Антонина Анатольевна Бутник: счастлива тем, что полезна народу Tашкентцы

Валерия Баякина пишет:

Есть такие люди, при встрече с которыми становится тепло на душе, они несут в себе свет и щедро дарят его окружающим. Именно такой знают доктора биологических наук, профессора и морфолога-анатома Антонину Анатольевну Бутник её коллеги в Институте генофонда растительного и животного мира Академии наук.

 

В этой удивительной женщине, с которой мне посчастливилось познакомиться, сочетается столько интеллекта и жизнелюбия, знаний и опыта, что хочется подольше быть с ней рядом, в царящей вокруг неё атмосфере вдохновения. За время многолетнего труда в сфере науки о жизненных процессах растений, она не перестала удивляться их таинственному внутреннему миру, восхищаться  той красотой, которой наделила их природа.

Антонина Анатольевна Бутник (урожденная Смирнова) родилась 27 августа 1935 года в Ташкенте, в семье, где родные по материнской линии были медиками, прошедших Вторую Мировую войну и эвакогоспитали.  Мать, Ольга Петровна Вавилина, была кардиологом, дядя, Михаил Петрович Вавилин – хирургом. Отец, Анатолий Иванович Смирнов, был бухгалтером — ревизором.

Истоки генотипа Антонины Анатольевны весьма необычны – с материнской стороны она имеет корни пензенских крестьян, а со стороны отца – представителя технической интеллигенции, погибшей во времена революции – в ней замешалась капля грузинской крови от прабабушки – имеретинки Азниашвили по отцовской линии.

С детства Антонина увлекалась театром, искусством, живописью, и эти увлечения сохранились до сих пор. Она признаётся, что у неё было очень счастливое детство, несмотря на голодное военное время. В 5 лет она уже умела читать и, как губка, впитывала всё прочитанное. Свою любовь к книгам она пронесла сквозь всю свою жизнь.

Родители пророчили дочери медицинское будущее, хотели, чтобы она стала хирургом. И в какой-то степени она им и станет, ведь анатомия раньше называлась хирургией растений! В школьные годы у Антонины проявилась тяга к поэзии, она писала стихи о красоте природы, дружбе, любви. Все предполагали, что выбор профессии предопределен – её ждёт литературная стезя, и она поступит на филфак! Но Антонина решила, что если есть поэтический талант, то он лучше разовьется на лоне природы, а если нет, то общение с природой – это само по себе уже прекрасно, и в 1953 г. поступила на биофак Среднеазиатского государственного университета (ныне Национальный университет Узбекистана).

Учёба в университете началась с хлопка. Все 5 лет по 3 месяца первого семестра студенты проводили на хлопковых полях. Здесь крепла студенческая дружба, которая сохранилась и по сей день.

Студентки биофака на хлопковом поле, 1954 год.

В те годы в университете преподавала блестящая плеяда учёных — педагогов: академики Е. П. Коровин и А. М. Музаффаров, член – корреспондент И. А. Райкова, профессора А. Т. Туляганов, И. И. Гранитов и  И. Д. Романов, которые прививали студентам не только прекрасные знания, но и являли собой пример интеллигентности, воспитывая своим примером порядочность, честность, преданность науке.

Преподавательский состав кафедры высших растений САГУ, 1956 год.

Антонина Анатольевна выбрала кафедру высших растений, чтобы быть ближе к природе, в которую окунулась с головой.

Ей было недостаточно обычной полевой практики в Западном Тянь-Шане, поэтому она выезжала на летнюю практику с другими курсами в Кыргызстан,  Чаткальский, Пскемский и Гиссарский хребты, в заповедник Аксу-Джабаглы. С 3-го курса Антонина Анатольевна была председателем студенческого научного общества, организовывала семинары, заседания, конференции и сама неоднократно выступала на них с докладами, а еще попутно писала стихи в студенческую газету.

Для своей дипломной работы она выбрала тему «Пырейно-разнотравные степи Кашкадарьинской области», написание которой потребовало пребывания в Гиссарских горах в течение 2-х месяцев. Так, весной 1958 года, на преддипломной практике, верхом на лошадях с землеустроителем и сокурсницей Ирой Хазовой, неутомимая Антонина проехала более 200 км! Эта экспедиция до сих пор жива в её памяти. Антонина Анатольевна  вспоминает: «Видели медведя на склоне, застрелили двух кабанов, но главное, в этой экспедиции мы собрали богатый гербарный материал. Так я начала заниматься геоботаникой. И сегодня я помню, как трепетно берегла каждый листочек гербария, собранного за время экспедиции. Это было для меня бесценное богатство, ради которого – как может поступить только ботаник — энтузиаст, попав под сильный ливень, была готова промокнуть сама, но укрыть одеждой папку с гербарием».

