Голеадор из Ташкента Tашкентцы История

Мавлон Шукурзода

Сегодня лучшему футболисту Узбекистана XX века Геннадию Красницкому исполнилось бы 80 лет!

27 августа 2020 года одному из выдающихся мастеров футбола бывшего СССР и Узбекистана Геннадию Красницкому исполнилось бы восемьдесят лет. Но не отмерено было ему судьбой прожить на земле этой хотя бы полвека. В 48 лёт трагически оборвалась его жизнь…

Скромные некрологи в местной и центральной прессе подвели черту под его футбольной биографией. И все мы, три десятка лет следившие за взлетом, становлением, возмужанием этого замечательного игрока, а потом и талантливого организатора, специалиста футбола, много сделавшего для спортивной славы родного Ташкента и Узбекистана сегодня склоняем головы перед светлой памятью этого Великого мастера узбекского футбола….

Да, между горестными сообщениями в траурной рамке и первым упоминанием имени Красницкого в 1957 году в газете «Физкультурник Узбекистана» пролегли три десятилетия. Но как много вместили эти три десятилетия большого мастера в большом футболе. В той заметке, сообщавшей о спортивных успехах учеников ташкентской средней школы № 57, говорилось: «Школьники Виталий Суюнов, Гена Красницкий, Стасик Климов с гордостью носят значки футболистов первого разряда».

Геннадию тогда, как и его сверстникам, получившим свидетельства об их довольно высоком мастерстве, не было еще и. семнадцати. А вообще-то с мячом он был на «ты» уже с самых ранних лет. Благо, до футболодрома, на котором ковалось его мастерство, рукой было подать от дома. Ташкентские болельщики со стажем, вероятно, помнят находившийся тогда в самом центре города стадион «Пищевик». Вот на его вытоптанном, почти лысом поле и делали свои первые шаги в большой спорт Геннадий Красницкий и его друзья мальчишки с улиц Узбекистанской, Пролетарской, Энгельса… Играли пацаны чуть ли не с утра и до вечера. Самозабвенно, азартно. За высший шик у них почиталась ловкость, когда один с помощью финтов, ложных движений корпусом «разбрасывал» полдюжины со¬перников и забивал гол, на «закуску» обведя еще и вратаря. Первым наставником Геннадия Красницкого был знаменитый ташкентский тренер Иван Андреевич Зубарев (дядя Ваня), позже его заменил молодой, перспективный тренер Геннадий Ермаков.

Ни об одном другом нашем футболисте не написано столько, сколько о Геннадии Александровиче, он обратил на себя внимание не только специалистов и болельщиков, но и журналистов будучи еще юношей. первого разряда».

Наша справка: Геннадий Красницкий (1940 — 1988) — выдающийся форвард Узбекистана, верный команде «Пахтакор» Ташкент, тренер. Мастер спорта СССР. Его любили болельщики, при объявлении фамилии Красницкого на всех стадионах, многих стран мира, где он выступал, гремели аплодисменты. Признан лучшим футболистом Узбекистана ХХ века. В команде «Пахтакор», отыграл 13 сезонов, провёл боле 322 матчей, забил 188 голов. За национальную сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол. Тренировал футбольные клубы «Трактор» (Ташкент), «Пахтакор» (Ташкент), «Янгиер» (Янгиер), «Звезда» (Джиззак).

***

Мнения выдающихся метров отечественного футбола которых восхищало игра голеадора из Ташкента.

