно приличный, через год поставили в очередь на квартиру, за перевыполнение плана, рац.предложения, снижения брака и пр. премировали существенно, сколько наработал, столько и заработал , плюс — это еще была и хорошая школа жизни. Я реально ощущал свою полезность для общего дела и гордость за профессию. Никогда материальное не стояло на первом месте!

      [Цитировать]

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.