Улица нашего детства, снесённая махалля Укчи – ташкентский Гарлем. Теперь там «Ташкент-Сити» История

В каждом большом городе есть улицы, которые являются, или являлись, ключевыми, наиболее любимыми и по особому примечательными. В Ташкенте одна из таких любимых мной улиц называлась Укчи. Она была не очень длинной, всего несколько километров, потом упиралась в другую чудесную улицу – Алмазар. Но особую значимость этой улицы, как говорится, было трудно переоценить, можно сказать, что она была градообразующей… Укчи – по мнению историков, это название возникло очень давно, когда здесь научились делать стрелы для защиты города от врагов. Оно прижилось и звучало довольно притягательно.

Особенно известной улица стала после окончания войны, в очень старых домах по Укчи и уходящих от нее вправо и влево улочках и тупиках, за глинобитными дувалами, жили большие многодетные узбекские семьи. Очень уютно здесь себя чувствовали русские, татарские, армянские семьи и многочисленные, очень экзотичные семьи бухарских евреев со своим неизменным укладом жизни и европейские евреи, конечно. До сих пор дружу с жившим в тупике под названием «Активный» Изей Гохом. Теперь наш большой друг Исаак Яковлевич живет в Далласе, но о Ташкенте никогда не забывает. На одном из очень дорогих мне снимков ,сделанных в 1972 году, кроме Изи и меня, есть фото не менее дорогих мне друзей детства и юности Гены Голланда, перед самым его отъездом в Израиль, а также Миши Завулунова, жизненный путь которого завершился в Америке несколько лет назад.

Совсем недавно в Ташкенте побывал профессор из Санкт-Петербурга М.Б. Денисенко. Он участвовал в научной конференции, посвященной прогнозированию демографического развития Узбекистана до 2030 года. Михаил Борисович также выполнил большую просьбу своей мамы, которая была эвакуирована в годы войны в Ташкент, – побывать там, где она училась и привезти узбекские лепешки. А жила она в районе махали Укчи и училась в 129 ташкентской школе. Как рассказал потом своему ташкентскому другу Бахадыру Хамидовичу Умрзакову профессор Денисенко, его мама и три ее приятельницы, тоже нашедшие спасение в Ташкенте в те жестокие времена, встречали его у входа в их дом, сразу потребовали лепешки, получив их, опустились на колени. Слезы в их глазах были слезами благодарности узбекскому народу за то, что обрели свой второй дом у нас в стране во время войны.

Укчи, его обитатели… Это был тот самый замечательный случай, когда можно сказать – вместе дружная семья…Часто можно было увидеть в этих местах совершенно эксцентричных цыган, обращали на себя внимание инвалиды войны с протянутыми руками . Видеть их – кто без ног, кто без рук, на самодельных подшипниковых тележках было очень трудно и грустно. Время от времени появлялись экзотичные арбы с ишаками, на которых разъезжали продавцы каких-то игрушек, воздушных шаров, сделанных вручную сладостей… В этом конгломерате людей разных национальностей, которые друг друга хорошо понимали и помогали друг другу в эти трудные дни, были и некие странные типы, которых теперь называют людьми с низкой социальной ответственностью… Вообще, здесь были очень многие приметы того, что мы обычно называем Гарлемом…

Взяв начало неподалеку от бывшего массивного ЦК, у расположенного рядом моста, улица Укчи уходила вниз. С одной стороны – Министерство социального обеспечения , с другой – знаменитый 6-й ташкентский пивзавод, работавший круглосуточно. Там варили потрясающее по своим вкусовым качествам пиво. Повзрослев, я понял, как это удавалось сделать. Узнал, что использовалась какая-то отличная немецкая технология, а главным инженером был очень симпатичный человек, по национальности немец… И я его помню. В тандеме с незаменимым директором по фамилии Гуржиев, они делали невозможное возможным. А где можно даже ночью купить недорого ведро отличного пива, там и самые различные криминальные происшествия. Отсюда в двух шагах стадион «Пахтакор», завод шампанских вин – все это накладывало свой отпечаток на нашу прошлую жизнь и вносило достаточно большое оживление в жизнь нашей махали.

