А. Б. Шек: «Сердце неприхотливо и нуждается в простом уходе» Tашкентцы

Прислала Ольгана

Александр Борисович Шек – заместитель директора РСНПМЦК по научным вопросам, руководитель отдела ишемической болезни сердца и атеросклероза, доктор медицинских наук, профессор. Добрейшей души и удивительной скромности человек. В своем бесконечном, просто сумасшедшем рабочем графике известный врач и ученый нашел время для беседы…

— Александр Борисович, насколько я знаю, врачи Шеки – это уже династия?
— Наверное, уже да… Мой прадед по отцовской линии был врачом в Приморье, занимался нетрадиционной медициной. Но его сын от нехватки средств не мог продолжить дело отца – нужно было кормить большую семью. Все же одному из своих сыновей мой дед поклялся дать профессию врача и слово свое сдержал.

— Ваш отец был старшим сыном в семье, которая в годы великой депортации корейцев из Приморья попала в Узбекистан…
— Да, детство отца – Бориса Александровича – прошло в голодные военные годы – работа в поле, исколотые камышом в кровь ноги, стертые руки… Шрамы остались на всю жизнь. Но, окончив школу, Борис поступил в ТашМИ, с успехом окончил его и  по распределению попал в Тахиаташ (Каракалпакстан), где была острая нехватка врачей. Там отец познакомился с моей мамой (русской, что поначалу вызвало недовольство со стороны родных) и вскоре родился я, (в 1959 г. – прим.авт.), а тремя годами позже – сестренка Лариса. И это была любовь двух врачей. Мама – Валерия Мануиловна Хлебникова работала педиатром и занимала должность главного врача в Доме ребенка, а ее отец был известным военным хирургом, прошедшим всю войну от Москвы до Праги.

— Почему Ваш папа решил переехать в Ташкент, ведь семья была неплохо устроена?
— Папа неустанно занимался научной деятельностью, но из-за нехватки информации и ограниченного поля работы не мог полноценно трудиться, реализовывать свои возможности, поэтому решил перебраться в Ташкент, где вскоре защитил первую в Узбекистане диссертацию о раке кожи.

Словно по иронии судьбы папа и мама, дожив до преклонных лет, скончались от онкологического заболевания… Папа знал, чувствовал, что с ним что-то не так, но принципиально не заострял на этом внимание, работал, работал…

Мои родители прожили достойную жизнь, несли пользу людям, и им отрадно было видеть, что их дети нашли свой путь в жизни. Надеюсь, и я буду радоваться успехам моих детей.

— Наверное, перед Вами даже не стоял вопрос – кем стать?
— Конечно, я и сестра просто решили пойти по стопам родителей. Я окончил ТашМИ в 1982 г., Лариса – следом.

— Это правда, что Вы начали свою трудовую деятельность врачом скорой помощи?
— Да, и считаю, что это хорошая практика для начинающего врача, когда нужно решительно действовать в непростых ситуациях. Я мягок по характеру, и мне нужна была такая закалка. А потом, как и отец, почувствовал научный голод и перешел в институт кардиологии при новом ТашМИ, занялся диссертацией.

После ее защиты я остался в институте, а в 2002 г. получил приглашение от главного кардиолога Узбекистана Равшана Давлатовича Курбанова занять пост замдиректора по науке в научно-исследовательском институте, через год преобразованному в Республиканский специализированный центр кардиологии. В тот период уже работал над докторской…

— Александр Борисович, после того, как спасена жизнь человека – встает вопрос, как вернуть ему здоровье. Как я понимаю, этим вопросом и занимается Центр, в котором Вы работаете больше 30-ти лет?
— Сегодня в любой сфере медицины требуются специализированные учреждения, обладающие профессионально подготовленными в своей области специалистами. Таковым в Узбекистане и является Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр кардиологии (РСНПЦК). В Центр я пришел простым  врачом поликлиники и, помню, с восторгом «смотрел в рот» своим великим наставникам. Со временем стал младшим научным сотрудником, затем – старшим, ведущим, далее – заместителем директора и, наконец, профессором, руководителем отдела.

— Вижу, Вы регулярно участвуете в международных конгрессах и съездах кардиологов?
— Конечно, ведь я член рабочей группы Евразийской ассоциации по диагностике и лечению нарушений липидного обмена.

К слову, объездив полмира, могу сказать, что в любой стране болезни сердца занимают одно из первых мест среди остальных, и везде, в том числе и в нашей республике, уделяется большое внимание профилактике и лечению сердечно-сосудистых заболеваний.

Последние три года отдел, которым я руковожу, работает над изучением семейной наследственной гиперхолестеринемии (СГХС). Это проблема невероятных масштабов! Достаточно упомянуть, что распространённость СГХС составляет примерно 1 на 200 человек населения; в Узбекистане на 33 миллиона населения таких больных должно быть около 165-ти тысяч. Ежегодно до 20% всех больных с инфарктом миокарда составляют пациенты с недиагностированной вовремя СГХС. Нам удалось продвинуться в разработке методов диагностики этого заболевания, а также изучить генетические особенности предрасположенности к нему среди нашего населения. Так как результаты наших исследований были опубликованы и процитированы в нескольких европейских журналах, в начале декабря прошедшего года на Церемонии Scopus Award — 2019 коллективу авторов нашего Центра (в число которых вхожу и я) вручили приз за одну из лучших разработок в области здравоохранения.

 — Что сегодня для Вас наиболее интересно в современной медицине?
— Разработка персонализированных методов диагностики и лечения, основанных на индивидуальных особенностях человека. Под моим руководством в отделе был разработан уникальный метод, на который в этом году получен патент на изобретение – «Способ лечения ишемической болезни сердца у лиц азиатской этничности с частичной непереносимостью статинов». Данный способ основан на том, что у проблемных пациентов определяются несколько генетических полиморфизмов, отвечающих за метаболизм лекарственных средств в печени и на основании этого пациенту подбирается препарат, на который у него не будет побочных эффектов.

— Ваша супруга тоже медик? А дети, они уже выбрали свой путь?
— Я поздно женился, в 33 года… Да, моя Жанна по образованию тоже медик, но всю себя посвятила семье, воспитывая двоих наших детей – Бориса и Екатерину. Дочка уже выбрала для себя специальность архитектора-строителя, а сын ещё только думает, куда поступать… Я не настаиваю на продолжении династии, хотя, конечно, хотелось бы видеть кого-то из моих детей-внуков врачом. Но, наверное, это не главное – кем стать, важно – каким быть! Я просто хочу видеть своих детей достойными людьми».

— Вы настолько занятый человек, что об отдыхе даже не решаюсь спросить…
— Конечно, немного и я отдыхаю. Стараюсь больше времени отдавать общению с детьми. Люблю много гулять пешком, а когда удается – плавать.

— Ну, и как напоследок не спросить о сердце… Что скажете нашим читателям?
— Сердце – это орган, у которого безграничные возможности, это самовосстанавливающаяся биологическая система. Говоря о сердце, мы иногда забываем, что этот небольшой, размером с кулак орган совершает огромную работу: каждый день примерно 100,000 сокращений и перекачиваний около 100 тонн крови! При этом сердце чутко слушает наш мозг и чувствительно к нашим тревогам и волнениям. Сердце неприхотливо и нуждается в простом уходе: контроль артериального давления и уровня холестерина, отказ от курения и поменьше стрессов, больше прогулок пешком и употребление свежей зелени, овощей и фруктов, которые выводят холестерин из сосудов.

Беседовала Ольгана Нафикова.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.