«Туркестанский след» династии Половцевых Tашкентцы История

Лейла Шахназарова:

Валерий Александрович Германов — замечательный ученый-историк и… великий спорщик. Вот и в этой статье, вышедшей в 26-м номере «Востока Свыше», он успел не только познакомить с интереснейшей страницей истории Ташкента, но и возразить сразу нескольким оппонентам, из которых, догадываюсь, далеко не всем известно, что они таковыми являются

Валерий ГЕРМАНОВ

«Туркестанский след» династии Половцевых

В очерке «Мой Ташкент» бывшая ташкентка Дина Рубина пишет: «Я еще любила возить гостей в наш роскошный Ботанический сад и в расположившийся в старой генеральской усадьбе Институт шелководства, каких только сортов тутовника там не было. А совсем рядом – находился музей прикладного искусства, бывшая байская усадьба, куда приезжали со всего Союза поглядеть на образцы керамики, ковроткачества, резьбы по ганчу, дереву, металлу; на вышивки золотом по бархату… – все исконные народные промыслы, вершины мастерства…»1.
В читательских интернет-откликах на этот очерк уже отмечалось, что Институт шелководства на бывшей улице Шелковичной никогда не размещался в генеральской усадьбе; это была бывшая дача Великого Князя Николая Константиновича, всего лишь лишенного звания полковника генерального штаба 2.