Что ещё почитать:  Господину Туркестанскому Генерал-Губернатору - Рапорт 1869 год

Снова о начале улицы. Она называлась «Остановка», на которой был небольшой магазин, где можно было купить воду, охладиться в жаркий день и еще какие-то нужные мелочи для жизни. Помню напротив Министерства соцобеспечения был симпатичный скверик, в котором возвышался бюст бывшего великого вождя — И.В. Сталина. И вот после того, как его наконец убрали, мне, мальчишке, снится странный сон – этот маленький бюст вдруг как бы оживает и начинает как-то бегом, преследовать своего обидчика – Н.С. Хрущева, разоблачителя культа личности. А Никита Сергеевич бежит от него , оглядываясь назад, кричит – «не виноват я, не виноват, я», тут я просыпаюсь… Вся эта невероятная история возникла у меня в голове после уроков истории в школе, когда нас учили писать в направлении – наши цели ясны, задачи определены, за работу товарищи…

А теперь о том, как и почему наша семья оказалась в этих местах… После возвращения из Сырдарьи в 1954 году, где завершился «колхозный период» нашей жизни, в Ташкенте нас приютила бабушка Рахиля. Она была очень трудолюбивая, добрейшая женщина редкой души, раньше когда все Бабаевы жили в поселке Чиназ, она занималась изготовлением мыла , чтобы прокормить свою большую семью после смерти деда. Хорошо помню, когда дети во дворе начинали сильно шуметь, им делали замечание, они не слушались, бабушка с возмущением говорила: «совнарком у вас не работает…». А наша семья – папа, мама, два моих брата, сестра и я – разместились в одной большой комнате в бабушкином доме с балханой по улице Укчи, плюс небольшая прихожая, где можно было готовить на примусе…. А если быть еще более точным, наш адрес был ул. 5 декабря, туп. Бунак, дом.1.

Кроме нас в этом глинобитном строении жило около десятка наших ближайших родственников с детьми, а квартирантом был очень веселый и улыбчивый человек, которого мы все называли просто дядя Соломон. Это был композитор Сулейман Юдаков, в его комнате, наверху, очень часто звучала очень красивая музыка. Будучи абсолютно лысым по природе, он вдруг начинал требовать расческу у тети Розы. В полной растерянности, не понимая в чем дело, говорила в растерянности – зачем она вам… А он все требовал и требовал… Это был один из многочисленных маленьких комических спектаклей, которые Юдаков там, во дворе, разыгрывал. А мы, дети, хохотали в это время , можно сказать, до упаду… В одной из комнат внизу разместилась его мама, тетушка Лайли. Она была очень старым человеком, и мы все постоянно ей помогали чем могли.

Что ещё почитать:  Еврейская школа и организация "Hachaver"

Условия жизни просто спартанские: жара, которой, кажется, нет конца, один краник во дворе, в котором вода не всегда есть, а зимой – лютый холод, отопление – печка-буржуйка, для которой еще нужно достать уголь, почему-то назывался «даргомир»… Доставать нужно было еще очень многое… А вокруг полно соблазнов, рядом чудесный базарчик, на котором все есть, парикмахерская, баня, детский сад, цех головных уборов, где целыми днями работала мама… Папе, сельскому учителю, найти работу в городе не можем… Вокруг старые, ветхие дома и домишки по всей улице, но люди в них как-то жили… За нашим домом , стена в стену, жила семья Устаевых, чуть поодаль – Гавриловы. С их детьми мы играли, учились в школе, дружили. Напротив, в небольшом тупичке , был дом ветерана войны, сын которого Юзик Казиев, друг нашего детства, замечательный человек, окончил свой жизненный путь в апреле в Нью-Йорке. Полагаю, что он, как и многие члены общины, выходцы из Узбекистана, стали жертвами безжалостного коронавируса. Очень их жаль. Вечная память.

И еще об одном нельзя не рассказать. Как бы не было трудно, многие члены нашей бухарско-еврейской общины, жители Укчи и прилегающих улиц и тупичков, соблюдали все требования иудейской религии и в те сложнейшие времена. Действовали кажется две синагоги, где люди молились. Но делалось это очень осторожно, без излишнего шума… Каждый год весной, к определенному сроку, началу еврейского праздника, в бабушкином дворе, в тандыре, готовилась маца, это были очень тонкие, очень вкусные круглые хлебцы, приготовленные на муке и воде , но без соли. А потом наступали дни, когда 7 дней нельзя было есть хлеб, ели только мацу…

Называлось это «Пасхальный седер» и посвящено было освобождению евреев от египетского рабства много, много веков назад. Наглядно можно было видеть прохождение этого религиозного праздника в доме нашего родственника, очень уважаемого человека, Кутиэла Календарева. Они жили неподалеку от Укчи, в тупике со старым названием Джусалы… У меня каким-то чудом сохранился давний диск, на котором видео, старая пленка, – он проводит у себя дома этот впечатляющий религиозный обряд…

В середине улицы Укчи работала совершенно замечательная чайхана для представителей старшего поколения, совсем рядом располагалась любимая всеми нами отличная библиотека, где нас встречала чудесная Тамара Адамовна. Вспоминаю о ней с огромной благодарностью. Она не просто выдавала нам для чтения очень хорошие книги – рассказывала о них, рекомендовала, подсказывала, что почитать еще. Тут же рядом была подстанция скорой помощи, которая была всегда к услугам местных жителей. Предметом особой заботы для всех ответственных лиц был детдом для малолеток, расположенный неподалеку. В послевоенные годы был и такой… Ближе к улице Алмазар располагалось женское педучилище, где готовились действительно отличные кадры будущих учителей.