Л. А. ОЛЬШАНСКИЙ,
заслуженный тренер Узбекистана, тренер «Пахтакора»
(1956—1963 гг.):

ЦЕНТРОФОРВАРД Г.КРАСНИЦКИЙ БЫЛ САМЫМ ЯРКИМ ИГРОКОМ «ПАХТАКОРА» ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ.
Одарен он был, без преувеличения, необыкновенно настоящий футбольный талант! Отличная координация, гибкость, понимание сути игры выделяли его не только в футболе, но и в любой другой спортивной дисциплине. Одинаково уверенно он действовал на волейбольной, баскетбольной, гандбольной площадках. Геннадий прекрасно играл в шахматы, и выграть у него было делом архисложным, ибо он далеко умел просчитывать варианты. Ну а футболистом он был, как говорится, милостью божьей. Хорошая техника, мощь, смелость, высокая скорость, пушечный удар все было при нем. Вот только пользовался своим талантом Красницкий на удивление беспечно. Сосчитать невозможно, сколько раз мы его увещевали, доходило до отчисления из команды…

Красницким не раз интересовались ведущие клубы, но он неизменно отклонял предложения, даже как-то побаивался их. Такая преданность своему клубу, городу, республике, разумеется, делала ему честь. Высокое рыцарство искупало многие негативные черты его капризного, своенравного характера. В какой-то мере позволяла прощать ему не столь уж редкие прегрешения и по части соблюдения спортивного режима, мягко говоря, и в смысле дисциплинированного поведения в тренировочном процессе, игре и быту. Что поделаешь, с талантливыми людьми, Личностями (с большой буквы!) нелегко приходится. Ну а болельщики любили и обожали «Красного», как коротко и по свойски называли его все, вот за эту преданность Узбекистану, Ташкенту, «Пахтакору» сверх всякой меры. Но если посмотреть на проблему перехода с другой стороны, то, кто его знает, может, в более сильном клубе он сумел бы полнее, масштабнее раскрыть грани своего феноменального дарования. Ведь приглашали его к себе такие в то время суперклубы, как московское и киевское «Динамо». В 1962 г., когда Геннадий не захотел перейти в столичное «Динамо», москвичи взяли другого заметного форварда «Пахтакора» Станислава Стадника. Этот могучий нападающий хорошо дополнял Красницкого. Он умел дать точный пас, действовал технично, грамотно, был похитрее партнера, но скорости, особенно стартовой, выносливости Стаднику явно не хватало. Спустя полтора года он вернулся назад, и тандем Красницкий—Стадник был восстановлен. (Из интервью. «Футбол» № 3,1984 г.).


А. А. КЕЛЛЕР,
заслуженный тренер СССР и Узбекистана, старший тренер «Пахтакора» (I960—1963, 1971 гг.)

«Пахтакор» одним из первых использовал на подстраховке позиционного игрока в защите (Олега Моторика), а также выдвинул на острие атаки сразу двух центральных нападающих – Геннадия Красницкого и С. Стадника. Замысел был такой: обеспечить надежность в обороне и открыть оперативный простор для нашего тандема…
Как я отношусь к ходячей присказке, что «Красницкий— это Стадник без головы»? Резко отрицательно! У Геннадия своя светлая голова на плечах. Он знает и умеет в футболе почти все! Талант его как игрока так велик, что, пожалуй, и на треть он не использовал отпущенного ему природой потенциала. Жаль, что не всегда он мог совладать с эмоциями, что поддавался «партизанщине», что сверх разумной меры заглядывал в рюмку, а после этого вяло, не собранно проводил игры, занятия, а то и вовсе мог не являться на тренировки. Конечно, и мы, тренеры, виноваты, что излишне нянчились с ним, прощали ему то, за что другого игрока и на пушечный выстрел к команде не подпускали. Но что поделаешь по-людски это понять можно. Ведь что ни говорите, а футболист он был великий. Без всяких кавычек, звезда первой величины. И судьба ему выпала трудная, драматическая, неоднозначная. Такая, как Джорджу Бесту, Валерию Воронину, Эдуарду Стрельцову…(Из интервью. 1964, 1972 гг.).


