Старая публикация о Высоцком А. Файнберг Разное

Георгий Коваль: Публикация Инны Коваль

Письмо к егерю

«Рвусь из сил и из всех сухожилий,
Но сегодня — не так, как вчера.
Обложили меня, обложили! —
Но остались ни с чем егеря!..»

Владимир Высоцкий.

Неуважаемый егерь, ты помнишь эти строки?

В песне, которую коленопреклоненно слушали лучшие поэты страны, это слово – егерь – он не заключал в кавычки. Поэтому, обращаясь к тебе, не знающему подлинных лесов и болот, я беру на себя смелость делать то же самое.
Итак, неуважаемый егерь, ты помнишь эти строки?

Гнали вы его, гнали. И еще как!
Даже после его смерти твоя братия все еще обкладывала тропы, не веря, что он ушел от вас навсегда. Сколько зависти к его судьбе таилось в злобных публикациях, которые уже тогда можно было определить однозначно: клевета!
Сколько неподдельного страха и ненависти скрывалось в бескровных сердцах твоих неусыпных ревнителей морали, на свой лад понимающих, что такое хорошо и что такое плохо!
Горько теперь знать, что печатаемые сейчас в центральных журналах произведения этого человека могли бы увидеть свет гораздо раньше, тогда, когда они предлагались различным изданиям. Ан нет! Ты, егерь, и тут проявил себя. Нынче ты, правда, на заслуженном отдыхе и, попивая чаек у телевизора, ты смотришь, как он держит гитару, ты слушаешь его песни и, конечно же, не худеешь от угрызений совести. А сколько твоих высокоинтеллектуальных собратьев поглубже запрятали свою егерьскую суть и поют ему гимны. В его черную пору они молча оставались заодно с тобой. Теперь они вроде бы перестроились. Но ты знаешь, что не был одинок, а потому спокойно смотришь на экран и не переключаешь программу.
Не был бы ты одинок и тогда, когда в нашем городе безжалостно крушили дома, где жили и работали Анна Ахматова и Алексей Толстой, Чуковские и Елена Сергеевна Булгакова. Твои братья по бездуховности сокращали жизнь Айбеку, Шейх-Заде, Каххару. Помнишь?
Не горчит ли твой чаек, егерь?
Когда Владимир Высоцкий пел в переполненном ташкентском Дворце спорта, тебя там не было. Ты не желал знать, что от Курильских островов до Балтики, от Заполярья до Кушки у миллионов людей замирали сердца, как только начинал звучать его голос. Ты присвоил себе никем не данное тебе право вставать между ним и народом. Но ты не учел того, что подобная миссия изначально обречена. Не долго постоял ты преградой на пути его творчества к людям. И никогда больше не будешь ты причастен к его трагический и прекрасной судьбе. К ней останутся причастны ташкентские медики, которые вырвали его однажды из рук смерти, к ней причастны будут всегда его живые друзья. Неотделимо от его судьбы поколение тех, кто слушал и видел его. И знай, что неотделим от него народ, ибо он от народа неотделим. А если так, то кто же ты, егерь?
В этот век, век с хрипотцой от сквозных ветров, летящих через города и ядерные полигоны, Владимир Высоцкий был и остается голосом нашей совести, правдой, в которой, как он пел, ни единой буквой не лгут. И никакие временные удачи твоих собратьев не убьют ни его голоса, ни любви к нему.
Оставайся ни с чем, егерь.

А. Файнберг
«Комсомолец Узбекистана» №17 (10465). Суббота, 24 января 1987 года

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.