Окончила САГУ Антонина Анатольевна с красным дипломом. И в течение последующих 25-ти лет на кафедре университета проходили традиционные встречи выпускников, где рекой лилось шампанское…

Однако, несмотря на красный диплом, после окончания САГУ устроиться на работу по интересам было сложно, в Институте ботаники Академии Наук  не было вакансии даже лаборанту. Поэтому пришлось изменить профиль работы. В Институт экспериментальной биологии АН РУз Антонину Анатольевну в лабораторию морфологии и анатомии принял директор института, кандидат сельскохозяйственных наук С. Х. Юлдашев.

Когда там ознакомились с дипломной работой выпускницы, учёные решили, что она тянет на диссертацию и поэтому, к удивлению многих, молодого специалиста приняли на должность младшего научного сотрудника.

В этой лаборатории изучалась проблема полегания хлопчатника. Так, с любимой геоботаники Антонине Анатольевне пришлось перейти на изучение морфологии и анатомии, фактически осваивая новую специальность.

Будучи человеком целеустремленным, она быстро освоила новое направление и в течение трёх лет под руководством Н. Д. Доминой описывала по 200-300 кустов хлопчатника в день. Приходилось даже ночевать в лаборатории, чтобы на рассвете выйти в поле. Даже во сне ей виделись симподии и моноподии… Это занятие было не совсем тем, чем она хотела заниматься, но усердие и ответственность за порученную работу дали свои результаты и были освоены методы морфологических и анатомических исследований. Здесь же, на хлопковых полях, Антонина Анатольевна познакомилась со своим будущим мужем – Александром Семёновичем Бутником, лаборантом корифея  систематики хлопка профессора Ф. М. Мауера. Вместе супруги уже 57 лет…

В центре фото — супруг А. С.  Бутник, справа — профессор Ф. М. Мауер, слева — аспирант А. А.Абдуллаев

Между тем, в 1959 году, в Институте ботаники АН РУз была организована лаборатория экспериментальной ботаники под руководством кандидата сельскохозяйственных наук С. Г. Головченко. Для усиления научной стороны возделывания ценного кормового растения – изеня, ему нужны были анатом, физиолог и миколог. Так, в 1961 году судьба привела Антонину Анатольевну в Институт ботаники, с которым она не расстается уже 55 лет!

Антонина Анатольевна Бутник с сотрудниками лаборатории анатомии и цитоэмбриологии, 2011 год.

Хотя метод исследований лаборатории был анатомический, но объект – дикорастущие растения, поэтому материал собирали в ходе экспедиция в разных районах Средней Азии: озеро Сары-Челек, прибрежья реки Или, Памиро-Алай. В разных местах были собраны многочисленные образцы изеня, составлена живая коллекция из растений Каршинской долины и гор Нуратау, из которой выделены 16 экоформ, многие из них стали сортами.

Антонина Анатольевна с сотрудниками лаборатории морфологии и анатомии. В центре фото — академик Д. К. Саидов

Почти в это же время (1962 год) академик Д. К. Саидов организовал лабораторию морфологии и анатомии, в которой объединил анатомов из разных непрофильных лабораторий. Естественно, Антонина Анатольевна хотела работать именно в этой лаборатории, ближе к коллегам – опытным анатомам: С. Ю. Рожановскому и Б. Н. Ниязову. В 1963 году она поступила в аспирантуру и под руководством Д. К. Саидова и начала писать кандидатскую на тему «Морфолого-анатомическое строение форм изеня в онтогенезе», которую успешно защитила в 1966 году.

Антонина Анатольевна на работе в Институте ботаники, 1965 год.

После окончания аспирантуры Антонина Анатольевна  была принята в лабораторию анатомии и морфологии младшим научным сотрудником. Итогом работы с этим очень ценным фитомелиорантом стала коллективная монография (1971 год), в которую вошла значительная часть её диссертации.

Изучая анатомию изеня, Антонина Анатольевна поняла, насколько увлекательная наука анатомия.

В 1972 году решением Президиума АН РУз  Антонине Анатольевне Бутник было присвоено учёное звание старшего научного сотрудника.