М. И. ЯКУШИН,
заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР
и Узбекской ССР, старший тренер национальной сборной СССР и «Пахтакора» (1965—1966, 1969—1970 гг.)1

Один узбекский писатель летом 1966 года подарил мне свою книгу с дарственной надписью: «Маршалу советского футбола Михаилу Иосифовичу Якушину. Вы, дорогой брат, не только больше всех любите советский футбол и наших футболистов, но и обладаете удивительной способностью проникать в души людей, зажигать их сердца, вдохновлять на подвиги. Это вы сплотили футболистов «Пахтакора» в дружный, спаянный коллектив, подняли на высокий уровень их спортивное мастерство, вдохнули в них уверенность в своих силах, неукротимое стремление к победе. Руководимый вами «Пахтакор» идет верным путем…»
Поверьте, вовсе, не для бахвальства привел я эти строки, в которых наверняка мои скромные заслуги преувеличены. Тем более что правилу не кичиться успехами и критически относиться ко всякого рода комплиментам, высказанным мне в моменты моего триумфа, я следовал всю жизнь.

Без малого десять лет я проработал тренером в двух союзных республиках Грузии и Узбекистане. Большинство людей там, как и повсюду в нашей стране, искренне любят футбол, хорошо его знают, это важная часть их жизни. А ведь самое большое удовлетворение для тренера чувствовать, что его работа, пусть и скромная, но всегда тяжкая, а порой и такая неблагодарная, приносит радость людям. Ни в Грузии, ни в Узбекистане я никогда не избегал встреч с любителями футбола, старался подробно отвечать на все их вопросы, рассказывал о проблемах команды и о ее перспективах и всегда ощущал с их стороны к себе доброе и уважи¬тельное отношение. Я был для них своим человеком. Своим, среди своих.

Чем же все-таки порадовал в то время своих поклонников «Пахтакор»?
Глубокой осенью 1964 года ташкентский клуб вернулся из первой лиги в высшую. Тогда ко мне и обратились руководители Спорткомитета Узбекистана с просьбой помочь создать команду, способную достойно выступать в классе сильнейших. Познакомившись с командой, понял, что подбор игроков в «Пахтакоре» далеко не лучший, и поэтому сразу принялся изучать сильные стороны футболистов, чтобы использовать их сполна. Определил я для себя и лидеров, на которых можно было опереться в игре. Прежде всего это был вратарь Юрий Пшеничников, проявлявший необычное трудолюбие на тренировках. Он рос без отца, в трудных условиях и, как я понимал, поставил себе целью с помощью футбола выйти, что называется, в люди. Ни сил, ни времени не жалел, чтобы добиться своего, и, надо сказать, преуспел. Хорошим вратарем он стал и на выходах, и в воротах уверенно действовал. Я его потом и в сборную СССР привлек. И оборону довольно крепкую удалось создать: Закиров, Штерн, Науменко, Суюнов…

В атаке у нас был тоже стоящий лидер Геннадий Красницкий, владевший исключительным по силе ударом. Выглядел он атлетом -рост 185 сантиметров, вес 89 килограммов. У него мышцы ног были очень мощными, а маленькая стопа (размер обуви—40-й)— позволяла ему бить по мячу почти без замаха, резким «щелчком». В этом редком органическом сочетании и таился секрет его сильного удара. Например, московский динамовец Карцев тоже славился умением послать мяч, как из катапульты, таким же мгновенным «щелчком», но у него мышцы ног были намного слабее, чем у Красницкого, и удар соответственно получался менее сильным.

Красницкий мог сыграть и на партнера, но больше любил, когда партнеры играли на него, и при малейшей возможности бил по воротам. Логика в этом была. Излишне нервный он только в игре был, порой злился напрасно, неудачи чрезмерно переживал, что иногда приводило к нежелательным инцидентам в матче. Рядом с ним как бы в засаде все время находился быстрый и техничный левша Берадор Абдураимов. Стоило сопернику выпустить его из поля зрения на секунду-другую, как он тут же оказывался у ворот и бил не задумываясь. Два таких результативных нападающих, конечно, силу большую представляли. Оба они, к слову, стали впоследствии членами клуба бомбардиров имени Григория Федотова, в который входят те, кто забил сто и более мячей в официальных матчах. Десятое место при 17 участниках заняли мы в чемпионате 1965 года, набрав одинаковое количество очков с московским «Спартаком» и ленинградским «Зенитом», которые лишь по лучшей разности мячей обошли нас в турнирной таблице. И еще одна интересная деталь: «Пахтакор» тогда в матчах с пятью московскими клубами взял 14 очков из 20 возможных!

