Художник Михаил Александрович Вербов — создатель музея из коллекции Великого князя Tашкентцы История Старые фото

Tashkent Retrospective:

Художник Михаил Александрович Вербов и главный экскурсовод Ташкентского музея искусств Шахида Кобилова, 1989 год.

Михаил Александрович Вербов (1896—1996) — русский и американский живописец и график. Первый директор Ташкентского музея искусств , который был основан на коллекции Великого Князя Николая Константиновича Романова и открылся в 1918 году в бывшем дворце великого князя.
Михаил Вербов — один из тех, кто боролся за сохранение коллекции в непростое революционное время.

М.А. Вербов, происходил из почтенной и состоятельной еврейской семьи. Жили они на тихой Ташкентской улице Московской, в собственном добротном доме № 44. С 1906-1914 г.г., он учился в Ташкентской гимназии, и уже в те годы славился тем, что хорошо рисовал. В 1914 году, по совету родителей перейдя из иудейства в православие, Михаил уехал в Петроград. По рекомендации К.И. Чуковкого, стал учиться мастерству живописи у художника Е.И. Репина. Через год по настоянию родителей поступил на юридический факультет Петроградского университета. Вяло проучившись два курса, в конце ноября 1917 года, совершенно аполитичный, он не без удовольствия покинул бушующий революционными страстями Петроград. По приезду в родной город, уже в середине января 1918 года, поступил на работу учителем в Ташкентскую среднюю школу. И буквально день в день, как пишут его современные биографы, принял предложение выполнять “по совместительству, обязанности директора местного художественного музея”.

В ноябре 1920 года молодого художника командируют для учебы в Москву и Петроград. Признанный знатоками русской школы портретной живописи, талантливым, и подающим большие надежды художником, он тем не менее, в 1924 году уезжает из России в Германию. Чуть позже во Францию. Через несколько лет окончательно осев в Америке, становится её гражданином.
С годами он становится, всё более известен во многих странах Европы и Америки, как художник-портретист. И всё благодаря, созданной им галереи портретов: М. А. Алданова, И. А. Бунина, Д. С. Лихачева, А. Ф. Керенского, Ф. И. Шаляпина, А. Т. Гречанинова, С. А. Кусевицкого, К. А. Коровина, С. Ю. Жуковского, Э. Г. Гилельса, Н. Гедды, Л. В. Собинова, А. Моруа, Э. Вуйара, Ингрид Бергман, Вселенского патриарха Афиногена, королей Фердинанда I, Густава V Шведского, Хуана Карлоса Испанского, герцога Альбы, Индиры и Раджива Ганди.

В годы Второй мировой войны художник создает 100 портретов морских пехотинцев США для их матерей. В 1973–1975 к 200-летию независимости Америки нарисовал портреты 56 членов Конгресса, подписавших Декларацию независимости.

В начале 2017 года, стало возможным расшифровать историю написания небольшого, предсмертного портрета великого князя Николая Константиновича, выполненный в январе 1918 года в Ташкенте, Михаилом Вербовым.
Художника, к умирающему, допустили не случайно. Близкое окружение Николая Константиновича знало, какие надежды он возлагал на юношу. Не случись в России двух революций 1917 года, быть ему в Ташкентском Дворце великого князя, смотрителем и реставратором его художественной коллекции.
Вспомнил ли, он впоследствии о часах, проведённых у кровати угасающего Николая Константиновича? Несомненно. Но почему никогда публично не говорил о карандашном наброске его профиля на белом листе своего небольшого альбома? Об этом можно строить только версии. Наиболее реальная– боялся за судьбы близких ему людей, оставшихся в СССР.

Никогда публично не вспоминал М.Вербов и совместной работы с ташкентским художником А.Н. Волковым, и овдовевшей Надеждой Александровной Искандер, над сохранением художественных ценностей Ташкентского Дворца. Этот их добровольный союз, обрёл контуры организации, когда согласно Постановлению принятом на Заседании Коллегии Комиссариата образования, 1 февраля 1919 года, при “бывшем дворце” была создана Коллегия по Управлению Музеем. Её состав всё те же “художник Волков, Председатель, художника М. Вербов, и смотрительница экспозиций Н.А. Искандер”.
Одним из важных мероприятий проведённых Коллегией в феврале того же года, стало составление “Описи {прим.АГ-Н- 491 наименование} художественных вещей находящихся в Музее-дворце принадлежащем покойному Великому князю Николаю Константиновичу Романову”. Машинописный документ, зафиксированный 26 февраля 1919 года, заверила своей подписью его составитель, Искандер Надежда Александровна, А.Н. Волков и М. Вербов.

