И вновь о встрече через сорок пять лет Tашкентцы История Старые фото

Рустам Шагаев, фото автора

И вновь о встрече через сорок пять лет

Миллионы людей с чувством глубокого удовлетворения восприняли решение главы нашего государства о возвращении площади «Истиклол» названия «Дружба народов» и установке на прежнем месте скульптурного монумента семьи кузнеца Шаахмеда Шамахмудова.…

А мне вспоминается, как в далеком 1986 году по заданию агентства я был в доме кузнеца, встречался с его женой Бахри-опа и детьми. Тогда я подготовил фотоочерк о восьмом приёмном сыне Шамахмудова.Украинец по происхождению, узбек по воспитанию Федор Кульчиковский (а с пяти лет и до совершеннолетия Юлдаш Шамахмудов) нашел родных в селе Письменное Васильковского района Днепропетровской области. Через сорок пять лет разлуки вновь встретила внука пенсионерка Дарья Алексеевна Кульчановская. Все эти годы она не переставала верить, что Федор жив.

И вновь о встрече через сорок пять лет

Эта была сенсационная новость. Я позвонил в Фотохронику ТАСС заведующей редакцией фотоочерков Наталье Тимофееве Куприй и сообщил об этом.

— Лети на встречу вместе с Федором! – сразу сказала она.

— Но ведь это другая республика, возразил я,- вряд ли меня командируют.

Куприй тут же позвонила тогдашнему директору агентства Наиму Явкачевичу Гаипову.

Он пытался возразить, что на Украине ведь есть корреспонденты РАТАУ, но Наталья Тимофеевна настояла, что лететь должен я.

И вновь о встрече через сорок пять лет

…Он ждал эту встречу всю жизнь. Писал по разным адресам, во время отпусков просиживал над пыльными папками в архивах…

Дарье Алексеевне тогда исполнилось 104 года. Жила она вместе с семидесятилетней дочерью Верой Ивановной в простой крестьянской хате недалеко от железнодорожной станции. Каждый день вслушивалась в перестук колес подходящих поездов: может быть, приехал её внук?!

Несмотря на свой возраст, была она бодра, хлопотала по хозяйству и ясно помнила многие вехи своей трудной жизни, родителей, всех умерших восьмерых братьев и сестер. Помнила, как с утра до вечера работала у пана и пятнадцати лет от роду ее обвенчали. Она родила Ивану Оксану и Веру. Жили душа в душу, но счастье было недолгим. Муж её умер от ран вскоре после Гражданской войны, и она одна растила дочерей.

Незадолго до войны Оксана вышла замуж за донбасского шахтера. Появился на свет Федор. Роды у дочери Дарья Алексеевна принимала сама. Помнит, у мальчика на груди была красная родинка – маленькая, но глазу заметная.

И теперь, при встрече через сорок пять лет, это пятнышко стало неоспоримым свидетельством, паролем их родства.

И вновь о встрече через сорок пять лет

Оксана скончалась во время эпидемии черной оспы, когда Федору было полтора года. В июле 1941 года во время погрузки оборудования погиб и ее муж.

Федор рос у бабушки смышленым и добрым. Когда перед оккупацией пришли из сельсовета, она на эвакуацию внука согласия не дала:

— Он у нас один остался мужчина в роду.

Пришли снова:

— Потом будете жалеть – угонят в Германию, он – хлопчик ладный…

Через несколько дней эшелон уходил на Восток, увозя мальчика в тыл страны. Так, в июле 1941 года, в возрасте пяти лет, Федор покинул родной дом.

Он хорошо помнит ту нескончаемую дорогу. В долгом пути фашистские самолеты не раз бомбили их эшелон. С каждым налетом пассажиры разбегались в рассыпную, а после не досчитывались многих…

В дороге не хватало воды, дети дышали на покрытые инеем металлические части вагонов и слизывали появлявшиеся капли. В конце пути ослабевших от голода и холода детей выносили из вагонов на руках. Помнит Федор, как один мальчишка прижимал к себе маленькую сестренку. И только в Ташкенте узнал, что она мертвая…

Федора определили в ташкентский детский дом № 41. Здесь он подружился со своим земляком Сашей Буниным. В один из дней Бунина забрал на воспитание кузнец Шаахмед Шамахмудов. Через неделю он снова пришел в детский дом и сказал, что Саша грустит без товарища.

…2 сентября 1942 года Федор впервые переступил порог дома Шамахмудовых. Ему дали имя Юлдаш, что в переводе с узбекского означает «спутник». Он стал в этой семье восьмым ребенком.

У кузнеца ташкентской артели имени М.И.Калинина Шаахмеда Шамахмудова и его жены Бахри-опы Акрамовой не было своих детей, но всю свою любовь они отдали пятнадцати обездоленным малышам, взятым на воспитание. Среди детей были русские и татары, украинцы и белорусы, казахи и узбеки, чуваши и молдаване.