А в следующем сезоне мы поначалу спутали карты всем. Первые 17 матчей «Пахтакор» прошел без единого поражения и занимал после первого круга второе место в турнирной таблице. Что творилось тогда в Ташкенте! На трех матчах в том сезоне на стадионе был аншлаг. Свободно приобрести в кассах билеты на эти встречи было невозможно. Ни до, ни после такого футбольного ажиотажа в городе не знали. Что много говорить, если на игру с минским «Динамо» 26 апреля 1966 года, когда в Ташкенте случилось страшное стихийное бедствие — — разрушительной силы землетрясение, пришло более 50 000 зрителей! В разгар матча произошел очередной подземный толчок, я сидел на стуле за воротами и явственно ощутил, как содрогнулась земля, но ни один человек не покинул трибуны.

И «Пахтакор» порадовал своих земляков красивой победой со счетом 1:0.
После всех этих событий мне и была преподнесена книга с дарственной надписью, которую я уже процитировал. (М. Якушин. «Вечная тайна футбола», стр. 145—147).


Г. Д. КАЧАЛИН,
заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, наставник национальной сборной СССР и «Пахтакора» (1963 г.)

Я с удовольствием вспоминаю атмосферу взаимопонимания и творчества, в которой протекала моя работа с ташкентскими футболистами. Мне импонировало, что в команде есть атакующий потенциал. Такие мастера мяча, как Красницкий, Абдураимов, Стадник, Малиновский, неудержимо рвались к воротам соперника. Мне нравилось, это. Ведь я всегда был приверженцем атакующего стиля игры.
(Из интервью. 1963 г.).


Е. И. ЕЛИСЕЕВ,
заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, наставник «Пахтакора» (1968 г.)
Когда я дал согласие стать старшим тренером команды, то, честно говоря, рассчитывал на опыт и мастерство таких футболистов, как Ю. Пшеничников, Г. Красницкий, Б. Абдураимов, В. Суюнов, В. Науменко, М. Шарипов… Однако все вышло по иному. Пшеничников, а вслед за ним и Абдураимов с В. Солохо уехали в Москву. Красницкий, Науменко и ряд других игроков почти полсезона не могли выступать за основной состав. Волей-неволей пришлось, как говорится производить «ремонт на ходу». А это всегда огорчительная и трудоемкая обязанность.

Итогами выступлений в чемпионате, разумеется, мы огорчены. 17-е место не очень-то красит «Пахтакор». Иное дело Кубок СССР. Пахтакоровцы в борьбе за почетный трофей показали себя с самой лучшей стороны. Ташкентцы впервые в своей спортивной биографии вышли в финал розыгрыша и только самую малость уступили в напряженном поединке торпедовцам столицы — 0:1. Причем лишь невезение не позволило Геннадию Красницкому буквально на последних минутах этого драматического матча сравнять счет с автозаводцами…

Да, наш выдающийся форвард в конце прошлого года перешел было на тренерскую работу. Но в трудное для «Пахтакора» время ветеран решил, вернуться в родной коллектив. Он очень интенсивно и добросовестно готовился к матчам за основной состав. Это подтвердил уже первый матч с его участием. Красницкий создал две отличные возможности для своих партнеров. Как видите, опыт очень много значит. Мы верим и хотели бы не разочароваться, что Красницкий и в дальнейшем своей вдохновенной игрой, дисциплиной и бойцовскими качествами будет служить примером для пахтакоровской молодежи. (Из интервью. 1970 г.).


