Мамины рассказы — 22 Tашкентцы История

Воспоминания Ольги Колосковой. Часть 22. полностью здесь.

Наступил новый 1945 год. Я не помню, чтобы все эти военные годы «Новый год» мы встречали празднично. Только всегда думали: «Новый год, что принесёт он?».

Вот также 9 мая – День Победы. Дома была одна, вдруг сообщение по радио об окончании войны. Прослушав радио, я вышла на улицу, никого. Тихо. Как будто всё вымерло. Наверное, все у приёмников слушают Левитана, вернулась в дом, по радио передавали трогательную и торжественную музыку.

Казалось, что сейчас же всё изменится, в магазинах всё появится, отменят хлебные карточки. А главное — все сразу вернутся с фронта.

Однако жить по-прежнему было очень тяжело. Дома снова огороды, работа целыми днями. С сестрами Галей и Женей мы с детства были как родные. Галя, окончив школу в 1942 году, училась в пединституте во Фрунзе. Женя на три года младше нас, уехала учиться в Ленинград сразу после окончания войны, да так там и осталась. Встречались мы только летом на каникулах, вместе трудились на огородах, помогая родным.

Как всегда, осенью хлопкоуборочная до зимы. А потом занятия, также трудно добираться до института от Таси. Мучают академические задолженности, а потому стипендии не дают, общежития тоже.

Но в общежитии ещё тяжелее, к лекциям студенты готовились лежа под одеялом, холодно и руки не вытащить. На пятом этаже в комнатах крыша протекала, ведь никакого ремонта за эти годы не было. Картина жуткая. Участились пожары в комнатах от электроплиток. Хотя и не разрешали ими пользоваться, а студенты всё равно включали. В случае проверки комиссией раскалившиеся электроплитки прятали впопыхах под матрасы, матрасы загорались.

Однажды полностью сгорел корпус общежития профессорско-преподавательского состава, в подвале которого тоже жили студенты и эвакуированные.

Вот такая обстановка. Вывешивались списки с фамилиями студентов, исключенных по разным причинам, в основном за хлопок. Нас с Валей всё это миновало.
Очень многие бросали учиться, особенно на младших курсах. Даже дочь Шуваловых Лизонька, живя с родителями, не стала учиться. Поэтому её родители и старались особенно мне помочь.

Лекции мы посещали аккуратно, жадно ловили каждое слово преподавателей. У нас, будущих санитарных врачей, лечебные предметы были несколько сокращены, поэтому курс был очень интенсивным. Было очень интересно на лечебных лекциях: терапии внутренних болезней, нервных болезней, урологии, ухо-горло-носа. Любили практические занятия по гинекологии в роддоме – появляется новая жизнь, и ты этому помогаешь.

Бывали и всякие курьезы. Преподаватель по патанатомии очень не любил девиц с ярко накрашенными ногтями. Видя, что они «плавают» на экзамене, он ставил тройку и выбрасывал зачетку в окно, а потом смотрел, как нарядная девица в модных капроновых чулках забирается на подоконник и вылезает через окно за своей зачеткой – аудитория была на первом этаже.

Наша группа, правда, сдала этот предмет успешно.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.