Одинокий воин Tашкентцы

Опубликовано в журнале «Сибирский форум» в ноябре 2013 года, спасибо за ссылку LVT.

В нашем городе жил святой. Надо сказать, что вниманием этот факт не обойдён: святителю Луке поставлен памятник в центре Красноярска, его имя — В.Ф. Войно-Ясенецкого — носит Красноярский медуниверситет, в местных изданиях выходили дневники святителя, автобио­графия. Но к личности этого удивительного епископа и хирурга, репрессированного и сосланного на самый север края, потом — получившего Сталинскую премию и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», потом — причисленного к лику святых, интерес растёт во всём мире. В Саратове, например, при медицинском университете действует студенческий центр имени св. Луки, есть храм его имени. На Афоне пишут его иконы — и эти иконы мироточат и исцеляют.

И вот выяснилось, что святителя Луку можно ещё более «привязать» к Красноярску: сохранился дом, где во время войны он жил, работая в госпитале. Естественно, родилась идея сделать в здании музей — самого ли святителя, всех ли мучеников, оказавшихся в годы гонений в нашем суровом краю, того подвига, который совершали сибиряки во время войны… В любой из этих тем имя св. Луки будет актуально. К тому же здание и без того имеет статус исторического памятника и требует охраны. Но всё оказалось не так просто.

В октябре у дома по ул. Вейнбаума, 21 (перекресток с улицей Ленина), где жил святитель Лука появился одинокий пикетчик, сразу привлекший внимание горожан. Его имя — Борис Хейнович ЛЕЕТ. Что заставило красноярского пенсионера вот уже не одну неделю стоять на улице с плакатом?

— Борис Хейнович, чем вам близок святитель Лука?
— Св. Лука прошёл тюрьмы, лагеря, а эта изнанка общества хорошо мне знакома. Он и на памятнике изображён в накинутой тюремной телогрейке. Св. Лука никогда не гнался за богатством, славой, за властью, исполнял свой христианский долг, как понимал, был непробиваемый. Для меня он — пример стойкости, силы духа.

— Насколько значимо для вас сохранение дома, где жил и принимал верующих в Красноярске св. Лука?
— Сейчас я понимаю, что сохранение дома, где жил св. Лука, — это для меня самая важная из забот, которым я посвящал себя последнее десятилетие.

Фото с сайта Фото с сайта «Красное место»

— Давно вы прониклись желанием сохранить память о Войно-Ясенецком?
— Про св. Луку слышал давно. Про дом узнал случайно. Моя знакомая архитектор Екатерина Васильевна ГЕВЕЛЬ позвала на круглый стол, посвящённый сохранению старинных красноярских зданий. Это был апрель нынешнего года. Я пришёл, сел в сторонке, стал слушать. Был уставшим, помню, клонило ко сну. И вдруг заговорили про дом ПОТЕХИНА, где, как я впервые узнал, жил святитель Лука у доктора Сусанны Степановны ПОТЫЛИЦЫНОЙ. Я стал слушать внимательно. Узнал, что дом уже поджигали в 2008 г., что не один год ведётся переписка с властями о его реставрации, но безрезультатно.

Чуть позже на другом круглом столе, куда я уже целенаправленно пошёл, выяснил для себя, что в 2011 г. Законодательным Собранием края дом был отнесён к памятникам культурного наследия, что общественниками было принято обращение к депутатам и чиновникам о необходимости диалога с нынешними владельцами дома с тем, чтобы создать на усадьбе епархиальный музей св. Луки под патронажем краевой власти. Кстати, дом Потехина, где жил св. Лука, предлагалось рассматривать как составляющую казачьего старинного квартала, то есть своеобразной музейной композиции, так как рядом с домом Потехина дома ЮШКОВА, АБАЛАКОВЫХ, другие деревянные строения, в которых жили казаки — родоначальники известных в городе фамилий.