Что касается музея прикладного искусства в бывшей «байской усадьбе» – это дом, построенный для доверенного лица Государя Императора, Александра Александровича Половцова-Второго (1867–1944).
Половцов-Второй происходил из аристократической семьи, известной своей благотворительностью и покровительствовавшей развитию науки и искусства. Отец его, Государственный секретарь (1883–1892), член Государственного совета Александр Александрович Половцов-Первый (1832–1909), был учредителем Императорского Русского исторического общества, почетным членом Императорской Академии художеств, почетным членом Петербургской Академии наук и членом-корреспондентом Французской академии. Как писал в своих воспоминаниях граф С.Ю. Витте: «Половцов был, я должен сказать, несомненно одним из умных членов Государственного совета; человек он был очень культурный» 3.
Мать А.А. Половцова-Второго, Надежда Михайловна Июнева (1843–1908), была внебрачной дочерью великого князя Михаила Павловича и приемной дочерью выдающегося российского государственного деятеля XIX века, финансиста, промышленника и мецената барона Александра Людвиговича Штиглица. Именно на средства Штиглица в Петербурге было создано Училище технического рисования и при нем богатейший Музей декоративно-прикладного искусства, экспонаты для которого эмиссары Штиглица приобретали на всех аукционах мира.
Фамильный интерес к науке питал и младший брат Александра Александровича, генерал-лейтенант Генерального штаба Петр Александрович Половцов (1874–1964), написавший ряд военно-востоковедческих работ 4.
…В 1896 году А.А. Половцов-Второй был направлен из Петербурга в Ташкент для изучения состояния и задач переселенческого дела в Средней Азии и Закавказье как чиновник особых поручений Министерства внутренних дел 5.
Хотя по образованию Александр Половцов был правоведом, он глубоко интересовался историей и археологией. Вскоре он становится членом Туркестанского кружка любителей археологии (ТКЛА) и прикрепляет на свои карманные часы почетный членский брелок.
На должность секретаря Половцова, по рекомендации знатока Туркестанского края В.П. Наливкина, был принят Михаил Степанович Андреев (будущий основатель Отдела этнографии в Институте истории Академии наук Узбекистана и член-корреспондент Академии наук СССР). Вскоре Андреев стал постоянным спутником и конфидентом Александра Александровича, вместе с которым они предприняли ряд научно-исследовательских поездок по Закаспию и Закавказью.
По поручению Половцова М.С. Андреев приобретает для него в Ташкенте дом у ташкентского предпринимателя коммерции советника Н.И. Иванова (ту самую «байскую усадьбу»). Под руководством Андреева и была осуществлена значительная перестройка интерьеров этого дома в восточном стиле.
По возвращении Половцова в Петербург туда, по его приглашению, переехал и Андреев. Там Михаил Степанович общался с виднейшими востоковедами С.Ф. Ольденбургом, В.В. Радловым и К.Г. Залеманом. Благодаря постоянному чтению огромного количества книг по востоковедению, этнографии, лингвистике, занимаясь под руководством корифеев русского востоковедения, выпускник Туркестанской учительской семинарии превращается в самостоятельно мыслящего ученого.
17 октября 1899 года Половцов и Андреев приступили к раскопкам в Самарканде в доме Баба-Максума Фузаилова, где при прокладывании колодезной ямы двумя днями раньше были обнаружены два оссуария 6. Им удалось обнаружить еще четыре 7, о чем было доложено на заседании ТКЛА 9 ноября 1899 года М.М. Вирским 8.
О находке Половцова и Андреева сообщал в своем реферате, прочитанном на заседании Восточного отделения Императорского Русского археологического общества 27 января 1900 года, Н.И. Веселовский. В печатном протоколе заседания были указаны приблизительные размеры находок, впервые был предложен термин «оссуариум» вместо употреблявшихся прежде «гробик», «урна» 9. Найденные Половцовым и Андреевым оссуарии в дальнейшем обсуждались в ряде рефератов и статей как петербургских, так и туркестанских археологов.
В 1902 году М.С. Андреев проехал через Ош на Памир, в Вахан, Ишкамыш. Научным результатом поездки явилась совместная с А.А. Половцовым публикация по этнографии племен Ишкамыша и Вахана 10. В своем отчете от 15-го июня 1904 года русский политический агент в Бухаре А. Черкасов отмечал: «…посетивший Памирские бекства в 1903 году, по поводу беспорядков в Вахане, дипломатический чиновник при туркестанском генерал-губернаторе, коллежский советник Половцов и личный секретарь его М.С. Андреев, дважды совершивший путешествие на Памиры, дали мне много ценных, основанных на опыте и личном знакомстве с положением дел в Припамирских бекствах, указаний…» 11.
В 1904 году Половцов и Андреев совершили поездку в Исфару, чтобы скопировать надпись в Варухском ущелье 12. Тогда же Андреевым была изготовлена копия путем накладывания на скалу полосы коленкора и прорисовывания просвечивающих очертаний букв. Тут же дорисовывались те знаки, которые не были видны через коленкор. Поверхность скалы заросла лишайником, и буквы приходилось предварительно расчищать при помощи гвоздя 13.
На обратном пути А.А. Половцов и М.С. Андреев обнаружили «кладбища неизвестного времени» на юго-востоке от Исфары. Местные жители объяснили путешественникам, что каждая «могила состоит из подземной камеры, обложенной кирпичом, с трубой, выходящей на поверхность земли. В могилах были найдены скелеты, гипсовые и металлические фигурки, кусочки коралла и сердолика, глиняные кувшины и монеты с центральным отверстием» 14. 12 ноября 1904 года Половцов передал часть этих находок, вошедших в его личную коллекцию, в Народный музей Туркестана (ныне – Музей истории Узбекистана) 15.
В декабре 1905 года М.С. Андреев на торжественном собрании, посвященном первому десятилетию ТКЛА, сообщил о научных результатах своей поездки вместе с А.А. Половцовым по Ферганской области (преимущественно по Исфаринскому району Кокандского уезда). Как писали «Туркестанские ведомости» за 11 декабря того года, ученый «сделал несколько сообщений археологического характера и переводил различные надписи на восточных языках»…
В 1906 году А.А. Половцов был назначен генеральным консулом в Бомбее. М.С. Андреев также поехал в Индию. С 1906-го и, по некоторым сведениям, до 1914 года он служил личным переводчиком А.А. Половцова и российским вице-консулом в Индии и французских колониях Индии и Индокитая.
Вскоре к Половцову присоединился его младший брат, Петр Александрович. Не получив должности военного агента в Индии, он вышел в отставку и путешествовал по этой стране в качестве частного лица. О братьях Половцовых в Индии упоминает в своих воспоминаниях дипломат С.В. Чиркин: «…Капитан Генерального штаба П.А. Половцов, лейб-гусар поручик граф Остен-Сакен, конногвардеец поручик граф Беннигсен… приехали в Индию поохотиться и только что возвратились с Цейлона, где, кажется, довольно удачно охотились на слонов… Из трех офицеров-охотников Остен-Сакен и Беннигсен покинули Индию торным морским путем вскоре после моего приезда. Оставался в Индии лишь брат А.А. Половцова П.А. Половцов, который в это время находился в Кашмире, поджидая М.С. Андреева, с которым он возвращался в Россию сухим путем через Каракорум и Памиры в наш Туркестан» 16.
Итак, в 1907 г., во время отпуска, М.С. Андреев вновь прибыл в Среднюю Азию, пройдя пешком вместе с П.А. Половцовым, братом своего покровителя, из Кашгара через Гималаи по перевалу Каракорум в Западный Тибет, а оттуда, проехав Яркент, Ташкурган, Вахан, Шугнан и Восточный Памир, в Ферганскую долину 17.
В 1910 г., когда М.С. Андреев еще находился в Индии, в местной газете была опубликована его статья о глиняных оссуариях, найденных им в селении Зангиата близ Ташкента и в Самарканде 18.
В 1911 г. Андреев совместно с А.А. Половцовым публикует серьезный этнографический труд «Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии. Ишкашим и Вахан» 19.
Эта работа начинается с изложения исторических сведений и легенды о происхождении и расселении обитателей Ишкашима и Вахана. Освещаются грабительские набеги афганцев на Памире 20. Анализируются междоусобные войны отдельных правителей Бадахшана, Шугнана, Ишкашима, Вахана и Зебака, от которых более всего страдало местное население этих областей.
Ишкашимцы, фиксируют А.А. Половцов и М.С. Андреев, «помнят три больших набега шугнанцев, когда страна была совершенно разорена, дома разрушены, женщины уведены в плен и проданы в неволю, скот угнан» 21. Далее сообщается о сторожевых башнях, туп-хона, остатках крепостей, называвшихся кафир-кала, приводятся легенды. От былых времен, по свидетельству авторов, остались лишь петроглифы на скалах, сохранившиеся диалекты коренных обитателей и генеалогия бадахшанских и ваханских миров – правителей.
Во втором разделе – «Остатки прежнего общественного строя» – повествуется, что в древнее время жители Ишкашима, Зебака и Вахана делились на касты и следы этого деления остались и поныне. Первая каста – это духовенство, сейиды, вторая – акобиры – военная аристократия, третья – чокар (слуги), в обязанность которых входила охрана войска во время похода, а также поставка прислуги правителям. В Ишкашиме и соседних странах встречались рабы, купленные в Афганистане. Их называли хызматгор. Человек же, служащий за деньги, наемник, назывался ятим (от арабского «сирота») 22.
Интересно описание податей, взимаемых правителями Бадахшана с ишкашимцев. Осенью каждый дом должен был платить правителю дань, которая состояла из одной веревки, одной подковы и одного куска бычьей шкуры на пару «чарук» (местная обувь). Правитель имел также право требовать дважды в год уплаты налога в виде одного шерстяного халата с четырех домов (либо сшитого, либо в куске, смотря по требованию). Кроме того, хозяева каждого дома в Ишкашиме должны были по очереди являться к миру и служить ему сутки до прихода смены. Приходя к правителю, они должны были приносить одного барашка, один мешок муки, мерой в два «сер’а», одну кринку молока для чая, одну чашечку масла, один кусок сала для освещения и два ослиных вьюка дров. Жена принималась печь хлеб из принесенных припасов, муж разводил огонь, носил воду и прочее. Для отсылки дани в Бадахшан собиралась еще особая подать: с каждого дома – по 3 теньги и со всего Ишкашима – пять лошадей и до пяти соколов. Таков же, по описанию, был порядок взимания податей с ваханцев.
Третью часть своей работы А.А. Половцов и М.С. Андреев посвятили обрядам, совершаемым при рождении ребенка (в зависимости от его пола); обрядам, связанным со смертью (похороны, траур); брачным обрядам. Описывается основное содержание хозяйственной деятельности мужчин и женщин и связанные с ней обычаи. Дано описание на¬родного календаря, праздников, игр, народной медицины, пережитков древних верований, подсобных про¬мыслов, торговли, приводятся названия селений в Вахане и Ишкашиме. Работа снабжена шестью иллюстрациями, ярко характеризующими быт и обычаи ваханцев и ишкашимцев.
Написанная на основе интересного и разнообразного этнографического материала 23, содержащая и некоторые археологические сведения 24, эта книга стала заметным явлением в изучении истории культуры памирских народностей. Хотя в отечественной и иностранной литературе уже имелись этнографические обзоры Памира, они носили скорее характер заметок путешественников. Книга Половцова и Андреева было работой исследователей, досконально знакомых с предметом.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Рубина Д. Мой Ташкент // «Новости недели», Иерусалим. 13 июля 2009 г. (См. также: mytashkent.uz/2009/09/21/moy-tashkent-2/)

