Олег Павлович Богданов Tашкентцы История

Олег Павлович Богданов (26.03.1925 — 06.11.2007) принадлежал к старшему поколению зоологов Советского Союза и был одним из последних «могикан» -зоологов-энциклопедистов и знатоков Средней Азии. Ему удалось поработать во всех республиках Средней Азии и диапазон его зоологических исследований был необычайно широк — от членистоногих до млекопитающих, включая, амфибий, рептилий и птиц Средней Азии.

Особенно интересно, что по всем этим группам у него было множество публикаций, включая солидные монографии в 50-60-х годах прошлого века, в серии «Фауна Узбекской ССР» или «Фауна Туркменской ССР» и, которые к слову сказать, до сих пор являются, на мой взгляд, прекрасными классическими образцами написания таких сводок, до наступления эры использования современных генетических, биохимических и других методов исследований в систематике и экологии животных.

При этом, Олег Павлович был настоящим полевым зоологом, для которого природа была родной стихией и большую часть времени он проводил в экспедициях по Средней Азии. Поразительно, что при этом он успевал еще и много писать и из под его пера выходили одна за другой не только научные статьи и монографии, но и научно-популярные книги о природе и животном мире, которые тотчас становились бестселлером у всех любителей природы. Помню одну из первых книг О.П. Богданова, которую я прочитал еще школьником, была «Животные Узбекистана» (много раз переизданная) и она произвела на меня неизгладимое впечатление. Необычайно легкий стиль написания, художественность и точные описания биологии представителей животного мира заманивало лучше сказки и заставляло перечитывать ее еще и еще раз! И это ощущение сохранилось до сих пор.

Спустя много лет, когда я начал заниматься изучением рукокрылых Таджикистана, я вновь столкнулся но уже с научными статьями Олега Павловича по летучим мышам Таджикистана. И здесь тоже, меня ждало много открытий, сделанных Олегом Павловичем и потом, никем, в Средней Азии непревзойденными. Он смог наблюдать и добыть виды летучих мышей которые до него, в Средней Азии, никто не ловил и не наблюдал или были известны только старые единичные находки этих видов в ХIХ или начале ХХ века.
Так например, белобрюхий стрелоух — редчайший вид до его находок, колонии которого он обнаружил как в Таджикистане, так и в Узбекистане, причем в таких экзотических местах, что просто диву даешься и завидуешь везению и опыту Олега Павловича.
Размножающуюся колонию белобрюхого стрелоуха в Таджикистане, Олег Павлович нашел под железным настилом подоконника второго этажа здания биофака университета в Душанбе, где были обнаружены самки с детенышами, а в Узбекистане, колония этого вида, была обнаружена им в щели, у основания глинобитной стены дома в Байсуне, Сурхандарьинской области. Или другой, еще более редкий вид летучих мышей — широкоухий складчатогуб — колонии которого были обнаружены О.П. Богдановым в расщелинах скальных выходов гор Бабатага, на юго-западной границе между Таджикистаном и Узбекистаном. Мне удалось побывать в этих местах в 2009 году-более засушливого места, где вода из родников действительно на вес золота, за всю мою полевую работу я больше нигде не видел. Это я к тому, что работать в таких условиях и еще находить летучих мышей в расщелинах, при 50-градусной жаре, как это делал Олег Павлович, совсем не просто и это не прогулка с фонариком по прохладной штольне или пещере и отлов летучих мышей сачком или руками. Хотя, там тоже конечно, могут подстерегать свои опасности.

Уместно здесь еще одно воспоминание по этому поводу, связанное с Олегом Павловичем и лазаньем по пещерам, из далекого 1979 года, когда я проводил сборы летучих мышей в долине р. Зеравшан. В 50-х годах ХХ века здесь работал Олег Павлович, у которого, затем, несколько публикаций было посвящено летучим мышам долины р. Зеравшан. Я объезжал кишлаки, расспрашивал людей, лазал в пещеры за летучими мышами и в одном из кишлаков, на правом берегу Зеравшана, который назывался Миндона (что переводится с узбекского как 1000 зерен) мне повстречался старик-охотник, который когда-то, много лет тому назад, был проводником в горах у О. П. Богданова. Старик рассказал мне много интересного об Олег Павловиче и в частности, о его бесстрашии в поисках летучих мышей. Вдвоем, они обнаружили пещеру высоко в горах и она была расположена в таком месте, что лезть в нее было опасным делом. Оставив проводника внизу, Олег Павлович добрался до этой пещеры, спустился в нее и там обнаружил множество летучих мышей. Старик честно признался мне, что лезть в эту пещеру он просто побоялся и поэтому, бесстрашие и упорство, которое проявил Олег Павлович, тогда его поразило.