Проводимые Коллегией мероприятия, до середины марта 1919 года, квалифицировались как “добровольное содействие сохранения национализированных, в пользу трудового народа, культурных ценностей, ране принадлежавших б.великому князю Романову”. Как служебные обязанности, их стали рассматривать после принятого 8 марта 1919 года на Заседании Коллегии Комиссариата Народного образования Туркестанской республики, пункта Постановления: “Утвердить зарплату Заведующему Художественным музеем художнику А.Н. Волкову, и членам коллегии М.А. Вербову и Романовой {прим., АГН– имеется ввиду Надежда Александровна Искандер}. Первому 850 рублей, и вторым по 840 рублей в месяц, обязав их составить в самое непродолжительное время Каталог Художественного музея…”

Документальных иллюстраций того, как проходил рабочий день трёх первых хранителей ценностей Художественного музея, до настоящего времени никто не представил. Впрочем… В одном из фондов Государственного Архива Республики Узбекистан, имеется документально зафиксированное упоминаниями, как в тот период Надежда Александровна Искандер, и Михаил Вербов, боролись за сохранение целостности художественного наследия великого князя Николая Константиновича.

Фрагмент из Журнала Протокола №86, Заседания Коллегии Комиссариата Народного образования Туркестанской республики, состоявшегося 3 мая 1919 года: “Слушали… П3\ Об открытии Музея, и вновь открытой в нём комнаты для публики. Постановили: Для публичного пользования открыть музей по воскресным и праздничным дням, по средам и пятницам с 9.00 до 2-х часов. Во вновь открытой комнате все вещи взять на учет и включить в инвентарь музея. Фамильные вещи, если таковые окажутся, возвратить владелице, и из помещения музея их удалить”.

Фрагмент из Протокола Заседания Коллегии Комиссариата Народного образования Туркестанской республики, состоявшегося 12 мая 1919 года: “Пункт 5. Слушали Заявление товарища Вербова, о пересмотре вопроса о комнате с художественными вещами, принадлежащими Искандер-Романовой, и представляемой ею для осмотра желающим, с мая представляемой музею (согласно журнала Коллегии за №86, п3, от 3 мая с.г.). Постановили: Ввиду того, что комната и художественные вещи, о которых идет речь, остаются в распоряжении гражданки Искандер, признать ее право открывать доступ к этой комнате всем желающим из публики, осматривающей музей, для осмотра художественных произведений принадлежащих этой гражданке”

Михаил Вербов уехал из Ташкента в ноябре 1920 года. Сложно сказать, почему из всех талантливых художников Туркестанского Края, именно он обратил на себя внимания Комиссариата Народного образования Туркестанской республики, но факт остаётся фактом, Михаила Вербова отправили учиться, “имея в этом острую необходимости для местного музея”.
Подтверждение тому датированное 19 января 1920 года , письмо Комиссариата Народного образования Туркестанской республики. Документ адресован двум Российским художникам А.Н. Бенуа, и М.Н. Добужинскому: “Комиссариат Народного просвещения Туркестанской ССР, обращается к Вам с убедительной просьбой, о Вашем приезде в город Ташкент, для экспертизы Собрания картин Музея ране принадлежащего б.великому князю Н.К. Романову, заключающей несколько сотен полотен”. Официальная просьба Комиссариата Народного просвещения республики, российскими художниками, по объективным причинам удовлетворена не была.

Судьба посмертного портрета была предрешена в апреле 1918 года. В один из дней того месяца, в Ташкент вернулся Александр Николаевич Искандер. Именно ему, не заставшему отца в живых, мать подарила рисунок Михаила Вербова.

После участия в неудавшемся в Ташкенте январском 1919 года, вооружённом противостоянии большевикам, Александр тайно покинул Ташкент. Памятный портрет, до конца жизни хранил, как бесценную реликвию, но с автором никогда связан не был.

Автор фото: Рустам Шагаев
Текст из книги «Жизнь без мифов». ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ НИКОЛАЙ КОНСТАНТИНОВИЧ 1850-1918
Айдын Гудзари-Наджафов. Ташкент. 2018 г.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.