Константин Бесков, тренер тренеров.
Заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, наставник национальной сборной СССР

Мне нравился этот парень. Вспоминая о нем, все обычно говорят об индивидуальных качествах Красницкого, как футболиста. Это верно. Но не следует забывать и о его тактическом мышлении, одним точным пасом он умел отсечь сразу несколько игроков обороны соперника и вывести партнеров на завершающий удар, мог организовать грамотную атаку в центре поля… Сегодня любят сравнивать футболистов того и нынешнего поколения, так вот игрок такого уровня, как Красницкий, вполне мог бы играть в любом современном европейском клубе из числа фаворитов ведущих футбольных держав…


Л. И. ЯШИН,
заслуженный мастер спорта, чемпион Олимпийских игр, чемпион Европы
До сих пор вспоминаю лидера атак пахтакоровцев Геннадия Красницкого. Он обладал поистине пушечным ударом. Когда он готовился бить штрафной или прорывался непосредственно в зону обороны, на душе всегда было тревожно.


Б.А. АРКАДЬЕВ,
заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, наставник национальной сборной СССР и «Пахтакора» (1967).
Умножьте все сделанное Геннадием Красницким на два и получите представление о его способностях. (Из интервью. 1967 г.).


Герман Зонин, заслуженный тренер СССР. Бывший тренер национальной сборной СССР и «Зари» (Ворошиловград).

«Генка был прекрасный парень, компанейский! Но мало того, что человеческие качества у него были на уровне, так он ещё и футболистом был прекрасным. Высокий, стройный, быстрый, да ещё и с ударом просто сумасшедшим. Люди в стенке боялись стоять, когда он штрафные исполнял. Моя последняя встреча с ним произошла в Москве – помню, он в качестве помощника старшего тренера приехал на аттестацию. Я его сразу предупредил: «Гена, отнесись ко всему серьёзно». Он в ответ покивал: «Да, Герман Семёнович, конечно». Но потом пришла какая-то компания – и утащила его с собой. С тех пор я его больше не видел. Пристрастие к алкоголю? Знаете, всё это чушь – выпить он любил, но это никогда не мешало ему в работе. У нас тогда вообще без напитков время не проводилось – все ребята любили яркие застолья, коллективные посиделки. Другое дело – это никогда не мешало игрокам отдаваться на поле. А если и мешало, всегда находились люди, готовые отвесить подзатыльник. Гена был таким. Настоящий лидер!».


Лев Филатов,
Многолетний редактор «Футбола»

Размышляя о таланте бомбардира, писал: «Футбольный природный дар точно так же трудно поддаётся словесному изображению, как и любой другой. Во все времена наиболее желанны форварды, наделённые даром забивать голы. Счастливый удар форварда выделен из всего захватывающего футбольного зрелища как жемчужина. Она поднимает на ноги в порыве ликования болельщиков, его повторяют в разных ракурсах по телевидению, ловят фотографы, описывают во всех подробностях репортёры, его переносят на схемы и включают в учебники. О нём, если он особенно удался, много лет спустя вспоминают очевидцы, а сам, нанёсший этот удар, пока жив, готов снова и снова, с нарастающей картинностью, рассказывать, как его угораздило ударить и попасть»…


Сергей ГАЛИЧ,
Футбольный обозреватель

В календаре-справочнике, изданном в 1960 году «Московской правдой» написано: «Красницкий высокий (рост 183 см), быстрый футболист, обладающий завид¬ным стремлением и взятию ворот. Это игрок типа «таран» с сильным ударом. У нас обычно не очень любят футболистов таранного типа. Но у Красницкого есть одно хорошее качество, которое привлекает к нему симпатии, он не бездушно «мнет» и «таранит» оборону, а стремится переиграть соперников с помощью финта, обводки». Ничего необычного в этом оп-ределении нет. Все в нем правильно. И все же оно поразительно. Ведь дано игроку, выступавшему в классе «Б», не сыгравшему в высшей лиге ни одной встречи.

