Бури Рахимович Рахимов, первый пионер Узбекистана, в воспоминаниях Tашкентцы История Разное

Виолетта Лаврова:

Вспомнила!
С первого по четвёртый класс я училась рядом с домом в узбекской школе №73 (в русском классе), а когда построили новую русскую — №87, мы перешли туда, она была подальше.

Конечно, русские кто жил в Ташкенте почти ни слова не знаем по-узбекски. Политика была такая, ну не хочешь учить и не надо. Хорошо это или плохо до сих пор не пойму.

Так вот, узбекский язык нам преподавал Бури Рахимович, он был участником Великой Отечественной и приходил на уроки в пиджаке с орденами. Это, конечно нас детей завораживало, кроме этого он сам по себе был очень милый добрый человек. (кстати, «бури» с узбекского — волк).

Так вот, Бури Рахимовича мы любили больше других учителей. Как только он заходил в класс, пацаны тут же орали: «Бури Рахимович, расскажите нам про войну, расскажите как брали фашиста». И он начинал рассказывать нам… эти истории мы готовы были слушать хоть по сто раз, было действительно интересно, да и урок пробегал очень быстро.

Наверное этими рассказами учитель делал очень важное дело, воспитывал в нас любовь к родине и отрицательное отношение к фашизму.

К сожалению не помню его фамилию и фото нет.
Только здание школы №73.


Друзья на ОК написали комменты.

Евгений Бердичевский: Вета! Бури Рахимович Рахимов преподавал узбекский язык и нам, но недолго… он пересказывал рассказы узбекского классика Гафура Гуляма, с которым был лично знаком…

Ирина Михайлова: Бури Рахимович был первым пионером Узбекистана, помню его рассказы.

7 комментариев

  • Светлана:

    Думаю, что это неправильно — не знать языка той республики, где родился и живёшь. Увы, но нам очень плохо, да, преподавали это предмет — узбекский язык. Да и отношение к нему было такое….пренебрежительное. Да, кто жил в махалле — дети особенно, конечно же, общаясь со своими сверстниками — узбекскими детьми — очевидно, знали язык. А мы так и выросли — кроме, образно говоря, «калий сан» и «нечь пуль» — так и ничего не смогли выучить. Это в корне неправильно.

      [Цитировать]

  • Галина:

    Вспоминая детские годы, могу сказать, что отношение к предмету на 99% зависело от преподавателя, от его личности, от отношения его самого к предмету.
    Насчет русского языка. Мы не потому его не знали, что «такая была политика». Дело гораздо глубже: язык- это прежде всего необходимость. Русский язык был и остается источником знаний, информации. Многие русскоязычные, приехавшие в Узбекистан, несли знания, опыт через свой язык. Значение русского и узбекского языка в этом отношении просто несоизмеримо.
    В институте у нас было как правило, 2 группы- русская и узбекская. До 3-го курса узбекская группа обучалпсь на родном языке, а потом, когда началась узкая специализация, нас объединили. Просто потому что не было преподавателей и учебников на узбекском языке.
    Тем более, что дальше надо было работать на русском языке.

      [Цитировать]

    • Светлана:

      Вот это всё и неправильно было — отсутствие учебников на узбекском, преподавателей….Кстати, а когда это не было учебников на узбекском?? И почему это «дальше надо было работать на русском»? Кому надо? Тем, кто не соизволил выучить узбекский, то есть нам, русскоязычным.

        [Цитировать]

      • гость:

        если бы знали, что ссср развалится, то наверняка изучали бы узбекский язык (сейчас стал единственно государственным). в повседневной жизни при ссср все узбеки вокруг меня знали русский язык. более того, вся научная техническая литература и литература узбекских писателей была на русском языке, и необходимости изучать не было, да и времени уделять было лень. тем более и предположить не могли, что понадобится английский, немецкие и пр. языки. в году 1994 работая в банке записался на курсы узбекского языка организованный банком, но что-то не склеилось у банка с преподователями. вот так и остался неучем, хотя по-«базарному» говорю и многое понимаю. «ахборот» помогал.

          [Цитировать]

  • Белозерова елена:

    Учебников узбекского языка было всегда предостаточно. У каждого ученика школы. И часы в русских школах выделялись. Другое дело, как он преподавался. Я закончила школу в Карши. И из школы вынесла только то, что нам дала русская учительница в 4м классе. Я всю жизнь была отличница и не пропустила ни одного урока. С математикой и физикой проблем не было. И пренебрежения к узбекскому никогда не было. А было любопытство и удовольствие от учебы, от всего, что давали учителя. Так вот узбекского просто не давали. Каждый год приходили новенькие учительницы, выпускницы ВУЗов, и через месяц- два уходили в декрет. Они даже и не пытались нам хоть что-то дать. А вот у моей тети, учительницы русского языка под Кокандом, ученики узбекской школы писали по- русски грамотнее, чем ученики ташкентских школ, за что она была награждена орденом Дружбы народов. Когда учился в школе мой сын, я лично ходила к его учительнице узбекского языка, упрашивая научить детей элемнтарным вещам. Вежливым формам обращения, самым ходовым выражениям, которые используются в ежедневной жизни. Но она все время урока использовала на рассказы о том, как ей не позволяют издать ке учебник, так и не обучив детей элементарным вещам. Зато деньги требовала открыто. С учеников 5-6классов

      [Цитировать]

  • A-ha:

    Ходили и говорили по русски… никто не думал о национальном ущемлении, образование в русской школе считалось престижным.

      [Цитировать]

  • ВиоЛав:

    30 тысяч! Столько знаков в Пединституте Низами на филфаке сдавала моя тётя на экзамене по узбекскому языку. И учили, и зубрили, говорит, всё было по-серьёзному. Иначе не получишь стипендию. Это было в 1957-60-х годах.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.