О некоторых трудностях ташкентского городского управления в 19 веке История

Пишет Татьяна Вавилова.

В конце уходящего года предлагаю еще один краеведческий рассказ. Тема щекотливая, но уже почти обо всем писала: о театрах и базарах, о забытых ташкентцах, о библиотеках и музеях. Про «язвы» прошлого умолчала.((( Восполняю.


Современным отцам города живется легче, не то, что сто с лишним лет назад. Прогресс всё-таки. Например, давным-давно запретили дома терпимости, а значит не надо выбирать для них место и выдумывать правила «строительства и эксплоатации» и многого другого больше нет, а значит и хлопот меньше.
Тяжелее было в 1888 году начальнику города Ташкента полковнику Степану Романовичу Путинцеву. Приходит к нему однажды петиция, подписанная горожанами. Просят они градоначальника убрать на окраину города слободку с публичными домами, которая стоит в Зачуйской части Ташкента, около арки водопровода Янчевского, и одною стороною выходит на Московскую улицу. В этом месте нехорошая слободка появилась в 1873 году, когда ее перенесли от южной части крепости, поскольку соседство воинских казарм и публичных домов оказалось делом совершенно неприемлемым. Тогда Зачуйская часть города представляла собой огромный пустырь и переселение не вызывало возражений. Но к 1888 году границы Ташкента раздвинулись, вокруг слободки выросли жилые дома, причем поселились всё люди уважаемые. «Да и Военное Собрание в нескольких десятков шагов, и Управление учебными заведениями с образцовым училищем, Областной суд» – перечисляли подписавшие петицию свои доводы. Что ведь творится в квартале публичных домов? Грязь, вонь, кабаки, растрепанные женщины выглядывают из своих нор. Всё это пагубно влияет на подрастающее поколение, если расположено в густо населенном районе. А вода? Чаули протекает рядом, другие арыки идут из квартала в город и несут в своих водах разную заразу.

Так писали жители и просили полковника Путинцева перенести заведения подальше, например, в восточную часть города, на Дархан – арык, за дачу господина Петрова.
Степан Романович Путинцев, хоть и начальник города, но сам ничего решать не мог, над ним стоял Военный губернатор Сыр-Дарьинской области. Ему он и переслал петицию горожан с припиской, что полностью разделяет их мнение и тоже считает неуместным размещение домов терпимости почти в центре города, с выходом на центральную улицу Московскую. Военный губернатор прочитал и устыдился, пропустили, мол, безобразие и отдал приказ создать комиссию для изучения вопроса и выбора нового места для строительства заведений согласно существующему положению.
Создали комиссию. В нее вошли почтенные, знающие люди, включили врача, чтобы все санитарные нормы соблюсти. Комиссия отнеслась к делу серьезно и для начала основательно изучила законодательную базу, то есть «Положение об устройстве домов терпимости в городе Ташкенте». Согласно «Положению» подобные заведения должны были строиться на удалении 150 сажен от церквей, школ и училищ. Поэтому первым делом нужно было правильно выбрать место. За дачей господина Петрова решили не строить. Возражал врач, его не устраивало, что рядом Дархан, да еще течет вниз, в город. Степан Романович предложил пустынную местность по дороге к Обсерватории, на левой или на правой стороне. Комиссия сразу же приступила к разработке проекта застройки и составлению сметы расходов.
Как только старший аксакал уведомил и.д. заведующего Обсерваторией Коллежского асессора Шварца об отводе места по южную сторону переулка ведущего к воротам Обсерватории под слободку с домами терпимости, Шварц отправился жаловаться в Туркестанский топографический отдел. Оттуда полетел рапорт Начальнику Окружного штаба: «Так как в подобных учреждениях обыкновенно по вечерам постоянный шум и крики, которые будут мешать занятиям Обсерватории, производящей работы по вечерам и ночам, то на основании 8-го параграфа Высочайше утвержденного «Положения о Ташкентской Обсерватории», устройство слободки в означенном месте не может быть допущено». 8-й параграф прилагался.
Пока Начальник города спорил с Начальником Окружного штаба и замерял расстояние от ворот Обсерватории до « означенного места», комиссия сосредоточенно работала над планом строительства новой слободки. Строить предлагалось основательно, даже с размахом, соблюдая все нормы и правила, да так, чтобы уж больше к этому вопросу не обращаться, чтобы жаловаться причин не осталось. Слободку решили обнести глиняным забором высотой не менее 4 рядов с общими воротами для въезда. Ворота шириною не менее 3 сажен на кирпичных столбах, укрепляющих оконечность дувальной стены. У ворот обязательно должны быть 2 фонаря и будка для дежурного городового. Покупку керосина и наблюдение за освещением возложили на содержателей домов. Домов предполагалось построить 20 по русскому образцу, с окнами и подзорками. Высоту комнат определили не ниже 5 аршин и чтобы по одному фонарю у каждого смежного дома. В одном доме следовало разместить 15 человек – 10 девиц и 5 человек прислуги при них. Во дворе сад разбить, кирпичные тротуары выложить. Въезд в квартал и всю улицу шоссировать. Фонари везде поставить. Арыки провести на улице, вдоль арыков посадить деревья, как в русском городе.
Кроме того, посчитали необходимым построить особое здание для околодочного надзирателя и городовых, а также выделить в нем комнату для врача, который должен регулярно обследовать девиц.
План получился великолепный, но смета подвела. Дело в том, что на казенные деньги дома терпимости не строились. И содержатели домов их тоже сами не воздвигали. Гораздо выгоднее было арендовать. Строили предприниматели на участке, который предоставлял город и по установленным правилам. Однако, стоимость строительства оказалась так высока, что никто за него не взялся — нерентабельно. К тому же, содержатели домов возмутились незаконным ограничением свобод девиц, которым разрешалось снимать квартиры в городе, а не жить за дувалом в «общежитии».
И вот тут самое интересное. Городское начальство дает задний ход.
Полковник Путинцев после согласования с Военным губернатором сочиняет ответ на петицию горожан, в котором пишет, что удовлетворить их просьбу нет возможности. Да и нарушения закона нет. На расстоянии в 150 сажен не имеется ни церквей, ни школ. Что касается домовладений, то куплены или построены они позже слободки, так что видели домовладельцы, что покупали. Однако всем содержательницам домов будет строго предписано соблюдать все правила и санитарную гигиену, не увеличивать больше число девиц и следить, чтобы они не выходили на улицу прохаживаться перед жилыми домами. Окна же выходящие на городские улицы прикажут закрыть плотными занавесами из коленкора и запретят выглядывать из окон. Обещал градоначальник прислать из крепости врачей для внеочередного освидетельствования всех девиц и бороться с тайной проституцией.
Вот и всё. Дешево и сердито. Комиссию жаль, столько трудов зря потрачено. А результат узнаваемый, даром, что сто лет прошло.