— Из ваших слов следует, что вопрос создания музея как-то решается. Зачем же вы пошли на такую крайнюю меру, как пикетирование?
— Реальное продвижение в решении вопроса отсутствует. Дом стоит с частично сгоревшей крышей, о состоянии внутри можно только догадываться. Большинство горожан ничего не знают про дом, хотя о святителе Луке многие слышали. Я во время пикета беседовал с сотнями красноярцев, они от меня впервые слышали, что в этом доме жил св. Лука. Это благоприятная почва для бездействия властей и активности криминала. У нас в городе уже сгорело несколько старинных домов. Нет наследия — нет проблемы! Кроме того, даже на общественных слушаниях не все выступали за меры по спасению дома. Один из богатых местных строителей в открытую заявил: «А зачем нужна эта рухлядь?». Не захотел услышать, кто был св. Лука — учёный и практик, чьи труды до сих пор ценны для медицины, настоящий святой в близком для нас времени, делами подтверждающий христианские истины в такие годы, когда священников просто уничтожали. И таких прагматичных «новых русских» немало.

— А что делает по защите своего наследия краевое министерство культуры?
— Я туда писал, мне ответили, что у них нет специалистов, и министерство даже не может узнать, кто нынешний хозяин дома.

Я пошёл в Росрегистрацию, официально заплатил 250 рублей, и мне через 3 дня дали документ, где написано, кто владелец дома и как давно владеет. Вот вам и министерство культуры! Да они должны в первую очередь биться за дом, за создание в нём музея, холить его и нежить, чтобы было на чём воспитывать будущие поколения красноярцев. На чём они собираются воспитывать? На истории тех личностей, в честь кого названы улицы, окружающие дом — Ленина, Вейнбаума, Ады Лебедевой, Перенсона, Марковского? То есть убийц многих тысяч россиян, тысяч красноярцев!

— А что же представители медицины? Красноярскому медицинскому университету не так давно отмечалось 70 лет. То есть он был основан как раз в те годы, когда в нашем городе профессор проводил свои уникальные операции. Не знаю, принимал ли он участие в открытии университета, но на этот момент Войно-Ясенецкий был консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталей в Красноярске. У профессора были блестящие результаты лечения сложнейших инфекционных ранений суставов, он спас от смерти или ампутации тысячи раненых. В ноябре 1944 года были переизданы признанные в медицинских кругах «Очерки гнойной хирургии», материалом для переработки которых, по всей видимости, послужила именно огромная практика операций в красноярский период врачевания св. Луки. Ему приходилось уделять много времени и обучению медицинского персонала. То есть его деятельность настолько значима для традиций университета, да и для всей медицины сибирского региона, что любая память о хирурге должна быть предметом пристального внимания медицинских работников.

— Ничего не могу сказать по поводу медицинских работников. Не слышал, и чтобы кто-то выступал из медиков на тех общественных слушаниях, где я присутствовал.

— Про поддержку православными тоже сложно сказать?
— Поддержка православными не вызывает сомнений. Кроме того, я получил благословение на проведение пикета от Владыки Пантелеимона.
Но хотел бы подчеркнуть, что масштаб личности св. Луки можно назвать надконфессиональным. Это связано, конечно, с его врачебной деятельностью — он спасал всех людей, для всех был духовным ориентиром, всей своей жизнью утверждал нравственные начала, близкие любым здоровым силам общества. Я разговаривал с представителями лютеранской, католической церкви, буддизма, иудаизма. То же самое касается представителей политических партий, общественных формирований, например, мной глубоко уважаемого общества «Мемориал».

— Это были специальные встречи или разговоры во время пикета?
— Специальные встречи. Специально ходил на недавний Русский марш, попросил слова и сказал о проблеме с домом св. Луки, специально ходил на одну из телевизионных программ и тоже попросил слова.

