Анвар Азимов: «Узбекистан — земля моих предков» Разное

Наш собеседник – российский дипломат, бывший посол по особым поручениям Министерства иностранных дел Российской Федерации, Чрезвычайный и Полномочный посол Анвар Азимов.

Он родился в Ташкенте. С отличием окончил Московский государственный институт международных отношений, работал в центральном аппарате Министерства иностранных дел Российской Федерации. Был советником-посланником в Индии, Югославии, полномочным представителемв Аппарате Высокого представителя в Боснии и Герцеговине, Чрезвычайным и Полномочным послом в Замбии и Хорватии.

За большой вклад в реализацию внешнеполитического курса и многолетнюю дипломатическую службу награжден орденами Почета, Дружбы, почетными грамотами Президента Российской Федерации и Министерства иностранных дел России, знаком отличия «За безупречную службу».

К моему большому удивлению, не все знают его на Родине, узнают только после полного оглашения фамилии и отчества. Анвар Азимов — сын народного писателя Узбекистана, доктора филологических наук, драматурга, дипломата, бывшего министра иностранных дел, председателя правления Союза писателей, заместителя председателя Совета Министров Узбекистана, ныне покойного Сарвара Алимджановича Азимова.

В 60-70-х годах на Ближнем Востоке работали послами три представителя Узбекистана – Нуриддин Мухитдинов в Сирии, Рафик Нишанов в Иордании и Сарвар Алимджанович Азимов в Ливане.

В энциклопедиях Российской Федерации об Анваре Азимове пишут, как «о российском дипломате узбекского происхождения», что он — единственный российский посол, выходец из Узбекистана, который представлял Москву в трех государствах и был постпредом России в двух международных структурах – ОБСЕ в Вене и Аппарате Высокого представителя в Сараево. Кроме того, он единственный из узбеков, проработавший в МИД Советского Союза и России почти полвека.

— Анвар Сарварович, несколько месяцев назад вы были Чрезвычайным и Полномочным послом Российской Федерации в Хорватии, там проживают ;боснийские мусульмане. Скажите, насколько общность языка, культуры, традиций помогала в вашей дипломатической работе?
— Я полюбил эту прекрасную многоконфессиональную страну. Знание сербского и хорватского языков, определенная языковая и культурная общность, безусловно, помогали в развитии двусторонних отношений. Но главным все же были доброе и дружественное расположение к хорватскому народу, уважение его истории, искреннее стремление сблизить наши государства. Хорватские власти и разные слои населения с уважением относились к моей деятельности в Хорватии.

— Насколько мне известно, там вас наградили орденом князя Бранимира с шейной лентой Республики Хорватия за большой вклад в развитие российско-хорватских отношений. В СМИ отмечается, что орден вручил сам Президент Хорватии Зоран Миланович.
— Я признателен правительству Хорватии за высокую оценку моего скромного вклада. Вручение высокого государственного ордена Хорватии – это прежде всего признание заслуг в развитии и укреплении двустороннего сотрудничества, которое за пятилетнее пребывание в этой балканской стране достигло существенных высот. Я работал в Азии, Африке и Европе. Каждая страна оставила неизгладимое впечатление. Конечно же, работа в полюбившейся мне Хорватии отличалась от работы в других странах. Непросто было укрепить наши позиции в этой проевроатлантической стране. Однако членство Хорватии в Евросоюзе и НАТО не помешало нам не только выровнять двусторонние отношения, но и приумножить их в самых разных областях, в том числе и в сфере военно-технического сотрудничества. Успешной работе в Хорватии содействовало и то обстоятельство, что до приезда в Загреб в 2015 году на протяжении пяти лет я, как посол по особым поручениям МИД России, был главным переговорщиком по введению безвизового режима между Россией и Евросоюзом. Кто знает, может быть, мой опыт еще понадобится.

— Сегодня в Узбекистане мы читаем то, о чем раньше даже не могли и подумать. Ваше отношение к этим изменениям и к нашему сегодняшнему политическому и социально-экономическому курсу?
— Да, гласность, свобода слова и СМИ, демократизация общества – необходимые атрибуты нормального демократического развития, и они все более уверенно занимают свою нишу в жизни узбекского населения. Правительство находится на правильном пути демократизации общества и либерализации экономики. Делается это поэтапно и дозированно, что объяснимо с учетом печального опыта России и других бывших советских республик. Но очевидно, что Узбекистан находится в начале пути, уже сделанное не может не вызывать положительной оценки.