ЦГА РУз, фонд И-17, опись 1, дело 1132. !888 год. Август.
Фото улицы Московской из Туркестанского альбома А. Куна.

7 комментариев

  • Carpodacus:

    Супер!
    Вообще, про легальную проституцию Российской империи всякий раз читаю с удивлением. Учитывая, сколь настороженно относятся к легализации сейчас, когда в школах уж давно не преподают «Закон Божий» и разводиться можно без Священного синода, и вообще в мини-юках и мини-шортах по улицам ходить — а тогда этого не было, но законный бизнес по продаже тела был… уму непостижимо.

      [Цитировать]

  • Хайдарыч:

    Меня посетили точно такие же мысли. Был удивлен прочитав это, да особенно про наш Ташкент. Как ни крути, Российская империя была страной с устоявшимися православными традициями, а тут принятие решений всерьез официальными лицами по такому вопросу.

      [Цитировать]

    • Carpodacus:

      Нет, ну легальность проституции в Российской империи — это факт, я достаточно давно про него знаю. Можете подробно почитать хотя бы и в вики. Женщина имела право сдать паспорт, получить вместо него т.н. «жёлтый билет» — специальное удостоверение личности + мед.карта для проституток, и всё — официальный бизнес только на условии регулярных проверок в полиции и у врача. Больше того, жёлтый билет давал возможность работать в любом городе, т.е. для евреек выступал пропуском за черту оседлости, они его зачастую брали специально, даже не думая торговать телом :). Одна проблема — вернуть паспорт назад было так же трудно, как вернуть проданную душу.
      Знаю, но все равно не перестаю удивляться.

        [Цитировать]

  • Хайдарыч:

    Спасибо за информацию. Для меня все это новость. Читал про организацию публичных домов при войсках в Вермахте, но считал, что такое возможно было при безбожной нацистской власти. Получается, безбожная советская власть была в этом отношении более нравственной чем православная царская?

      [Цитировать]

    • Carpodacus:

      Бог ни при чём. Просто узаконивание за женским полом достойных прав. У Ленина есть высказывание непосредственно о проституции, что торговля телом унижает женщину.

        [Цитировать]

  • Рабинович:

    Да хотя бы у Добросмыслова прочитайте. Все проститутки и публичные дома в новом городе были посчитаны. В старом городе не было учета. На бачизм тоже закрывали глаза. Европейские проститутки никуда не годятся по сравнению с кашгарскими. Там самая малина. У рустюрка можно почитать: http://rus-turk.livejournal.com/247527.html

      [Цитировать]

  • lvt:

    Можно ещё «Яму» Куприна почитать. Это для тех, кого заинтересовала эта тема.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.