Что же, иногда этого фанатизма нам не достает чтобы добиться намеченной цели! Олег Павлович, практически по всем видам рукокрылых, которые встречаются в Средней Азии, сделал много интересных находок и дополнений по биологии и экологии. Все эти данные были опубликованы в его основной монографии по летучим мышам, в серии «Фауна Узбекской ССР. Рукокрылые», которая является настоящей классикой жанра и с годами не теряет своей научной ценности, а наоборот, как хорошее вино или марочный коньяк, становится только ценнее! Эта монография Олега Павловича Богданова была опубликована в 1953 году и является настольной книгой каждого, кто работал или работает по рукокрылым в Средней Азии или собирается делать какие-то обобщения по рукокрылым Палеарктики. Этот труд написан так, что специалистом читается на одном дыхании, как художественный роман! Потом, спустя почти 40 лет после выхода этой книги, когда я писал свою «Фауну» мне было легко и просто — на столе и перед глазами у меня всегда была «Фауна» Олега Павловича, которая является для меня непревзойденным образцом написания таких монографий.
Для меня Олег Павлович всегда был и остается кумиром и классиком зоологической науки, причем той старой школы выдающихся русских ученых, которая ведет свое начало от таких светил в науке как Н. А. Северцов, А. П. Федченко, С. И. Огнев, А. П. Кузякин и других, которые были учеными не замыкавшимися в рамках узкой специальности, а имевшими разносторонние знания и эрудицию не только в зоологии но и в других отраслях знаний.

Наше знакомство с Олегом Павловичем произошло в конце 80-х годов, зимой, когда Олег Павлович приехал в Ленинабад (теперь это Худжанд) и мы отправились с ним за летучими мышами в заброшенные штольни на Кураминском хребте, у кишлака Пангаз. Тогда ему было уже за 60 лет, но тем не менее, он довольно легко поднялся по заснеженному склону до штольни, которую мы должны были осмотреть. После того как мы осмотрели ее и нашли в ней несколько видов зимующих летучих мышей, он мне признался, что штольни он мало исследовал, хотя, с другой стороны, конечно, в равнинной Туркмении и Узбекистане их совсем немного по сравнению с Таджикистаном, где горы занимают 93% от всей территории и заброшенные штольни можно обнаружить практически на всех горных хребтах. Мы сдружились и при каждом удобном случае, когда я бывал в Ташкенте, мы встречались с Олегом Павловичем и он никогда не отказывал в совете или помощи в моей научной работе. Дома у него была большая библиотека, в которой хранились все его публикации и книги, при необходимости, я мог сидеть в его рабочем кабинете и читать нужную статью или книгу. Его супруга — Алена вела домашнее хозяйство и следила за тем, чтобы у Олега Павловича дома все было под рукой, в их уютной и просторной квартире в центре города.

В 1992 году я приехал в Ташкент, в научную командировку в Институт зоологии АН Узбекистана и работал над докторской диссертацией по рукокрылым Таджикистана. Жил я у Олега Павловича дома и это, конечно, давало прекрасную возможность тесного общения и обсуждения моей работы с этим знатоком рукокрылых Средней Азии. И потом, благодаря О. П. Богданову, защита моей докторской диссертации состоялась в 1993 году, в Институте зоологии, где Олег Павлович был заместителем Председателя диссертационного совета по защите докторских диссертаций и его научный авторитет был очень высок. После защиты наши научные связи не прекратились, а наоборот стали еще более тесными и мы продолжали встречаться как в Худжанде, так и в Ташкенте. Этому способствовало и то, что два моих студента-дипломника — Домуллоева Зебо и Хидиров Джонибек впоследствии, под руководством Олега Павловича, выполнили диссертационные работы по амфибиям и пресмыкающимся Северного Таджикистана. Оба защитили кандидатские диссертации в Институте зоологии АН Республики Узбекистан, а я, еще в течении нескольких лет, являлся членом диссертационного совета в Институте зоологии АН Республики Узбекистан. В процессе работы этих аспирантов Олег Павлович несколько раз приезжал в Худжанд и помогал им в сборе полевого материала, а я приезжал в Ташкент на заседания совета, где мы встречались с Олегом Павловичем. Большую часть своей жизни Олег Павлович провел в Ташкенте — это был его город, который он любил и прекрасно знал.

Умер Олег Павлович в 2007 году в возрасте 83 года и похоронен на Боткинском кладбище в Ташкенте. В этом городе осталась его супруга Алена, а сын Олега Павловича — Валя, теперь Валентин Олегович Богданов, работает на телеканале «Россия» и является корреспондентом программы «Вестей» на Украине.

Толибджан Хабилов
январь 2012 г

7 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.