Интервью с академиком Ш. А. Аюповым Tашкентцы

Мы встретились с академиком академии наук Узбекистана, директором института математики Национального университета Шавкатом Абдуллаевичем Аюповым в его кабинете. Ученый подтянут и сух, молод лицом, чувствуется спортивная подготовка, я и спросил сразу, откуда у человека такая четкая фигура в вашем возрасте.
— Ничего особенного. По утрам занимаюсь гимнастикой, круглый год три раза в неделю хожу в бассейн перед работой и ровно час плаваю. Раньше обожал играть в футбол на разных площадках, сейчас их много в Ташкенте, но врачи запретили такую нагрузку на организм. Остались утренняя гимнастика и плавание.

Шавкат Абдуллаевич! Вы – видный ученый-математик, доктор физико-математических наук, профессор, академик, заслуженный деятель науки Республики Узбекистан. Вы возглавляете признанную во всём мире современную научную школу по теории операторных алгебр и квантовой теории вероятностей, вносящую большой вклад в развитие науки и высшего образования в Узбекистане. Среди математической общественности в нашей стране и за рубежом вы широко известны как автор глубоких исследований по теории операторных алгебр, некоммутативному интегрированию и их приложениям в квантовой теории вероятностей, одним из основоположников нового научного направления в теории неассоциативных алгебр – структурной теории алгебр Лейбница. Продолжая традиции ташкентской школы функционального анализа, основанной вашим учителем – академиком Т.А. Сарымсаковым, вы много сделали для повышения уровня исследований по самым актуальным проблемам современной математики, воспитали много талантливых учеников, среди которых 10 докторов и около 40 кандидатов наук. Откуда в вас всё это?

У каждого случая — много слагаемых. Богом было указано родиться мне в 1952 году в самой прекрасной семье на свете. Мой отец, Абдулла Талипович Аюпов – фронтовик, профессор и заведующий кафедрой философии ташкентского университета, и мать Маргуба Хамидова – врач – терапевт 4-й городской клинической больницы, всё сделали, чтобы воспитать нас, детей в доброте, труде, стремлении к наукам. Они живы – здоровы, слава богу, и на наше счастье. Кроме того, у меня были очень хорошие учителя, как в школе, так и в университете. Особо с огромным почтением вспоминаю первую свою школьную учительницу начальных классов Зою Петровну Олешко и учительницу математики Нелю Бариевну Бикбаеву. Ну а в университете я встал под крыло академика Тошмухаммада Алиевича Сарымсакова. Никогда не забуду занятия профессоров Д.Х. Хаджиева и Л.И. Волковысского, доцентов М.Г. Гендлера, Л.С. Трегуба и И.Г. Лущицкой по математическому анализу, алгебре и аналитической геометрии.

И потом я всегда, как себя помню, трудился. Я навсегда запомнил известные слова: в науке нет проторенных дорог, путь ученого тернист и карабкаться вверх – вот его удел, где каждый шаг вперед дается нелегко.   А окончательно я поверил в свое призвание, когда проучился в новосибирской летней физико-математической школе, куда был приглашен как один из победителей республиканской олимпиады.

Если можно, вкратце расскажите о своих научных трудах.
Мои первые научные работы были посвящены теории топологических векторных пространств над неархимедово нормированными полями, гомоморфизмам специальных колец и теории двойственности для топологических модулей. В те же годы по инициативе академика Т.А. Сарымсакова в Ташкенте начались исследования по некоммутативной (квантовой) теории вероятностей, и ряд молодых математиков подключились к разработке алгебраического аппарата этой теории, основанного на упорядоченных алгебраических структурах. Это дало толчок активным исследованиям по теории операторных алгебр (алгебр фон Неймана, С*-алгебр, йордановых операторных алгебр и др.). В те годы я приступил к реализации программы построения теории упорядоченных йордановых алгебр, неассоциативного интегрирования и их приложениям в квантовой теории вероятностей.