«Обычные люди видят растения снаружи: лист, цветок, стебель, корень. Ботаник видит его намного шире, т. е. детали, которые обычно не бросаются в глаза: опушение, форма органов, тычинки, пестик. Анатом же видит растение не только снаружи, но и изнутри: клетки, сосуды, секреторные вместилища. Изучая структуру растений, можно понять, как оно приспособлено к среде обитания, к каким условиям устойчиво, как оно возникло, с какими таксонами его связывает родство. Так анатомия совместилась с полевой геоботаникой, что позволило видеть клетки и ткани не изолированно, а на фоне среды обитания», — говорит Антонина Анатольевна.

Сотрудники лаборатории анатомии и цитоэмбриологии: в центре О. А. Ашурметов, слева — А. Абдуллаева, Р. Нигманова, справа — Г. Бегбаева, А. А. Бутник, Т. Пак, Т. Е. Матюнина, О. В. Симдянкина. Апрель 2001 года.

Работу на природе Антонина Анатольевна успешно сочетала и сочетает с микроскопическими исследованиями внутреннего мира растений, открывающими волшебную красоту: клетки самой мелкой формы сливаются в причудливые узоры. Мир под микроскопом, творцом которого является сама природа, удивлял и вдохновлял Антонину Анатольевну, помогая двигаться вперёд. Трудно даже представить, насколько захватывающие картинки можно увидеть в окуляр микроскопа, какие поразительные открытия могут рождаться при этом. «Исследования позволили мне совсем иначе взглянуть на самые простые вещи, увидеть их очарование и уникальность», — признаётся она.

Экспедиции, экспедиции, экспедиции… Это вторая жизнь ботаника! Со временем круг объектов исследований института расширился, им стало семейство маревые, занимающее одно из первых мест в пустыне по числу и обилию видов, а также пастбищной значимости в Республике Узбекистан. Это травы, полукустарники, кустарники и небольшие деревья, растущие,

главным образом, в пустынях Узбекистана.

Флоре самой большой из них – Кызылкума – долгие годы посвятили сотрудники лаборатории морфологии и анатомии растений. В связи с этим в конце 70-х начались многочисленные ежегодные экспедиции с марта по ноябрь. Их оплотом стала Кызылкумская опытная пустынная станция Института ботаники, привлекавшая ученых из России, Азербайджана, Казахстана и Турции. В радиусе 50 км от станции встречаются разные типы пустынь – песчаные, глинистые, солончаковые, гипсированные, каменистые пестроцветные. Благодаря изучению семейства маревых, Антонина Анатольевна самозабвенно полюбила пустыни с их бескрайними просторами, многоцветием и удивительными солянками. Трудно сосчитать, сколько полевых сезонов она здесь провела.

11

 «Специфичность почвенного покрова пустынь способствует формированию уникальных видов растений с особыми адаптивными признаками», — считает наша героиня. Эти фундаментальные исследования легли в основу успешно защищенной в 1985 году докторской диссертации на тему «Адаптация анатомического строения видов семейства маревых к аридным условиям».

Казалось бы, степень доктора наук – вершина трудовых достижений и дальше можно почивать на лаврах. Однако пытливый ум учёного и природная любознательность подпитывали жажду новых открытий. Вскоре она поставила перед собой непростую цель: изучить способы адаптации и  жизненные формы в онтогенезе растений других семейств.

Под руководством и при поддержке директора Института ботаники Академии наук Д. К. Саидова Антонина Анатольевна вместе с учёными — анатомами С. А. Пайзиевой, Р. Н. Нигмановой и А. А. Ашурметовым вновь начала длительную и упорную работу по изучению новых видов растений. Итогом многолетней работы явилась опубликованная в 1991 году трёхтомная монография «Экологическая анатомия пустынных растений Средней Азии». В этих томах представлен основной спектр пустынных растений, редких и исчезающих видов. Каждый раздел этого научного труда Антонина Анатольевна опробировала на симпозиумах, конференциях, конгрессах, представляя основной спектр пустынных растений.

Данная работа уникальна ещё и тем, что анатомия тесно связана с развитием растений (онтогенезом и морфогенезом), что позволяет не только описать ту или иную структуру, но и установить, как и в каких условиях она возникла. Всего в этой книге описан и иллюстрирован оригинальными рисунками и микрофотографиями 71 вид пустынных растений из 13 наиболее крупных семейств. Это первая фундаментальная работа по экологической анатомии в Узбекистане, которая необходима преподавателям и студентам ВУЗов.

За годы научной деятельности Антоний Анатольевной и некоторыми соавторами было опубликовано 6 монографий, 135 научных работ, 35 из них – за рубежом.

Сотрудники Института генофонда растительного и животного мира в День независимости РУз, 2011 год.