— А как реагируют люди, которые видят вас с плакатом в самом центре города?
— Некоторые прямо из машин спрашивают, почему стою. Но многие, проезжая мимо, так и не успевают понять, зачем я здесь. В середине октября приехал местный телеканал СТС-Прима, показал сюжет в новостях. Так мне телевизионщики сказали, что это сами зрители побудили их приехать и взять интервью — оказывается, стали поступать настойчивые звонки с вопросом: «Почему дед стоит, что отстаивает, чего хочет?».

— А пешеходы?
— Многие подходят и спрашивают: «Что нужно делать, как помочь?». Даже деньги предлагают.

— Так как помочь? Что делать?
— Я раздаю листовочки, где написано решение круглого стола о необходимости создания музея. Там же ссылка на страничку в социальной сети «В Контакте» (vk.com/lukakrasnoyarsk) под названием «В память о св. Луке (хирурге Войно-Ясенецком)». Чем помочь? Можно выйти и поддержать хотя бы на сайте, вступить в группу, чтобы осталась контактная информация, популяризировать в сети Интернет. Надо искать сторонников, объединять их, действовать сообща и заставлять власть принимать решения. Что ещё делать — открытый вопрос. У меня тоже нет на всё готовых решений.

Понятно, что пока деньги не нужны, но если дойдёт дело до реставрации, то они понадобятся, надо будет создавать фонд. Может быть, и не следует ограничиваться только домом св. Луки, обращать внимание на все исторические деревянные постройки. Может, стоит говорить не только о Красноярске, но и о Енисейске, где также жил св. Лука. Там, говорят, дом в лучшем состоянии. Здесь же его уже поджигали.

— Как в других городах хранят память о Войно-Ясенецком?
— Храмы имени св. Луки есть во многих городах, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Симферополе, где находятся мощи святого. Ведь св. Лука причислен к лику святых Русской Православной Церковью.

— Как вы представляете себе музей св. Луки?
— Прежде всего как место, куда можно прийти и в воссозданной по воспоминаниям В.М. БАРУТКИНА (сына С. Потылицыной, которого тоже спас епископ Лука) обстановке увидеть фотографии св. Луки, послушать его голос (на диске — привезли из Симферополя), его проповеди. Ведь сохранились фонограммы с выступлениями проповедника! В музее должны быть собраны воспоминания людей, вещи.
­
— Вы думаете, что-то можно собрать?
— Конечно! Один из внуков св. Луки — известный учёный и политик, председатель одного из экспертных советов Государственной думы — очень плотно занимается сохранением наследия деда, является президентом Фонда его имени. Знаю, что ещё недавно была жива женщина, которая работала со св. Лукой в Красноярске. Не знаю, жива ли сейчас. Если заняться, уверен, можно создать хорошую экспозицию. Кроме того, в доме можно было бы проводить регулярные мероприятия по примеру студенческого центра в Саратове.

Максим КОЧЕТКОВ

Архитектор Е.В. ГЕВЕЛЬ: «На круглом столе, прошедшем в мае, увлекательно рассказывала Светлана Прокофьевна РОСТОМАШВИЛИ, научный сотрудник музея Туруханска, о трудовом подвиге великого хирурга в Туруханске, куда он был отправлен из Енисейска. Он много оперировал тунгусов. Валентин Феликсович не различал пациентов по званиям и заслугам и в первую очередь принимал трудных больных из далёких стойбищ, а потом уже энкэвэдэшников, за что и был сослан ещё дальше — в Плахино. Тогда тунгусы устроили в Туруханске настоящий бунт, и испугавшиеся власти вернули святителя и наблюдали такое почитание доктора, когда перед ним выкладывались ковры, чтобы ступал не по снегу в мороз… »

От СФ. У редакции нет всех исходных данных, чтобы однозначно оценить ситуацию как критическую. Мы уверены, что сохранение дома Потехина и создание музея св. Луки небезразлично многим красноярцам, в том числе и сотрудникам министерства культуры Красноярского края. Обязательно опубликуем официальные комментарии и будем следить за развитием ситуации.

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.