И вновь о встрече через сорок пять лет

Жили в семье небогато, но дружно. Кузнец и его жена воспитали детей честными и трудолюбивыми.

После войны четверо детей возвратились к нашедшим их родным. Двое в этой семье полюбили друг друга и поженились – узбечка Муаззам и белорус Михаил.

Федор после восьмилетки закончил Ташкентский горный техникум, и поехал в Караганду. Здесь встретил Валентину, создали семью. В1966 году, после землетрясения, вернулся к родителям в Ташкент. Сейчас у Федора два сына и дочь.

…Дарья Алексеевна после войны долго искала внука. И куда только не писала, но ничего определенного узнать не смогла. Сообщили только, что эшелон ушел в далекий Узбекистан.

Помог ей Константин Иосифович Сальниченко, внештатный корреспондент Васильковской районной газеты «Шляхом коммунизму!». В первый раз он пришел в дом Дарьи Алексеевны, когда отмечали ее сто первую весну. Сальниченко написал в Бухару, в обком комсомола.

Письмо передали следопытам клуба «Поиск» гиждуванской средней школы, которой многие годы руководит учитель географии Эркин Латыпов. Ребята и натолкнулись на очень похожую фамилию под заметкой в республиканской газете «Совет Узбекистони».

И вновь о встрече через сорок пять лет

Война внесла в фамилию Федора свои коррективы. В спешке переписок из Кульчановского он стал Кульчиковским, перепутали и отчество – Васильевич, вместо Григорьевича.

Сальниченко так и не увидел человека, в поисках которого сыграл решающую роль, он умер за несколько месяцев до встречи Федора с Дарьей Алексеевной.

В ту первую встречу, внук и бабушка долго не могли заснуть. Он сидел рядом и жадно слушал.

Письменное в 1941 году захватили немцы. Четверо жили у Дарьи Алексеевны в доме. Оккупанты бесчинствовали и страшно боялись партизан: двое спали в хате, а двое находились в дозоре в саду.

Годы эти были черными, пока не пришли наши.

О многом рассказала бабушка Федору. Из заветной шкатулки вынула единственный сохранившийся снимок Оксаны. На маленькой пожелтевшей фотографии, сквозь слезы, Федор узнавал знакомые черты матери…

Федор дважды приезжал к бабушке. Дарья Алексеевна увидела и обняла своего правнука Константина.

В сентябре 1986 года Федор похоронил ее. Дарья Алексеевна до последней минуты была в ясном сознании, просила передать земной поклон приемной матери Федора. Очень жалела, что так и не смогла с ней увидеться.

Недолго пережила ее и Бахри-опа…

И вновь о встрече через сорок пять лет

На свете не так много людей, которым при жизни возведены памятники. На одном из красивейших площадей Ташкента – Дружбы народов – сооружен скульптурный портрет этой семьи.

Он стал символом, напоминающим нынешним и грядущим поколениям о подвиге простого кузнеца и его жены. Его автором был народный художник РСФСР Дмитрий Борисович Рябичев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 августа 1955 года за высокую сознательность и патриотизм Ш. Шамахмудов и Б.Акрамова награждены орденами «Знак почета».

Шаахмед Шамахмудов ушел из жизни 13 августа 1969 года в возрасте 82 лет. Он был старше Бахри на шестнадцать лет, нежно любил её и детей. Шаахмед был настоящий труженик и умер во время работы в саду с кетменем в руках.

«Со временем важность и ценность героического поступка семьи Шамахмудовых только возрастает»- сказал Президент Шавкат Мирзиёев.

Р. ШАГАЕВ,фото автора

Источник.

3 комментария

  • Валерий:

    https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1731054223600127&id=100000866974390…Это ссылка на полученный от Семена Гохберга фильм «Об этом говорит вся махалля »

      [Цитировать]

  • Игорь Анатольевич:

    Моя мама уроженка деревни Аврамовка, Васильковского района Днепропетровской области. Деревня находится в 3 км от станции Письменная. На станции милиционером служил муж старшей сестры мамы. Письменную и Аврамовку немцы оккупировали в начале сентября 41 г. Он не успел эвакуироваться и пришел в деревню, как был в форме. Никакого «партизанского» движения там в 41-м не было. Старший брат мамы Иван, вступил в партизанский отряд в феврале 42 г. в самом начале партизанского движения на Днепропетровщине. Что касается угонов в Германию, то в июле 41 г. никто не знал об «угонах» и говорить не мог ничего подобного. Угонять начали в 43-м и среднюю сестру мамы т.Надю угнали в марте 43-го, собрав партию молодежи в рай.центре Васильковка. Всем было 18 и более лет. Вместе с немцами в Аврамовке стояли итальянцы. При них режим не был столь суров, но после того, как итальянцы в ноябре 42 г. бросили фронт под Сталинградом, их в деревне сменили немцы и те уже зверствовали. В статье есть, как вижу, неточности. Кто интересуется темой, мой адрес: ig.gkir@gmail.com

      [Цитировать]

  • Terminator:

    правильно сделали

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.