Исследовательская работа Антонины Анатольевны всегда сочеталась с наставнической и педагогической. Ею подготовлен 1 доктор и 6 кандидатов наук. В настоящее время она руководит двумя докторантами. Лекции студентам Педагогического университета им. Низами на практике в Хумсане стали для неё традицией, т. к. там преподают её ученики: доктор биологических наук Л. А. Шамсувалиева и кандидат биологических наук Г. С. Турсунбаева. Ученикам и преемникам Антонины Анатольевны очень повезло: рядом с ними – настоящий друг, умный, добрый, отзывчивый и мудрый наставник.

Антонина Анатольевна всегда находится с молодёжью и среди коллег, которые стали для неё второй дружной семьёй.

Общение с учёными разных стран, совместные научные интересы с ведущими морфологами и анатомами, обсуждение результатов и спорных вопросов проходило на крупных международных форумах по экологической анатомии растений, теоретической и прикладной карпологии и других проблем ботаники. География выступлений на научных конференциях обширная: Москва, Санкт – Петербург, Душанбе, Пущино, Ульяновск, Кишинёв, Владивосток, Япония, Германия, Ашхабад. Всё это – фундамент знаний и научного опыта. Все конференции требовали серьёзной подготовки – это было больше, чем экзамен. Общение с известными учёными значительно расширяло кругозор и рождало новые идеи. Для молодого поколения всё это – имена на обложках книг, а для Антонины Анатольевны – живые люди, с которыми она общалась, переписывалась, у которых училась.

В кругу её знакомств находились: А. М. Меликян, В. К. Василевская, Р. Е. Левина, Е. А. Мирославов, Т. И. Серебрякова, К. Блэк, Б. Р. Васильев, М. Г. Пименов.

Активности Антонины Анатольевны хватало и на научную, и на общественную работу. В течение 15-ти  лет она выполняла обязанности заместителя председателя и учёного секретаря специального совета при Институте ботаники АН РУз, ученого секретаря Узбекистанского отделения Всесоюзного ботанического общества, являлась членом Всесоюзного проблемного Совета «Биологические основы рационального использования, преобразования и охраны растительного мира», работала в профсоюзе и в течение 1ти лет заведовала лабораторией анатомии и морфологии растений, лабораторией анатомии и цитоэмбриологии растений.

Общение с однокурсниками – ниточка, связывающая настоящее с прошлым и молодостью. Несмотря на прошедшие десятки лет, старые университетские друзья – те, кто живы — здоровы, конечно! – встречаются по несколько раз в год, заботятся и поддерживают друг друга. По этому поводу Антонина Анатольевна пишет строки:

Мы немного постарели, но мы веселы душой,
Нас общение согреет, снова станешь молодой.
Есть у каждого заботы, но при встрече – их уж нет.
В этом счастье и хлопоты, жизнелюбия секрет.

С подругами-однокурсницами, 2015 год.

Для Антонины Анатольевны семья всегда была тылом и опорой, источником вдохновения и поддержки. Самые близкие люди Антонины: муж – Александр Семёнович, сыновья – Вадим и Кирилл, любимая сноха Ольга, внучки Аля и Женя, зять Иван.

С самыми дорогими мужчинами

На вопрос о том, как у неё в течение стольких лет успешно получалось совмещать научную работу и при этом иметь крепкую семью, Антонина Анатольевна  ответила, что ей очень повезло в этом отношении, ведь её муж – также учёный, поэтому они всегда с пониманием относились к делам друг друга и при этом оказывали всяческую поддержку, жили в мире и согласии.

Вклад Антонины Анатольевны Бутник в фундаментальную науку неоценим. О своих достижениях в науке она говорит в стихотворной форме:

Дорогая Антонина!
Что в науке натворила?
Много нового открыто,
Может, будет не забыто?

Плод у маревых – загадка,
Всё в нём сложно и не гладко,
Для защиты тесты мало,
Ему нужно покрывало!

Вот за это Антонина
Их на группы разделила,
Даже Роза удивилась
И с системой согласилась.

Хоть пустыни и не лес –
Изучаем морфогенез.
Он активен, но непрост,
Замедляет очень рост!

Лист у маревых невзрачный,
Это видно однозначно,
Кранц - структуры 10 типов
Лишь недавно в нём открыты.

Кранц - структура в них, как флаг,
Засухе – первейший враг.
Виды с кранц – аристократы,
Все в их клетках многократно.

Митохондрии, пластиды…
А какие в клетках виды…
В этот эволюционный ряд
Мы внесли посильный вклад.