Полученные в этой области результаты составили содержание моей докторской диссертации «Классификация и представления и вероятностные аспекты упорядоченных йордановых алгебр», защищенной в 1983 году на стыке специальностей Математический анализ и Теория вероятностей и математическая статистика. Дальнейшие мои исследования были связаны с некоммутативной спектральной теорией, теорией вещественных алгебр фон Неймана, и лиевой структурой в операторных алгебрах.

В 1994 году у меня была длительная командировка во Францию, в Университет Луи Пастера в Страсбурге, где я проводил исследования совместно с профессором Ж.-Л. Лодэ – директором Института высших математических исследований. В те годы он ввёл новой класс неассоциативных алгебр, которые им были названы «алгебрами Лейбница». После возвращения в Ташкент у меня зародилась идея развить структурную теорию этих алгебр, и я подключил к этим исследованиям ряд своих учеников.

Были получены глубокие результаты, посвященные описанию и классификации различных классов конечномерных нильпотентных алгебр Лейбница. Было доказано, что многие важнейшие свойства алгебр Ли могут быть обобщены и на случай алгебр Лейбница. Позже к исследованиям в этой области подключились ряд талантливых молодых математиков нашей страны, а также ряд зарубежных специалистов из Испании, Франции, Малайзии и др.  Первые результаты в этом направлении вошли в коллективную монографию “Algebra and Operator Theory” (Kluwer Academic Publishers, 1998). Сейчас Ташкентская алгебраическая школа является одной из ведущих в области структурной теории алгебр Лейбница.

Еще одно из научных направлений, это – исследование дифференцирований на различных классах алгебр измеримых операторов. В 2000 году мною была предложена программа исследования дифференцирований на алгебрах неограниченных операторов, имеющих важные приложения в квантовой динамике. К настоящему времени эта программа почти полностью реализована для случая алгебр измеримых и локально измеримых операторов, присоединенных к алгебрам фон Неймана. Эти исследования вызвали большой интерес специалистов из многих стран – США, Австралии, Испании и др. В 2002-2011 годах у нас были несколько совместных проектов с Институтом прикладной математики Университета Бонна (Германия), которыми руководили я и директор этого института профессор Сержио Альбеверио. Ежегодно по 1-2 месяца мы с моими учениками проводили совместные исследования в Бонне. По результатам этих исследований были опубликованы множество совместных  статей в ведущих научных журналах, а также моими учениками были защищены 4 докторские диссертации. Недавно я вернулся из командировки в США, где провел несколько семинаров и по этой тематике в Калифорнийском университете Сан Диего и коллоквиум  в Калифорнийском университете Фуллертона.

По результатам своих научных исследований мною опубликованы 5 монографий и более 300 научных статей, большинство из которых – в престижных зарубежных и международных журналах. Я —  автор 4 учебников и учебных пособий для студентов математических специальностей вузов.

Расскажите о своей семье.
Жена Фахрия Валиевна – врач – педиатр, кандидат медицинских наук. Она — мой самый близкий друг и надежный помощник. У нас четверо детей, трое сыновей и одна дочь. Все они уже взрослые люди, все с высшим образованием, сыновья – специалисты в области менеджмента, экономики и финансов, дочь учится в магистратуре Ташкентского педиатрического медицинского института, президентский стипендиат. У них свои семьи и пошли уже внуки, чему я несказанно рад, обожаю возиться с ними, общаться и играть.

Что вы сказали бы нашей молодежи, стремящейся в науку?
В первую очередь надо хорошо знать языки, хотя бы три самых главных – родной, английский и русский. Тогда вы сможете читать научную литературу в подлинниках, что чрезвычайно важно: надо как можно быстрее обработать для себя полученную научную информацию, тогда у вас быстро появятся ассоциации с прочитанным, вы сможете развить чужую мысль, набрести на свою, совершенно оригинальную, предложить свой способ решения.

