Любимые библиотеки Разное

Фахим Ильясов

С детства испытываю трепет перед библиотеками, а особенно перед женщинами работавшими в этих богатых книжных пещерах Аладдина. Наверняка многие помнят, что даже какие — нибудь районные библиотеки всегда имели достаточно книг, чтобы удовлетворить потребности юных пионеров и комсомольцев.
А его сотрудники были непререкаемыми авторитетами для подрастающего поколения книгочеев.
Они казались нам профессорамибиблиографии. А сколько труда они вкладывали в книги и картотеки, клеили порванные страницы и оторванные обложки, замазывали некорректные записи на полях, а когда выдавали книги, умудрялисьодновременно и аккуратно заполнить картотеку.

Запомнилась самая ПЕРВАЯ БИБЛИОТЕКА в моей жизни. Это случилось во время учёбы в первом классе школы номер сорок, расположенной на старогородской окраине Ташкента. К концу учебного года, весь наш класс научился сносно читать, а я уже прочёл все имеющиеся сказки в доме и очень хотелось продолжать это несравнимое ни с чем наслаждение — погружение в мир героев книги, поэтому пошёл в школьную библиотеку. К сожалению, меня не хотели даже записывать в читатели. Молодая и невероятно красивая узбечка в модном атласном платьесказала , — » Вай, мальчик, через три дня начинаются летние каникулы, приходи первого сентября».

Я ушёл от этой очаровательной восточной принцессы маленькой школьной библиотеки ни с чем. Но красота незнакомки взбудоражила меня, я сразу поделился увиденным со своим закадычным другом Алишером Шамагдиевым, который учился в уже третьем классе. Он моментально побежал туда, якобы, сдать книги, однако она была закрыта и не осталось даже запаха приятных духов от исчезнувшей библиотечной королевы красоты. Но уже первого сентября, на первой же перемене, я побежал в библиотеку и, к моему огромномуразочарованию, вместо радующей взор чаровницы, там копошилась пожилая и, скажем так, очень опытная иумная тетя. Она сразу записала меня в читатели и выдала книгу Мариэтты Шагинян «Четыре урока у Ленина» с наставлением, чтобы я учился так же хорошо как сам Ильич. Книги Гайдара про Чука и Гека, которую я заметил в прошедшем мае, уже не было. Но дома, случайно обнаружился экземпляр этой книги, она пылилась на террасе в коробке с мамиными университетскими учебниками арабского языка и словарями.

А сотрудница из «Библиотечных Каникул», своим очаровательным видом, сразившая наповал семилетнего ценителя женских прелестей, оказалась нашей учительницей узбекского языка. Она своей яркой восточной красотой освещала наш тусклый и унылый учебный процесс до восьмого класса включительно. Чего стоили одни её выразительные глаза и черные брови, именно такие вошли в моду несколько лет тому назад от арабок живущих…..в Лондоне, а не в Париже, как думают многие дамы. И именно из Англии мода на широкие и тёмные брови распространилась по всему миру. А ведь ухоженные и накрашенные густые брови, ещё со времён основания Арабского Халифата, были всегда в тренде в странах Арабского (Персидского) Залива и Средней (Центральной) Азии.

ВТОРАЯ БИБЛИОТЕКА куда я был записан, находилась в казённом и обветшалом помещении недалеко от дома, у трамвайной остановки «КукчаДарбаза». Грубо сколоченные самодельные стеллажи с потрепанными обложками и множеством утерянных страниц произведений Майн Рида, Вальтера Скотта, Марка Твена, Джека Лондона, Владимира Мильчакова, Олега Сидельникова, Михаила Шевердина, Льва Кассиля, Бориса Пармузина и других, явно не радовали взор эстетов — третьеклассников. Но хоть выбор был невелик, а подписчиков много, тем не менее опытные библиотекари записывали нас в свой кондуит и мы по очереди читали дефицитные книги про иностранных героев, а также советских разведчиков и милиционеров. Самая большая очередь была на книгу Льва Овалова «Приключения майора Пронина».