— Анвар Сарварович, в чем, на ваш взгляд, успех дипломатии? Что вы можете сказать о нашей внешней политике?
— Сегодняшняя дипломатия стала более прагматичной и многовекторной, подчинена отстаиванию интересов конкретного государства и содружества или объединения стран. Возможно, она стала более откровенной, но, к сожалению, не лишена конфронтационного вируса. Реальность такова, что будущее только за многополярным мироустройством. Ни США, ни Россия, будучи самыми мощными глобальными державами, все же уже не могут диктовать свои условия другим. Чем быстрее эту реальность поймут все главные центры мировой политики, тем более уверенно мы будем совместными усилиями двигаться в сторону создания сообщества с равной и неделимой безопасностью.

Что касается узбекской дипломатии, то она сильна своими традициями. Взвешенный нейтралитет в сочетании с приоритетами – основа внешней политики страны. Глубоко уверен, что интересам Узбекистана отвечают прежде всего стабильные и дружественные отношения с соседями – странами Центральной Азии, Афганистаном, Пакистаном и Ираном. Следовало бы укрепить сотрудничество с Китаем и Индией, найти общие точки соприкосновения между ними и центральноазиатскими государствами. Узбекистан отнюдь не должен отказываться от конструктивных и неполитизированных предложений Запада. Но при всем многовекторном внешнеполитическом курсестраны главным приоритетом все же должна оставаться линия на привилегированное стратегическое сотрудничество с Россией, которая никогда не подводила Узбекистан и настроена на дальнейшее сближение.

— Анвар Сарварович, вы знаете, что говорят и пишут об Узбекистане за рубежом, особенно те, которые величают себя оппозицией. Ваше отношение к публикациям в зарубежных СМИ, постам блогеров?
— Не согласен с оценками зарубежных партнеров, тем более оппозиционно настроенных лиц, нынешней ситуации вcтране и политики нового правительства. Если мы болеем за Узбекистан и его будущее, то должны оставаться патриотами, содействовать развитию, в том числе демократии, верховенства права, закона и свободы СМИ, но ни в коем случае не паразитировать и не спекулировать на сиюминутных сложностях. Важно честно и преданно служить интересам народа, продвигать его интересы, уверенно строить сильный, стабильный и процветающий край.

— Ваше мнение об оппозиции в технологически развитых странах — Японии, Великобритании, Германии? Какая активность у политических партий и общественных организаций?
— Наличие оппозиции – это нормальное политическое явление. В одних странах она занимает сильные позиции, например, в Великобритании, Германии или Японии, в других же — не оказывает существенное воздействие на внутриполитические процессы. Пример тому — Хорватия. Важно только, чтобы оппозиция вела себя в рамках правового поля, была открытой, неконфронтационной, культурно-цивилизованной. Оппозиция призвана укреплять демократические нормы правления, ни в коем случае не переходить за красные линии – поощрение национализма, экстремизма и фундаментализма, особенно религиозного, запуск в оборот воинственной риторики и насильственных методов борьбы. Верю в мудрость узбекского общества, зрелость интеллигенции и культурно-политической элиты. Будущее, безусловно, за дальнейшей демократизацией узбекского общества, оно давно созрело.

— Анвар Сарварович, вам 70 лет. Вы много и долго находились вдали от родных мест. Скажите, что для вас значит Родина?
— Я с 1968 года, когда поступал в МГИМО, не проживаю постоянно в Узбекистане, хотя, когда были живы родители, посещал Ташкент каждый год. Из почти 50-летней государственной дипломатической службы добрую половину лет провел за рубежом. Но везде и всегда, защищая интересы Советского Союза и России, помнил о своейРодине — Узбекистане, где я родился и получил начальное и среднее образование. В силу возможностей всегда старался помогать молодой и перспективной узбекской дипломатии, прямо защищал интересы страны. Понятие Родины для меня — это земля моих предков и родственников, которых я никогда не предам, а значит, буду вечно любить и по мере возможности помогать и служить родной стране, тем более в ней проживают и трудятся дети Сарвара Азимова, два брата Эльдар и Камиль, а также сестра Гульчехра. Я не сомневался в искренности, честности и преданности отца, отдавшего все свои силы и знания беззаветному служению Родине.