Крохотные эфемерчики
Притаились словно птенчики.
Им в стрессоре лист не нужен,
Все у них потомству служит!

Аномальность утолщений –
Это просто восхищение!
Все в них ново, их реальность –
Это поликамбиальность.

Суккуленты – галофиты
Всеми, кажется, забыты,
Но аспект галофитизма
Полон жуткого трагизма.

Им совсем не нужна соль,
Как понять это? Изволь… 
Если щедро поливают –
Соли сами добывают.

А в основе всех открытий
Лежит прямо путь в небытие,
В адаптивной реконструкции –
Ксероморфная редукция.

«Проделывать подобную работу было бы невозможным без поддержки государства. Без неё немыслимы любые фундаментальные исследования, поэтому я очень рада, что в годы независимости отечественным учёным открылись более широкие возможности для успешного труда, а наука в Узбекистане продолжает движение вперёд, и мы также стремимся внести свой клад в её развитие. Новый день рождает новые идеи и ставит перед нами новые задачи», — отмечает Антонина Анатольевна.

В настоящее время профессор Бутник вместе с коллегами занимается изучением кранц-клеток, благодаря которым растения способны выживать в условиях жаркого и засушливого климата. Проблема опустынивания очень актуальна в Узбекистане, ведь пустыни – легкоуязвимые экосистемы. Нарушить экологический баланс там можно всего за несколько лет, а для его восстановления понадобятся многие годы. Поэтому очень важно исследовать и описывать их флору, чтобы сохранить их для будущих поколений.

Сегодня Антонине Анатольевне есть чем гордится. Всю свою жизнь она посвятила развитию отечественной науки и продолжает идти в ногу со временем. Антонина Анатольевна полна замыслов и творческих идей, её жизнь плодотворна и насыщена. В ней не угас интерес к событиям и всему новому. Она  всегда оптимистична, доброжелательна, улыбчива и приветлива, беспокойна и неутомима в работе, пользуется любовью учеников и бесспорным уважением коллег, идёт по жизни, бережно неся огонёк добра и знания, передаёт своё тепло окружающим. Главный двигатель и стержень этой удивительной женщины на жизненном пути – это любознательность,  интерес к природе, стремление к познанию нового, любовь к своей науке и жизни.

В людях Антонина Анатольевна больше всего ценит такие качества, как порядочность,  доброжелательность и преданность своему делу, а молодому поколению хотела бы пожелать счастья и достижения целей.

«Поистине счастлив тот, — признается Антонина Анатольевна, — кто имел возможность реализовать свои знания, потенциал, служить родной стране, быть полезным своему народу».

8 комментариев

  • Ольгана:

    Лерочка, спасибо за твой труд! А моей милой тете Тонечке желаю крепкого-крепокого здоровья и… еще научных достижений!!!

      [Цитировать]

  • я очень рад видеть Вас, Илларию Алексеевну Райнову, Джура Камаловича Саидов, Тамару Матюнину и многих других на фотографиях. Как будто попал в юность, когда мы биофаковцы проходили у вас практику, писали дипломные работы. Я очень рад за Вас. Спасибо что Вы есть.

      [Цитировать]

  • ANV:

    Желаю героине очерка здоровья и успехов в любимой работе.
    Но вот здесь не удержался:
    » в годы независимости отечественным учёным открылись более широкие возможности для успешного труда, а наука в Узбекистане продолжает движение вперёд»
    Слили институт зоологии и институт ботаники под смешным названием и вселили остатки в административное здание зоопарка, какие потери при этом произошли с зоологическими коллекциями даже говорить не хочется.
    И вот это рассмешило:
    «решением Президиума АН РУз было присвоено учёное звание старшего научного сотрудника.»
    ну не решалось это на уровне Президиума — ставки в институтах определялись и это не учёное звание.

      [Цитировать]

  • Саша:

    Старший научный сотрудник — как раз-таки ученое звание, наряду с профессором и доцентом. Присваивается тем, кто в первую очередь занимается не преподавательской, а научной работой.
    А про потери зоологических коллекций интересно было бы узнать побольше.

      [Цитировать]

  • ANV:

    Ну тогда и младший научный сотрудник учёное звание. :)

      [Цитировать]

    • J_Silver:

      А вот мнс — всего лишь должность! Получившие ученое звание Старший научный сотрудник получают специальный диплом — это аналогично званию Доцент в вузах, следующая ступень будет профессор и там, и там…
      Вот такая петрушка, панимашь…

        [Цитировать]

  • Лейла Шахназарова:

    Красивое лицо было в молодости и стало прекрасным в старости.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.