Но самым любимым местом для всех нас, на Укчи, была наша 78-я средняя школа. Четырехэтажная, вместившая столько наших детских жизней, столько радостей и горестей – целый мир… К большому сожалению, ее снесли, потому что рядом поднялось очень представительное здание российской компании «Лукойл». О школе хочу рассказать отдельно и вот почему. До сих пор хорошо помню, что в нашей школе был просто великолепный педагогический коллектив во главе с незабываемым директором Турабом Курбановичем Курбановым. Нам очень повезло и на завучей. Михаил Исакович Мавашев и Шакир Латипович Бакиров были высокообразованными, очень интеллигентными людьми , говорить с ними было одно удовольствие, свое дело они делали на самом высоком профессиональном уровне, отлично руководили педагогическим коллективом школы, чем могли помогали учащимся.

Что ещё почитать:  Памяти выдающегося государственного деятеля

Всему тому, чего достигли в жизни, мы, конечно, обязаны нашим прекрасным учителям. С гордостью хотелось бы назвать их имена. Нашим классным руководителем была великолепный педагог, очень чуткий и внимательный человек Галина Николаевна Арсланова, все мы ее очень любили и глубоко уважали. В нашем 1оБ и прежних классах оставили самый добрый след в сердцах отличный историк Елена Викторовна Гилязитдинова, великолепный математик Диляра Андреевна Бахтеева, мы очень любили и уважали преподавателя английского языка Зою Федоровну Касаткину, блистали своими знаниями преподаватель физики Надежда Владимировна Зеленская, Амина Сафаевна Бабкеева. Они учили так, что мы слушали их, можно сказать, затаив дыхание. Не забыть нам и учителя физкультуры Михаила Ивановича Лобова, прекрасного учителя по труду Хасана Агзамовича Абдуллаева… Всех уже не упомнишь.

Великолепные, хорошо образованные, знающие свое дело и полностью отдающиеся ему учителя! Наверное поэтому среди воспитанников нашей школы есть имена выдаюшегося узбекского кинорежиссера Али Хамраева (он был в те годы в нашем классе пионервожатым), Шавката Салихова – бывшего президента Академии наук Узбекистана Академии, знаменитых боксеров Хамида Тиллаходжаева и Иосифа Будмана, известного диктора , радио и телеведущей Дильфузы Гулямовой… И таких примеров можно привести еще немало.

А теперь о моем любимом навсегда классе. Мы учились с большим желанием, понимали, что иначе мы ничего в жизни не достигнем, потому успешно окончили те или иные вузы, чего-то в жизни достигли. Наверно в это трудно поверить, но мы дружим до сих пор, хотя окончили школу еще в 1962 году. Отличными специалистами в своем деле стали староста – он и до сих пор наш староста – Назым Саидов, уважаемые всеми нами Ялкун Сагатов, Севара Мусаева, Батыр Пулатов, Машкура Максудходжаева, Иззат Убайдуллаев, Бахтиер Абдуллаев, Шура Бездетнова, Олег Цой и другие наши одноклассники. К нашему большому сожалению, ушли в иной мир Джураев Эргаш; Овечкин Олег; Тимофеев Жора; Абдуллаева Диля; Шимонова Роза; Малаев Шурик; Рашидов Эркин, Убайдуллаев Патхилла; Айбекова Мамлакат; Расулов Аваз. Какие это были люди! Каждым из них можно было гордиться.

Территорию бывшего Укчи и Алмазара сегодня не узнать. Нет теперь там старых хибар, покосившихся кладовок. Они снесены. Здесь возвышается Международный деловой центр «Ташкент-Сити», который объединяет бизнес, многоэтажные места проживания и отличный досуг для тех, кто теперь там живет. В настоящее время это самый крупный строительный проект на территории Узбекистана, разместившийся на площади 80 гектар.

А старая улица и ее обитатели до сих пор жива в моей памяти и в памяти моих друзей…

Борис Бабаев, выпускник 76-й школы
Оттуда.

21 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.