Через 37 лет в изданной в Москве «Энциклопедии футбола» будет сказано: «Лидер атак «Пахтакора» 60-х годов, один из самых колоритных футболистов тех лет. Атлетически сложенный, отлично координированный Красницкий выделялся смелостью, решитель¬ностью в борьбе за мяч. В первые годы выступлений благодаря высокой скорости, мощи, сильнейшему удару был грозным центрофорвардом, проявил склонность к комбинационной игре, интересно действовал в тактическом плане, великолепно исполнял штрафные удары».

Эти характеристики не учитывают характера Геннадия Александровича. Человек он был очень эмоциональный, взрывной. Помогало это или мешало играть? На-верное, когда как. В одних случаях помогало, в других мешало. Но, думается, без такого характера Красницкий не стал бы выдающимся футболистом. И уж точно не было бы столько легенд, сколько их до сих пор рассказывают друг другу любители футбола. Они колоритные и потому переходят из уст в уста.

Красницкий добился в футболе многого. И все же была у него «заноза», не дававшая покоя многие годы. Его очень редко приглашали в сборные бывшего Союза. Хотя в тех немногих матчах, в которых он играл за сборные клубов, олимпийскую, национальную, Геннадий показывал себя с лучшей стороны, забивая обычно голы. Объяснение этому до смешного простое. Красницкий всю жизнь играл только в «Пахтакоре». А тренерами сборных, как правило назначали московских специалистов. Формируя команду, они делали упор на тех игроков, которые были перед глазами, то есть играли в московских клубах или в киевском «Динамо». В какой форме находится Красницкий, живущий в далеком от Москвы Ташкенте, не знали, поэтому рисковать не хотели…

Геннадия не раз приглашали в московские клубы. Он отказывался, хотя знал, что это открывает дорогу в сборные. Но для него важнее была верность родному клубу. На его счету несколько футбольных рекордов. А один есть необычный: всю жизнь выступать за одну команду. Вряд ли кто из нынешних футболистов экстракласса сможет повторить его.


Алишер Аминов общественный и спортивный деятель России, бывший начальник футбольной команды джизакской «Звезды».

«Мне посчастливилось не просто общаться с Геннадием Санычем, но и работать с ним – никогда не забуду проведённые три года в джизакской «Звезде». Мне тогда было 22 года – казалось бы, как можно серьёзно относиться к столь юному администратору, а затем и начальнику команды? Однако Геннадий Саныч относился к моему труду с уважением и всегда по-отечески наставлял меня. Теперь, спустя столько лет, я понимаю, что именно он заложил в меня некоторые общечеловеческие ценности. И для меня было особо лестно, что это сделал такой великий спортсмен. Он ведь был популярен не только в пределах Узбекистана – на выездных матчах его буквально брали в оцепление сотни болельщиков, желавших заполучить автограф своего кумира. А он, невзирая на такое внимание, оставался скромным человеком. Великая личность!»


Анзор Кавазашвили мастер спорта международного класса, заслуженный мастер спорта СССР, бывший игрок московского «Торпедо» и «Спартака».

«Я до сих пор сожалею, что Гена не играл в центральных московских клубах. В национальную сборную ведь издавна попадают футболисты ведущих команд. Но Красницкий, преданный только «Пахтакору», упорно не желал переходить в один из столичных клубов. А если бы он, допустим, оказался в «Спартаке», то уверяю: знали бы мы все Красницкого как бессменного центрфорварда СССР наряду со Стрельцовым, Симоняном… Красницкий был изумительный футболист! Бог наградил его отличной пластикой, скоростью, габаритами и мышлением – он обладал всем. А его удар – это нечто особенное. Помню, как в Москве моё «Торпедо» принимало «Пахтакор» и гости получили право на штрафной. Я никогда не любил выстраивать «стеночку», поэтому и тогда сказал защитникам: «Ладно, ребята, расходитесь». А он разбежится да как даст по мячу – руки я успел поднять только после того, как мяч уже коснулся сетки. Что же до его человеческих качеств, то за время сборов мне он запомнился балагуром. Гена очень любил пошутить. Да так, что все мы только и успевали за животы хвататься – после его шуток серьёзным оставаться было невозможно».