Во вторую очередь – надо всемерно расширять собственный кругозор, как можно больше увеличить свою эрудицию по разным вопросам науки и техники, быта, природы и культуры, общественных отношений. Сейчас нет и не может быть научного открытия в одном очень узком направлении науки, всё происходит на стыке разных направлений наук. А что делает наша молодежь? Она замыкается на своих узких интересах. Мне нужны математика или физика, значит мне не нужны химия и биология, история и география, литература и искусство. Но это совершенно неправильно. Жизнь обязательно повернется так, что нужно будет знать то, от чего вы в юности отказались. И придется наверстывать упущенное, то, что вы упустили в школе, лицее, колледже, вузе. Я хорошо владел математическим аппаратом, но я отлично понимал физические, химические и биологические законы жизни, зачитывался Навои и Пушкиным, анализировал исторические процессы. И потом, поверьте мне: чтение прекрасной литературы, наслаждение от видения прекрасной картины, слушание прекрасной музыки дают мощный толчок вашему озарению над проблемой, о которой вы в последнее время много и пока безуспешно думали. А эрудиция в самых разных науках дает иногда вам оригинальное решение в своей науке.

В третью очередь – надо точно и определенно знать, чем вы будете заниматься завтра, через год, десять лет. Надо знать свои таланты и свое призвание и неустанно взращивать себя в этом плане. В настоящей науке ничего не дается легко, поэтому надо воспитать в себе трудолюбие, волю и работоспособность, когда от придуманного тобою решения задачи ты получаешь огромное, ни с чем не сравнимое удовольствие.

В четвертую очередь – сегодняшняя наука – это наука молодых. Надо всё успеть вовремя, иначе поезд уйдет, и тебя опередят твои сверстники или даже кто помоложе. А потом уже не догонишь. Самый важный момент истины приходится не на вуз, а на последние годы учебы в школе и лицее – колледже. Определитесь и твердо следуйте установкам учителей, занимайтесь науками в кружках, пытайтесь писать статьи и излагать свои мысли на бумаге. Мы открыли в лицее при техническом университете на общественных началах школу с математическим уклоном. Для чего? Чтобы работать с талантливыми учащимися – это тот возраст, который может дать своевременные хорошие плоды.

Ваши самые радостные и самые грустные дни?
Самые радостные – когда рождались мои дети. А еще, я почувствовал себя совершенно счастливым, когда в 2011 году будучи в длительной командировке в Международном Центре Теоретической физики ICTP в Триесте (Италия) я узнал, что наш Президент своим Указом присвоил мне звание заслуженного деятеля науки. Это было неожиданно и очень волнующе.

Самый грустный день, я в тот день много плакал и не стеснялся своих слез перед другими, когда мы в 1995 году навечно потеряли и похоронили моего лучшего учителя, академика  Тошмухаммада Алиевича Сарымсакова. Моя научная жизнь была неразрывно связана с ним до того момента невосполнимой потери.

Кто вы по чертам своего характера, темпераменту?
Наверное – сангвиник. Теперь уже с этих лет я люблю организовывать людей, моих помощников и учеников на цель, которую ставлю. Раньше лет до 40 – 45-ти я решал различные научные задачи сам: мозги были свежие, а работоспособность высокая. Теперь – нет, теперь в плане мощного озарения и четкости мышления мои ученики сильнее меня. Но у меня есть большой опыт и стратегическое мышление (что это дает в итоге, какой результат можно представить?), чего пока нет у них. Поэтому я им теперь нужен также, как они мне. Я определяю задачу и стратегию решения, а дальше они дают яркий всплеск новизны и оригинальности.

Как вы относитесь к грантовой системе оценивания результатов труда?
Система грантов великолепна для ученых, работающих в вузах. Не получили грант, зато у них есть основная преподавательская работа, за которую они получают зарплату. Но она противоречива для исследовательских институтов. Представим себе, что такой институт не получил грант на следующий год – конкурирующие коллективы оказались по представленным бумагам сильнее. И что —  институт закрывать? Ведь еще неизвестно кто сильнее на самом деле. Поэтому, долго не распространяясь, можно сказать, что необходима честная конкуренция между институтами за гранты, а целевая оплата также нужна и важна, особенно для молодых начинающих ученых. Иначе научным институтам трудно будет готовить молодую смену.