ТРЕТЬЯ БИБЛИОТЕКА была в сорок второйшколе имени Василия Ивановича Чапаева итоже в Ташкенте. Это был сравнительно богатый книгами русских классиков уютный уголок отдохновения от постылых педагогов с их дурацкими уроками. Мы с Юрой Умновым, моим товарищем и таким же «фанатом» точных наук, иногда минут сорок пять отдыхали от предмета прославившего «наше всё» Николая Лобачевского. Особенно часто это случалось во время холодного и монотонно —дождливого ноября, мы с Юрой прислушиваясь к прощальному шуршанию последнихопадающих листьев чинары за окном, заворожённо читали «Леди Макбет Мценского уезда» Николая Лескова, разумеется с позволения милейшей хозяйки двух небольших библиотечных комнат.

Что ещё почитать:  Традиции узбекского народа. Свадьба

Кроме вышеперечисленных, у меня были ещё своинеофициальные библиотеки. В первую очередь, конечно же ДОМАШНЯЯ, самая любимая. В четвёртом классе читал » Жизнь Дэвида Копперфильда рассказанная им самим» Чарльза Диккенса. А ненавистный Урия Гип (Uriah Heep), делавший подлости Дэвиду Копперфильду со своей знаменитой цитатой «Будь смиренным и ты добьёшься своего», заставил переменить негативное отношение к его имени из — за блестящей музыки знаменитой английской рок — группы, взявшей имя этого отрицательного героя романа Диккенса — «Uriah Heep».
В домашней библиотеке благодаря отцу, книг становилось всё больше и больше. Точнее сказать, в нашем доме существовали три библиотеки. Одна в спальне родителей, другая в гостиной где я обитал, а третья в комнате сестёр, но их книги меня абсолютно не интересовали (там были одни томики стихов). В библиотеке при гостиной, новые румынские книжные полки (гордость отца, ноне потому что достал эти дефицитные полки, а из — за того, что сам их установил прикрепив дюбелямик стене) были забиты разными произведениями, начиная от Александра Куприна, Джека Лондона, Константина Паустовского, Эриха Мария Ремарка, Чарльза Диккенса, Сергея Бородина, Майн Рида, Анны Алматинской, Юрия Домбровского, Виктора Некрасова, Александра Дюма, Василия Аксенова, Николая Лескова, Ильи Ильфа и Евгения Петрова и до БСЭ (все тридцать томов, мы их получали по подписке в течение многих лет). А к родительской библиотеке, хотя, даже не могу назвать это библиотекой, скорее это было огромное хранилище подписных изданий Твардовского, Чехова, Пушкина, Лермонтова, Айтматова, Эмиля Золя, Джона Голсуорси, Ги де Мопассана и до регулярно поступающих томов «Библиотеки Всемирной Литературы», я потерял доступ, а с ним и доверие в пятом классе, после того как мама обнаружила в моём портфеле, вместо учебника по алгебре, эротическую книгу»Милый друг» Ги деМопассана. Но я не унывал ивовсю пользовался домашними библиотеками друзей, а в отсутствие мамы и её книгохранилищем.

ЧЕТВЁРТАЯ БИБЛИОТЕКА, серьёзная и разнообразная, была на корабле где проходил службу. Книг в ней было много, даже очень, но и экипаж крейсера состоял почти из тысячи моряков и все они любили читать, поэтому чтобы выловить популярную книгу, надо было чуть ли не ежедневно наведываться в неё. Ведь так называемые бестселлеры, журналы «Юность», «Огонёк» или ценнейшие номера Альманаха «Искатель» никогда не залеживались, а сразу переходили из рук в руки. На корабле я прочёл второй раз «Телеграмму» Константина Паустовского. Если первый раз, где-то, в пятом классе, рассказ не произвел должного впечатления, то во время службы он поразил меня и я долго ходил под впечатлением о прочитанном. Честно говоря, раскаивание ко многим приходит слишком поздно, в том числе и ко мне.
Также нарасхват был роман Вильяма Козлова «Солнце на стене» о современной любви, а этой темы как раз не хватало в книгах корабельной библиотеки. Помню, что ожидал этот добрый и светлый роман более двух недель и это, только, благодаря дружбе с корабельным библиотекарем, а так пришлосьбы прождать более месяца. Через полгода, в Кронштадте, случайно увидел в книжном магазине эту книгу Вильяма Козлова и сразу купил два экземпляра, один себе, а второй для библиотеки. То что перечитывал её много раз, мало сказано, честно говоря, порядком надоел многим сослуживцам с обсуждением темы любви по этой книге. Книга «Солнце на стене» осталось на корабле, чтобы радовать и скрашивать службу молодым морякам сменивших нас.