Позвольте высказать еще одно личное мнение. Посольство Узбекистана, как мне кажется, недостаточно использует в своей работе потенциал и ресурсы своих соотечественников, продолжающих работать в Москве. А ведь среди них многие яркие представители узбекской интеллигенции. Я посоветовал бы активнее работать со своими соотечественниками, создав своего рода клуб московских друзей Узбекистана.

— Как вы относитесь к новому экономическому, общественно-политическому курсу Узбекистана?
— Однозначно положительно. Президент Шавкат Мирзиёев решился на шаги, направленные на оздоровление узбекского общества как в плане его демократизации, так и либерализации условий для ускоренного развития экономики страны. На принятие еще более радикальных мер, видимо, потребуются время и готовность общества, долгие годы следовавшего иным правилам игры, необходимо адаптироваться к изменениям. Именно этим, видимо, вызвана определенная пауза в дальнейшем оздоровлении разных аспектов развития страны. Останавливаться на достигнутом ни в коем случае нельзя – народ только облегченно вздохнул и вправе ожидать новых оправданных шагов на пути к лучшему будущему.

Необходимо выдвижение на руководящие должности нового поколения талантливых деятелей – патриотов с высшим профессиональным уровнем и правильным пониманием приоритетных направлений внутри, внешнеполитического курса, что сегодня и делается. Чем больше будет талантливых руководителей, тем будет лучше для всех, особенно для командной работы в интересах страны. Безболезненными будут процесс преемственности и последовательный переход к нужным изменениям во имя демократических, политических и экономических преобразований. У правящих кругов Узбекистана достаточно обширная база своих сторонников, ни одна из имеющихся на сегодня оппозиционных сил не может составить альтернативу или конкуренцию правящей партии.

Власти Узбекистана имеют прочные и сильные позиции в стране, никакая оппозиция не представляет угрозы. Важно своими действиями не растерять влияние и доверие населения.

-На ваш взгляд, главное богатство Узбекистана? Что может служить надежной опорой?
— Главным богатством Узбекистана всегда были трудолюбивый, мудрый народ и великие предки. Узбекская земля подарила миру много великих людей. Были и выдающиеся партийные руководители – А. Икрамов, У. Юсупов, Н. Мухитдинов, Я. Насреддинова и, конечно, Ш. Рашидов. А какие были выдающиеся творческие люди – разве можно не восхищаться произведениями А. Кадыри, Х. Алимджана, Ойбека, Зульфии, А. Каххара, В. Захидова, Уйгуна, Г. Гуляма и других великих предков узбекского народа?! Они своим опытом, управленческим искусством и профессионализмом проложили достойный путь. Без уважения своей истории, прошлого не может быть светлого будущего, поэтому призываю тщательно проанализировать заслуги представителей, воздать всем должное. Своих героев надо знать, ведь это наша славная история.

— Когда в последний раз вы были в Ташкенте? Какие чувства вызывает у вас новый Ташкент?
— Ташкент всегда был и остается уникальным европейским и азиатским городом, где его старая и новая части тесно переплетаются и превращают его в действительно жемчужину Востока. В последний раз был в Ташкенте пару лет назад на открытии филиала МГИМО. Всегда любил и гордился Ташкентом — городом моей юности. Приезжаю реже, но это ни в коей мере не влияет на мое неизменное восхищение архитектурой города, к которой приложил руку муж сестры Феруз Ашрафи — уникальный самородок узбекской культуры, интеллигент и эрудит. Город хорошеет с каждым годом. Новые современные здания удачно вписываются в самобытный восточный облик, а воздвигнутые памятники историческим личностям, нашим известным предкам еще более возвеличивают неповторимость Ташкента. Словом, мы все можем только гордиться такой прекрасной жемчужиной Востока!

— Ваше отношение к понятию «новый Узбекистан»?
— Однозначно положительно отношусь к обновляемому Узбекистану. Произведенные Президентом Республики Шавкатом Мирзиёевым начинания и преобразования в политической и социально-экономической областях давно назревали. Их успешная последовательная реализация повышает авторитет Узбекистана в мире. Важно не останавливаться на достигнутом – впереди, уверен, наступит этап еще более глубинных преобразований, которые обеспечат стране качественное обновление и достойный успех в самых разных сферах, прежде всего в экономическом росте и процветании нашего прекрасного края.