***

Минуло 32 года, как он ушел из жизни. Ушел сам? Или?.. На этот счет существует немало версий и сплетен, догадок и «правдоподобных» вымыслов… Однако тайну сию сорокавосьмилетний Красницкий унес с собой. Никто не узнает, что или кто побудил его вдалеке от дома, от безмерно любимого Ташкента, выпасть, выпрыгнуть или упасть из окна курган-тюбинской гостинцы Таджикистана… Он жил и ушел, как настоящий голеадор. В декабре 2019 года я специально побывал в Курган-Тюбе (с 2018 года город называется Бохтар), посетил ту гостиницу… встретился с очевидцами… Чуть позже, по итогам своего журналистского исследования, в своей новой книге посвященное жизни ташкентского голеадора я изложу свою версию…

При подготовке данного материала были использованы некоторые архивные материалы Екатерины Красницкой, Эдуарда Аванесова, Владимира Сафарова, ФК «Пахтакор».

Мавлон Шукурзода.
Ташкент, 27 августа 2020 года.

11 комментариев

  • Юрий Банников:

    Один эпизод. В своем детстве читал книгу о турне сборной Союза по странам Америки. В составе этой сборной был Красницкий. Что запомнилось? Он забил гол, причем такой силы, что была порвана сетка ворот и мяч пролетел насквозь что вызвало замешательство судьи — а был ли гол? Доказательством послужила порванная сетка. Пресса потом писала, что если бы мяч угодил во вратаря или в полевого игрока, то от силы удара тот мог бы получить травму. Разумеется в этом месте плетение сетки было ослаблено, но сам факт! Не помню как называлась книжонка, а вот этот гол и все с ним связанное врезались в память…

      [Цитировать]

    • Адольф:

      А я помню этот случай, услышав, как у Геннадия спросили: -» Правда ли сетка была порвана ? » — » Не знаю, был назначен штрафной вблизи ворот. Капитан мне сказал: Гена ударь. Ну я и ударил. мячь очень хорошо лёг на лапту. После удара мячь оказался за воротами.» Я видел, как играл Г.Красницкий. Они очень схожи были со Стрельцовым. Мгновенные неожиданные пасы, обманные еле заметные движения.

        [Цитировать]

      • Мавлон.:

        Адольф, согласен. Недавно смотрел фильм про Стрельцова…, а перед глазами стоял Красницкий… У них очень схожая судьба.

          [Цитировать]

    • Виктор Арведович Ивонин:

      Есть такая книга и есть в этой книге фотография летящего в сетку мяча. А дело было так. Валерий Лобановский — знаменитый форвард Киевского Динамо, получил штрафной. Он пошёл ставить мяч и, проходя мимо Красницкого, шепнул ему: — «Гена. Исполни». После этого, Лобановский установил мяч, отошёл, разбежался и отпрыгнул в сторону. А за ним, тут же, последовал страшный удар Красницкого. Стадион встал. Кто-то, орал, кто-то свистел. Мяч влетел в ворота, но мяча в них не было. Лишь судья разглядел дыру в сетке. Он засчитал гол. Но кто-то ничего не понял. Лишь на второй день, один из журналистов, снимавший игру за воротами, опубликовал фотографию, на которой был запечатлён мяч, вплотную приблизившегося к сетке. Естественно, нормальной, пока ещё не дырявой сетке.

      Но это не всё. В середине 90-х годов один из авторитетных американских журналов опубликовал большую статью о телевизионном интервью с величайшим футболистом мира Диего Марадона. В этом интервью он вытащил из кармана эту самую фотографию и сказал, что всю жизнь мечтал поехать «в Россию» и встретиться там с Геннадием Красницким. Он говорил о том, что именно этот русский футболист сделал из него футболиста. Все мальчишки в Аргентине бредили легендарным ударом Геннадия Красницкого, пробившего сетку футбольных ворот. Потому, закончил Марадона, я поклоняюсь этому человеку и его беспрецедентному таланту. Поэтому я горю желанием встретиться с Геннадием Красницким «в России» и поцеловать его ноги.
      Марадона не знал, что Геннадий Красницкий жил не в России, а в Узбекистане. А за рубежом, советских футболистов всегда звали русскими, а СССР называли Россией.