Что ещё почитать:  Коктейль молочный

ПЯТАЯ БИБЛИОТЕКА была вузовская. Пользовался ею редко, один —два раза за семестр, брал какие — нибудь учебники, а в конце года сдавал обратно. Во втором ВУЗе это случалось ещё реже, так как учебники и словари мы покупали сами, а рассказы о коммунистах или борцах за свободу на языке который мы изучали, навевали смертную тоску, увы, но других книг не было.
А вот на русском языке, правда в других библиотеках, было много интересной литературы о Ближнем Востоке. В те годы мы даже не задавали себе вопрос, — «Почему в языковых ВУЗах очень мало нужной литературы по теме, всегда приходилось её покупать, зато трудов Ильича и двух его бородатых учителей было предостаточно».

Самой крупной и желанной в школьные годыбыла БИБЛИОТЕКА имени В.И. Ленина в Москве. Случайно, при помощи родственницы (кузина отца)работавшей в этой легендарной, но чопорной библиотеке, записался в неё после четвёртого класса будучи с родителями в Москве. Потом, мы каждое лето, регулярно приезжали в столицу и я исправно посещал «Ленинку». Родственница работавшая там, приобщила меня к «Саге о Форсайтах» Джона Голсуорси, к каким — то модным французскимдетективам и дала почитать книгу Юрия Трифонова «Дом на набережной» . Будущему пятикласснику, мечтавшему о пленительной и пылкой Констанции Бонасье из «Трёх мушкетёров» , книга лауреата Сталинской премии показалась скучной, но по словам папиной кузины, вся Москва сходила с ума от неё. Несколько книг для взрослых я прочёл запоем прямо в читальном зале библиотеки, которыеродственница не разрешала брать домой зная что цензор, она же мама, просто конфискует их. Но так как мы останавливались в её квартире на «Самотёке», естественно, находил в домашней библиотеке много другой интересной литературы.

Радовали всех своих читателей и богатые БИБЛИОТЕКИ разбросанные по всему ИРАКУ, где работали советские специалисты. Народ привозил книги из дома, а уезжая обратно в Союз, оставлял их в библиотеке по месту работы. Кроме того, в БАГДАДЕ на улицах Саадун, Рашид и Мансур находились великолепные книжные магазины, типа «British House of books» или «British Library», где продавались оригинальные Оксфордские и Вебстерские энциклопедические и неплохие англо — арабские словари, а переводчики и знающие иностранный язык специалисты дорвались до художественной литературы на английском языке, начиная от «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи, бестселлеров популярного Гарольда Роббинса и до «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына.
А самой главной библиотекой в Ираке, является «Национальная Библиотека Багдада». В ней хранится сонмище самых разных книг на многих языках мира, в том числе и на русском. Сотрудник этой кладези архивных материалов рассказывал, что у них есть несколько тысяч старинных документов иматериалов по истории России и было бы неплохо, если учёные Советского Союза проявят интерес к этим архивным документам. Однако, ни учёные Советского Союза, ни современной России не заинтересовались архивами Национальной Библиотеки Багдада. А во время пожара в 2003 году, к огромному сожалению, большая часть библиотеки сгорела, а многие документы и книги просто исчезли.