— Ваше мнение о будущем стран Центральной Азии, в частности Узбекистана? Что вы можете сказать о развитии науки, техники, технологии?
— Исключительно важно всемерно укреплять сотрудничество центральноазиатских государств, создавать коллективную систему безопасности, интегрирование торгово-экономических интересов. Научно-технологический и агропромышленный потенциал этого важного геополитического и стратегического региона достаточно высок, однако имеются немалые резервы для расширения межреспубликанского взаимодействия по широкому кругу прежде всего экономических проблем. Уверен, что в перспективе Центральная Азия призвана стать важным центром формирующейся многополярной системы международных отношений. Этой цели регион достигнет в тесном взаимодействии с такими важными партнерами, как Россия, Китай и Индия.

Еще одним важным решением правительства страны я считаю созданиев Ташкенте Международного института Центральной Азии. Это поможет в подготовке высокопрофессиональных национальных кадров, повышении их квалификации, в проведении в Узбекистане международных конференций высокого уровня, а также сыграет важную роль в определении места и роли Узбекистана в международной политике.

Что касается дипломатического уровня в государствах Центральной Азии, то, как бывший постпред России при ОБСЕ и специалист по многосторонней дипломатии, могу констатировать высокий профессионализм и преданность делу всего дипломатического корпуса республик. Проводимая ими внешнеполитическая линия в полной мере отвечает национальным интересам.

— Если не послом, то кем бы вы хотели стать?
— Дипломатия — тонкое и многосложное искусство возможного. Если бы вернуться назад в 1968 год, когда решался вопрос, куда поступать, я повторил бы свой дипломатический путь, хотя, оглядываясь на отца, мне близка государственная и партийно-политическая работа. В ней, как и в дипломатии, востребованы четкость, системность, умение принимать оптимальные решения, а главное – преданно служить Отечеству и интересам его народа.

— Какую роль сыграл ваш отец в выборе профессии?
— Я с самого начала решил следовать по путиотца. Принял его совет поступать в МГИМО. После окончания в течение 47 лет честно служил нашему общему Союзу, затем Российской Федерации. Никогда не сомневался в правильности выбора дипломатической профессии и никогда не изменял принципам своего отца. А он всегда был верен им, был прежде всего государственником, горячо любил Узбекистан и преданно работал в его интересах. Одновременно он был идейно убежденным человеком. Он принял выбор Узбекистана в пользу независимости. В вопросах внешней политики отец был твердым сторонником сближения Узбекистана с Россией, Китаем и Индией.

В начале 90-х годов отец был весьма влиятельным и авторитетным деятелем, пользовался большим уважением среди разных слоев населения, особенно творческой интеллигенции. Был Чрезвычайным и Полномочным послом СССР. Авторитет отца в Ливане и Пакистане был исключительно высоким. Он был горд своим постом, много сделал для укрепления сотрудничества с этими странами, но душой все же был с Узбекистаном, очень переживал за происходящее. В 1980 году он во второй раз возглавил Союз писателей Узбекистана, а в 1988 году вновь занял пост министра иностранных дел. На этом посту он оставался до осени 1991 года, являясь также в 1990-1991 годах членом Президентского Совета Узбекистана.

Ш. Рашидов вернул отца в страну. На определенном этапе в юные годы Ш. Рашидова воспитывали моя бабушка Комила-оя вместе с Хамидом Алимджаном, моим отцом и четырьмя его сестрами. Правда, они старались умалчивать факт «молочных братьев». Ш. Рашидов постоянно поддерживал отца, содействовал его росту. Отец всегда уважительно относился к Шарафу Рашидову, считал его своим учителем. В 2023 году отцу исполняется 100 лет со дня рождения. Готовимся достойно отметить этот юбилей. Считаю, что пора подготовить к изданию сборник его произведений, провести вечер памяти.

— Анвар Сарварович, спасибо за интервью. Интересно было узнать ваше мнение по разным вопросам и аспектам внутренней и внешней политики. Всего хорошего!

Беседовал И. Абдухаликов, УзА.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Важно

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.