        [Цитировать]

    • Мавлон.:

      Юрий, название книги: «От Рио-де-Жанейро до Монтевидео». Автор Геннадий Красницкий. Литературная обработка Аванесова Эдуарда Сергеевича.

        [Цитировать]

  • Ринат:

    Что-то не верится, что футбольным мячом можно порвать сетку. Даже если предположить, что скорость мяча была 300 км/ч (чего, конечно, не может быть), то даже этого не достаточно, чтобы порвать сетку. Более того, мяч быстро теряет скорость и уже через 3 метра её скорость падает в три-четыре раза. То есть при ударе о сетку скорость мяча была менее 100 км/ч.

      [Цитировать]

    • Мавлон.:

      Ринат, это не байка. Красницкий с центра поля забил гол В.Маслаченко. Заявляю как свидетель этого матча. У него были пушечные удары. Через год, после поездки в Америку, пахтакоровцы были приглашены в Грецию. Там, Г.Красницкий снова порвал сетку…

        [Цитировать]

      • Ринат:

        Рекорд скорости мяча в момент удара примерно 210,8 км/ч. Через 3-4 метра скорость мяча падает ниже 100 км/ч из-за сильного трения с воздухом. Чтобы порвать сетку, учитывая большую площадь мяча, её скорость должна составлять порядка нескольких тысяч км/ч, а это скорость пули, выпущенной из винтовки. Поэтому, или сетка была прогнившей или она уже была порвана ещё до удара.

          [Цитировать]

  • Ринат:

    В это мало верится. Даже предположив, что изначальная скорость мяча была 300 км/ч, что, конечно, невозможно, то даже этого не достаточно, чтобы порвать сетку. Более того, скорость мяча бысто падает и уже через 3 метра, её скорость будет составлять не более 100 км/ч. Поэтому, скорее всего сетка уже была дырявой.

      [Цитировать]

  • Ринат:

    Ещё мощным ударом обладал Владимир Фёдоров из Пахтакора. Вратари не на шутку боялись его пушечных ударов.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Ничего странного в приведенных цифрах нет. Но нужно учитывать, что все эти скорости мяча рассчитывались на уровне моря. Тем не менее, Красницкий, так и не мог пробить сетку на стадионе Пахтакор. С одной стороны, зная смертельные удары узбекского бомбардира, сетки ворот на стадионе Пахтакор ставились особые. Дело в том, что в нити, из которых делалась сетка, включали нити кевлара. Изначально материал производился для армирования автомобильных шин, для чего он используется и по сей день. Однако, футбольные сетки на стадионе Пахтакор существенно продвинули применение кевлара в спорте. Вслед за антикрасницкими футбольными сетками, из таких тканей стали изготовлять защитные перчатки и защитные вставки в спортивную одежду (для мотоспорта, сноубординга и т. п.). Также они стали использовать кевлар в обувной промышленности для изготовления антипрокольных стелек.

    Так в чём же дело, почему Красницкий на одном поле пробивал сетку, а на другом, вратарей жалел, которые при его штрафных ударах, прятались за столбики от ворот? Всё дело в высоте стадиона над уровнем моря. В разрежённом воздухе футбольный мяч Красницкого сыграл свою историческую роль. Мало того, мог сработать и неожиданный порыв ветра. НО мне этого неведомо. Знаю только, что при строительстве станции Пушкина ташкентского метрополитена, 8 марта из-за неожиданного порыва ветра упал подьёмный кран, перегородив Луначарское шоссе и едва не упавшего на троллейбус с пассажирами, выезжавший из под Саларского моста. Так что козырять цифрами в данном случае некорректно.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.