Янгиюльские легенды Искусство

Лилия Николенко:

— Вы в Янгиюльскую гор.больницу во двор заходили? В самом конце могилы видели?- спросил Алижон
Мы проезжали мимо гор.больницы и говорили ней.
— Могил не видела, но там обратила внимание на маленькое старинное здание русской постройки
— Вот, вот, там рядом! — обрадовался Алижон, — Мы когда маленькие были, играли там недалеко, видели плиты с именами. Знаете кто там похоронен? Нет,! Слушайте, что нам домулла в мечети рассказал…

Когда войска российского царя пришли в Каунчи(1899г.), они принялись там железнодорожную станцию строить. Русских военных и инженеров тогда много приехало. Вместе с ними приехали врачи, им больницу построили. На том же месте, где сейчас Янгиюльская гор.больница стоит.
Врачи были прекрасные. Лечили всех. И приезжих и местных. Когда в России случилась революция, военные и инженеры стали эвакуироваться потому что в Узбекистане тоже волнения начались.

Тогда главный русский начальник, который эвакуацией руководил, главному врачу больницы сказал, чтобы он тоже собирался. А глав.врач отказался. Сказал, что он много лет здесь людей лечил. Что он им нужен. Не может их бросить.
И остался.
С ним несколько врачей и медсестер тоже остались. Всю жизнь в этой больнице проработали. А когда умерли, их там и похоронили.

— Вот так… — завершил свой рассказ Алиджон. — Так что, тот старинный домик, что вы во дворе видели, он от старой больницы сохранился.
— Потрясающая история!
— А хотите, я вас сейчас туда повезу?! — вдруг загорелся Алижон
— Ой, куда я сейчас с котом в больницу, -опечалилась я, прижимая к себе огромного мохнатого кота, дремавшего у меня на коленях. — Но так хочется.
— Ну тогда давайте мимо проедем, там домик с дороги видно, если на Ниязбаш свернуть. Вон он, видите?
— Да… Классно… Алижон, а фамилии на плитах видно? Не стерлись?
— Не помню, маленький был, когда последний раз видел.
— И еще, Алижон, а можно мне с вашим янгиюльским домуллой поговорить? Я бы его рассказы записала. Вы можете попросить о встрече?
— Спрошу, — кивнул Алижон

Удивительная история про русского врача больницы в Каунчи/ст.Кауфманская/Янгиюль Очень надеюсь, что сохранилось его имя.

(Фото условно-ягиюльское. С котом на руках не с руки было снимать.)

4 комментария

  • Лилия Азизова:

    Очень приятно читать, что помнят врачей, которые беззаветно служили людям.
    но у меня своя история, которую я слышала от мамы, пока она была с нами. И считаю, что я должна рассказать её. Моя покойная мамочка, мир праху её, в 1934 году окончила медицинский техникум в Симферополе, работала по специальности, сначала в институте физических методов лечения в Севастополе, затем вышла замуж и работала в Симферополе и училась в медицинском институте, но началась война, и с учебой, да и со всей прежней жизнью было покончено — наступила оккупация, а затем, когда все радовались, что их освободили от фашистов, весь народ стал вдруг «предателем» и был депортирован (а если употреблять нормальное слово, то — выслан) из Крыма. Во время пересылки мама заболела сыпным тифом и отстала от своего эшелона, её вынесли на носилках и определили в сыпнотифозную больницу на станцию Поворино, по ходу эшелона. Я не буду писать о мытарствах моей мамочки, может быть, хватит у меня когда-нибудь духу написать об этом своим детям и внукам. Сейчас не об этом. С большими мытарствами мама добралась до Ташкента, куда, по данным коменданта станции Поворина, ушел эшелон. Молодая женщина, 32-х лет, попадает в июне месяце в Ташкент, где никого не знает, и где никто не знает из должностных лиц вокзала, куда отправили эшелон. У неё нет денег, нет вещей, она в пальто, потому что высылали их из Крыма, где в это время прохладно, в больничной рубашке и тапочках!!! Никто не знает, что делать, и никто не особо озадачился. чтобы помочь. Сидит на вокзале, не знает, что делать, голодная, холодная, несмотря на июньскую жару. И вдруг к ней подходит проходивший мимо Батюшка и спрашивает, что случилось. Мама объяснила свою ситуацию, и батюшка сказал ей: Дочь моя, езжай на станцию Кауфманскую, там много ваших, не пропадешь. Мама объяснила, что нет денег. Он дает ей три рубля, на которые она купила лепешку, и горсточку урюка и доехала до Кауфманскую (Янгиюль, как я всю жизнь его называю). Я пропущу дальнейшие события, но сейчас о самом главном, из-за чего я так пространно пишу. Маме подсказали, что есть в Кауфманской больница, главным врачом которой был доктор Ниязов(Да святится имя его). Мама обратилась к нему. Представьте себе — приходит молодая женщина, стриженная наголо после сыпного тифа), одежда вся собрана по таким же страдалицам-подругам, и обращается к главврачу с заявлением, что она фельшер-акушерка, студентка медицинского института, но у неё нет ничего — ни паспорта, ни диплома — ничего. Только вот такое голое заявление. В конце беседы главный врач попросил маму написать несколько рецептом и отправил её работать акушеркой в роддом. С этого началось её возвращение в профессию,а значит, и в нормальную жизнь. Всю свою жизнь мама говорила об этом враче Ниязове, к моему стыду, все дела-дела-дела, и все было некогда. Сейчас я осознала, какой грех взяла на душу, надо было найти этого чудесного человека, и выразить свою благодарность. Конечно сейчас уже нет доктора Ниязова, но остались может быть, его дети, конечно же, сейчас есть внуки, правнуки — Пусть они знают о подвиге своего великого деда, отца гордятся им!

      [Цитировать]

  • Ольгана:

    А как понять фразу «Фото условно-ягиюльское»?

      [Цитировать]

  • Gereh:

    в Письмах была статья С.Савчук _Курбанова о дочери Янгиюльского врача, который там похоронен Его фамилия Канаев Николай

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.