2 Легенды, имена, фамилии, явки… (mytashkent.uz/2009/10/13/legendyi-imena-familii-yavki%e2%80%a6/). К сожалению, указывая на ошибки Дины Рубиной, читатель, пишущий за подписью «ОлегНик», и сам допускает новые. Отмечая, что «музей прикладного искусства в бывшей «байской усадьбе» – это дом, построенный для Александра Александровича Половцова, ОлегНик приводит портрет А.А. Половцова-Первого, который в Ташкенте никогда не был.

3 Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849–1911 гг. – М.: Мысль, 1991. – С. 120.

4 См. подробнее: Половцов Петр Александрович // Русские военные востоковеды до 1917 года. Биобиблиографический словарь. Авт.-сост. М.К. Басханов. – М.: Восточная литература, 2005. – Сс. 185-186.

5 См.: Акрамова А.Х., Акрамов Н.М. Востоковед Михаил Степанович Андреев. Научно-биографический очерк. Под ред. и с предисл. докт. ист. наук Б.А. Литвинского. – Душанбе: Ирфон, 1973. – Сс. 48-49.

6 Cм.: Лунин Б.В. Из истории русского востоковедения и археологии в Туркестане. Туркестанский кружок любителей археологии (1895–1917). – Т.: Изд-во АН Узбекской ССР, 1958. – Сс. 178. 179-190, 199.