ДАМАСК, столица Сирийской Арабской Республики впечатлял наших людей своим книжным магазином русской литературы, которым владела наша бывшая соотечественница. Выбор книг был огромный, но и стоили онинедёшево. А вот серая на вид и какая —то негостеприимная библиотека в советском культурном центре Дамаска была, в основном, декоративной и служила для демонстрациигостям и делегациям. Зато университетские библиотеки в Дамаске, Алеппо и Латакии были богаты различными историческими документами, на арабском, турецком, персидском и английском. Для советских специалистов имелось множество небольшихбиблиотек на контрактах где они работали. Плюс, в те годыза рубежом, и в первую очередь в Сирии, можно было оформить дефицитные подписные издания за валюту. Этой возможностью воспользовалось очень много людей.

Что ещё почитать:  Бутики в Кувейте

Советское посольство в столице ИОРДАНИИ АММАНЕ имело маленькую служебную библиотеку. Все интересные книги, просто переходили из рук в руки, всех пятерых, сотрудников небольшого посольства и поэтому особой нужды в библиотеке не было.

В ГОСУДАРСТВЕ КУВЕЙТ, тоже не было никакой библиотеки для специалистов. На вилле руководителя проекта хранилась пара десятков книг и все кто желал могли читать их. Увы, но книгами Национальной Библиотеки Кувейта расположенной в красивом здании на набережной Арабского Залива, не пользуется, практически, никто. Не видно ни одного страждущего из дальнего Зарубежья, порыться в архивах древних рукописей, которых там очень много.

Самая интересная БИБЛИОТЕКА в Москве, это «ИНОСТРАНКА» — Библиотека Иностранной Литературы. Вот где раздолье для изучения страноведения, языкознания, истории зарубежных государств и т.д.. Там работала мамина сестра и она часто помогала найти нужную книгу. Да и вообще, в «Иностранке» была какая — то атмосфера вольнодумства, а её сотрудники обладали энциклопедическими знаниями по теме которую они курировали. Дамы всегда были модно одеты, выглядели элегантно и процентов девяносто из них владели иностранными языками. Многие сотрудницы «Иностранки» работали за рубежом. Для меня всегда было праздником приходить туда, свои незначительные проблемы я решал быстро, но уходить из этого сказочного мира утончённых Шахерезад, абсолютно не хотелось.

Всё это было недавно, это было давно…

БИБЛИОТЕКАРИ это особая каста вводящая людей всех возрастов в загадочный мир приключений, науки, открытий и вообще неизвестного. Я всегда удивлялся их глубоким знаниям,и ведьтолько советские женщины могли всё знать, работать за троих, а получать за это небольшую зарплату.

БИБЛИОТЕКИ В СОВРЕМЕННЫХ РЕАЛИЯХ
По просьбе главного редактора Альманаха «Небожители Подвала» Леонида Анатольевича Сергеева, его авторы иногда встречаются с читателями в библиотеках Москвы и МО. Под абсолютно бесснежный прошлый Новый Год, несколько литераторов приехали в БИБЛИОТЕКУ ИМЕНИ ЮРИЯ ТРИФОНОВА, чтобы рассказать читателям об Альманахе и своих произведениях. Их тепло встретили две сотрудницы библиотеки и провели небольшую экскурсию по ней. Взгляд одного из прозаиков упал на книгу «Дом на набережной», знаменитого писателя Юрия Валентиновича Трифонова и чьё имя носит данная библиотека. Был задан шутливый вопрос этим двум привлекательным ( 35 — 38 лет) дамам, — А вы знаете кто такой Юрий Трифонов? Последовало долгое, глубокомысленное молчание и обмен взглядами, затем одна из них сказала нам, — «Мы являемся новенькими сотрудницами и ещё не слышали об этом писателе».

Аналогичная история произошла и в БИБЛИОТЕКЕ ИМЕНИ В.И. ЛЕНИНА.
Почтенная и очень энергичная заведующая одним из секторов «Ленинки» принимавшая авторов Альманаха и которая по своему возрасту хотя бы должна была слышать о Ю. Трифонове, когда ей рассказали об истории с этим писателем в библиотеке носящей его имя, ответила так, —- «Ну и что в этом такого, я тоже никогда о нём не слышала».

О, времена….

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.