К столетию ташкентского костела История

Стоит на берегу некогда чистейшего канала Салар здание необычной формы. Не заметить его невозможно — ташкентский костел. В этом году Собору Святейшего Сердца Иисуса в Ташкенте исполняется 100 лет.

755

Еше в детстве, проезжая на отцовском грузовике в районе Старого ТашМИ, я обратил внимание на заброшенное здание интересной конфигурации, стоявшее на берегу канала. На мой вопрос папа ответил: «Польский костел, ну, церковь иностранная, понимаешь?»
С тех прошло много лет. Я закончил исторический факультет ТашГУ, но меня всегда точила, как червь, одна мысль – где истоки сооружения костела, как он возник, кто его создал?

И лишь сравнительно недавно я нашел ответ на свой вопрос.

Случилось мне быть на местном «Бродвее», где увидел репродукцию почтовой открытки начала прошлого века, на которой был изображен костел в его плановом, первозданном виде со всеми скульптурами, барельефами, нишами и витражами.  В углу открытки – что-то типа фотомонтажа – человек в сутане прыгает из лодки на берег. Короткая надпись сообщала – «Ксендз Пранайтис на Саларе». На обороте открытки надпись, призывавшая вносить пожертвования на строительство костела в Ташкенте. Вокруг была четкая надпись на латыни: «Sigillum Curati  Taskententis» — «Печать Курата Ташкентского». Там же был оттиск печати с картой туркестанского края и размытыми полумесяцем, солнцем, и, по-видимому, распятием.

Сама идея о постройке костела возникла еще в 1875 году, так как в городе насчитывалось к тому времени довольно большое количество католиков. Но дело сдвинулось с места лишь в 1902 году, когда представителем римско-католической церкви в Ташкенте был назначен магистр богословия Юстин Пранайтис.

Купив у некоей вдовы Биби Мариам Нарбаевой небольшой участок земли, что находился в Крюковском переулке (иначе — Коларовском), ксендз построил в 1905 году небольшое здание так называемого «старого костела», который часто именовали «Домом польского общества». Здесь располагалась не только «каплица», но и детский приют, школа и квартира настоятеля.

Внешне  это был обычный двухэтажный дом, который отличался от других лишь католическим крестом у слухового окна чердака.
К 1913 году профессор Пранайтис сумел приобрести у виноделов Первушиных, в том же районе, участок земли между «старым костелом» и Саларом. Именно здесь решено было возвести новое здание католической церкви. Первоначальный проект принадлежит архитектору  Л.Павловскому. Само строительство велось по окончательному проекту польского архитектора  Людвига Панчакевича.

Строительство было начато перед самым началом первой мировой войны – в 1914 году и продвигалось довольно медленно. Для ускорения работ по просьбе курата была выделена группа военнопленных – католиков, доставленных с фронта в Туркестан.

По проекту костел должен был иметь трехнефный зал и высоту 25 метров с размерами 42 на 32 метра. Передний фасад должен был быть украшен витражом в виде католической «розы», стрельчатыми окнами и двадцатью тремя скульптурами, изображавшими католических святых.
Здесь были применены и строительные приемы, позволившие усилить сейсмостойкость здания – так называемые «контрфорсы», служившие и как украшения.  Сооружение костела было почти закончено, когда в феврале 1917 года умер Юстин Пранайтис. Лица, заменившие покойного курата, не смогли продолжить его дело в том же духе. Да, и помешали события1917 года.

В этот же период – в октябре 1917-го, и в январе 1919 года в костел попало несколько артиллерийских снарядов, что послужило началом медленного разрушения здания. Обрушились декоративные украшения, исчезли статуи, многочисленные временные владельцы пытались перестраивать здание.

В одно время здесь размещалось даже медицинское училище. Только в 1981 году началась реставрация, превратившая уже немолодой  (по людским меркам) костел в отличнейший органный зал.

Недавно неподалеку от главного входа в здание был установлен памятник польским жолнежам – солдатам армии генерала Андерса, которая формировалась у нас в Узбекистане, и затем по приказу польского правительства в эмиграции (в Лондоне) была выведена на Ближний Восток, где и принимала участие в боевых действиях.

Ныне в помещении костела проводятся   прекрасные органные и хоровые концерты, рождественские встречи и католические богослужения. Простое, с виду неброское, но величественное здание украшает улицу Тараккиёт и набережную древнего Салара, являясь еще одной  уникальной достопримечательностью нашего города.

С юбилеем тебя, старый добрый костел!

Слава Задорожный, историк,
специально для Anhor.uz

5 комментариев

  • Marziy:

    Отличная статья! Каждый день мимо костела ездила на работу и тоже задавалась вопросом, откуда он появился. Спасибо автору статьи!

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Костёл был не достроен. Его первоначальные чертежи и даже внешний вид, каким его изначально задумывали архитекторы не сохранились. А потому то, что мы видим сейчас это продукт творчества современного и очень известного ташкентского архитектора. Воссоздать изначальный замысел архитектуры костёла исходя из недостроенных руин было невозможно. Я несколько раз встречался с этим архитектором, прямо на стройке. И каждый раз он рассказывал как тяжело строить, когда с одной стороны ты должен разгадывать загадки прошлых архитекторов, с другой неизбежно вводить свои элементы, взамен безнадёжно утраченных. Однажды он подвёл меня к порталу и показал старинную кирпичную кладку. Он попросил меня вглядеться в неё и после этого сказал, что это и есть план конструкции костёла. И он долго искал этот план на развалинах, потому что знал, что старые архитекторы при строительстве культовых сооружений непременно оставляли какой-то знак, говорящий о замысле данного архитектурного сооружения. Каково же было его удивление и радость, когда он, наконец, нашёл эту подсказку на самом видном месте. Я долго смотрел на эту особую кирпичную кладку, рассмотреть и понять которую мог только архитектор. А затем поблагодарил его, поднялся на самый верх костёла, где только что установили колокол и отсалютовал великому человеку чуть ли не первым колокольным звоном. Этот мой колокольный звон, ещё строящегося костёла, в этот же вечер впервые прозвучал в программе «Ахборот» Узбекского телевидения. Так что в статье явно не хватает фамилии того человека, который возродил и воссоздал новый, современный костёл. Такое мне давно знакомо. Вот Вам яркий пример. Это Украина, где напрочь забыли людей созидателей, но ставят памятники фашиствующему антисемиту Бандере. И хотя в истории с Ташкентским костёлом никакого Бандеры не было, но о человеке заново создавшего современный костёл напрочь забыли.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Вспомнил. В тот раз со мной была съёмочная группа «Ахборота» и редактор этой передачи Алексей Минин, который жив, здоров и проживает сейчас в Кенигсберге. Он у меня в друзьях в Фейсбуке.

      [Цитировать]

  • Рабинович:

    Хорошая статья. Медучилища, правда, там не было, там был одно время склад медтехники.

      [Цитировать]

  • Слава Задорожный:

    Спасибо за добрые отзывы. С уважением к всем читающим и посещающим, автор.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.