7 См.: Бартольд В.В. К вопросу об оссуариях Туркестанского края // Соч. в 9 томах. Издательство восточной литературы, Москва. – Т.4. – М.: Наука, 1966. – С. 160.

8 См.: Вирский М.М. Древние глиняные гробы (из последней раскопки в Самарканде) // Протоколы Туркестанского кружка любителей археологии. Том IV. – 1899. – Сс. 154-162.

9 См.: Акрамова А.Х., Акрамов Н.М. Указ. соч. – С. 52.

10 Андреев М.С., Половцов А.А. Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии. Ишкашим и Вахан // Сборник Музея антропологии и этнографии при Академии наук. Том IX. – Санкт-Петербург, 1911. – 32 с., 5 вкл. л., илл.

11 Отчет секретаря Российского политического агентства в Бухаре А. Черкасова о командировке в Припамирские бекства Бухарского ханства в 1904 г. // www.sufism.ru/webmag/public_html/article.php3?story=20031106032357375

12 См.: Туркестанские ведомости. 1904. 17 ноября.

13 В докладе, сделанном на заседании Туркестанского кружка любителей археологии, Половцов высказал мнение, что по начертанию букв эта надпись является «гораздо более старой, чем нижняя надпись 1041 г.». (Половцов А.А. Поездка в Варухское ущелье в 1904 году//Протоколы Туркестанского кружка любителей археологии. Том IX. – 1904. – Сс. 43-45. (См. также: Протокол заседания Туркестанского кружка любителей археологии от 12 ноября 1904 г.//Там же. – Сс. 6-7). В.В. Бартольд отказался от чтения надписи по этой копии, считая такой способ съемки слишком несовершенным (См.: Давидович Е.А., Литвинский Б.А. Археологический очерк Исфаринского района//Труды АН Таджикской ССР. Т.35. – Душанбе, 1955. – С. 14.)

14 Акрамова А.Х., Акрамов Н.М. Указ. соч. – С. 55.

15 В Инвентарной книге 1918 г. упомянуты многочисленные керамические сосуды из половцовской коллекции (Сс. 290, 291, 306; №291, 307, 615). См.: Минасянц В.С. К истории комплектования археологического фонда Музея истории народов Узбекистана (1876–1917 гг.) // Времен связующая нить (По материалам музейных фондов). – Т.: Фан, 1992. – Сс. 3-26. (коллекции И.А. Кастанье, А.А. Половцова, С.Ф. Николяи и др.). Сс. 7, 20 (коллекции члена ТКЛА А.А. Половцова в Ташкенте).

16 О поездке капитана Половцова, подпоручика графа Остен-Сакена и графа Беннигсена в Индию в 1906 г. см.: Архив внешней политики Российской империи. – Ф. 147, оп. 191, д. 1092.; См. также: Чиркин С.В. Двадцать лет службы на Востоке: Записки царского дипломата. – М.: Русский путь, 2006. 368 с.: илл. – Сс. 152-153.

17 См.: Андреев М.С. (Дневник). Поездка из Индии в Туркестан сухим путем в 1907 году // Архив Института востоковедения Российской Академии наук. – Ф. 3, оп. 1, д. 20. – Сс. 1-114.

18 Под псевдонимом «Афанасий Никитин». Археологические находки. Глиняные гробы // Туркестанские ведомости. 1910. № 32.

19 Андреев М.С., Половцов А.А. Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии. Ишкашим и Вахан // Сборник Музея антропологии и этнографии. Т. 9. – СПб., 1911.

20 Бартольд В. В. Таджики. Исторический очерк. Соч., т. 2. Ч.1. – М., 1963. – С. 467.

21 Андреев М.С., Половцов А.А. Материалы по этнографии… – Указ. изд. – С. 1.

22 Хотя население Ишкашима, Вахана и других государственных образований на Памире, в зависимости от привилегированности, делилось на ряд групп, касты в их классическом смысле ко времени памирских экскурсий А.А. Половцова и М.С. Андреева не сохранились.

23 См.: Токарев С.А. История русской этнографии (дооктябрьский период). – М.: Наука, 1966. – С. 386; Абаева Т.Г. Очерки истории Бадахшана. – Т.: Наука, 1964. – Сс. 26, 28, 30, 34, 43.

24 См.: Бернштам А.Н. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая // Институт истории материальной культуры. Ленинградское отделение. Материалы и исследования по археологии СССР. – М.-Л., 1952. №26. – С. 278; Мандельштам А.М. Материалы к историко-географическому обзору Памира и Припамирских областей с древнейших времен до Х в. н.э. // Труды Института истории, археологии и этнографии Академии наук Таджикской ССР. Т.53. – 1957. – С. 18.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.