Так ли важна цитируемость ученого для признания его заслуг?
Очень важна. Конечно, когда мы говорим о прикладных науках, то там всё ясно: создал, внедрил, апробировал, доказал эффективность, получил патент или свидетельство. А что делать с чистыми науками, когда эффект от внедрения той или иной, например, математической формулы будет ясен через года и даже много лет. И вот здесь приходит понятие цитируемости. Во-первых, если твою статью взяли для публикации в известный в научном мире журнал – это уже успех. А когда на твою статью ссылаются, значит она подтверждает чью-то теорию, или явилась исходным материалом для озарения, или дала толчок для развития мысли, или представляется другому ученому важной, стоящей идеей. Поэтому чем больше ссылок, тем лучше для самого ученого – это показывает значимость его труда для научного мира, а потом и для общества в целом. В интернете открыт даже сайт цитируемости, где каждую неделю вам приходит извещение о том, сколько человек заинтересовалось этой вашей работой, и где вы и сколько раз процитированы. Всё это чрезвычайно актуально.

Вы академик различных научных обществ и академий. А каких?
Я — член американского математического общества. действительный член Всемирной академии наук– TWAS, член монгольской академии наук,  ассоциированный член Международного Центра Теоретической физики (ICTP) имени Абдус Салама (Триест, Италия),  член международного научного совета журнала “TWMS Journal of Pure and Applied Mathematics»,  заместитель редактора журнала «International Journal of Management Science and Engineering Management» (World Academic Press, UK),  главный редактор журнала «Физика, Математика и информатика».

Ну и конечно я в 1995 году был избран действительным членом (академиком) академии наук Республики Узбекистан.

Шавкат Абдуллаевич! Вы были председателем высшей аттестационной комиссии, заместителем министра высшего и среднего специального образования, зав. отделом науки Кабинета Министров. Сразу понятно, что наше государство и общество ценят вас высоко. А чем вы награждены?
В 1977 году я стал лауреатом премии академии наук Узбекистана для молодых ученых, в 1983 — – лауреатом премии союза молодежи Узбекистана в области науки, в 1986 – лауреатом премии для молодёжи в области науки и техники, в 1996 году – награжден медалью «Шухрат», в 2003 году – награжден орденом «Мехнат шухрати», в 2011 году мне присвоено звание «Заслуженный деятель науки Республики Узбекистан».

Что такое этика ученого?
Для меня моя этика ученого состоит сегодня из нескольких слагаемых:

— простота, скромность и порядочность;
— заботливое отношение к талантливым молодым ученым и студентам;
— преданность своей науке и памяти своего учителя – Т.А. Сарымсакова;
— широта научного кругозора и постоянное стремление к новому;
— демократичность в своих суждениях и научных дискуссиях.

Беседовал  Ризо Ахмад

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

6 комментариев

  • Клавдий:

    …настоящий и очень интеллектуальный человек!
    …очень достоин быть уважаемым и почитаемым человеком-однозначно!
    …не чета все тем упырям и дебилоидам,что «из грязи в князи» и восседают во-многих структурах Узбекистана и творят зло для народа,ничего при этом не создавая и не производя.

      [Цитировать]

  • Boriskin:

    Самый лучший математик из Узбекистана, это, конечно, Борис Пономарёв, доказавший Великую Теорему Ферма:

      [Цитировать]

    • Иванов Ашот Абрамыч:

      Boriskin: доказавший Великую Теорему Ферма

      ну да, неушто он ?
      Известно , что это сделал другой, откуда информация, поделитесь.

        [Цитировать]

      • Boriskin:

        Эндрю Уайлс, доказавший Великую Теорему Ферма использовал заумные эллиптические функции. Поэтому, он не так интересен. А вот учённый из Узбекистана Борис Понамарёв доказал её используя элементарную теорию чисел.

          [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.