ДВОРЕЦ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ НИКОЛАЯ КОНСТАНТИНОВИЧА В ТАШКЕНТЕ История

Г.Р. АСАТОВА

АСАТОВА Гульсара Рашидовна – доцент кафедры истории Узбекистана Узбекского государственного института физической культуры, кандидат исторических наук, г. Ташкент, Республика Узбекистан; 8-3-712-68-93; grasat@rambler.ru , grasat@mail.ru.
Среди документов, позволяющих составить представление о некоторых страницах жизни и деятельности великого князя Николая Константиновича , значительное место занимают документальные материалы Центрального государственного архива Республики Узбекистан (далее ЦГА РУз) .

В этом крупнейшем архиве Средней Азии сохранился огромный массив документов, в том числе по истории региона второй половины XIX – начала ХХ в. В частности, Ф. И-36 – Управление начальника города Ташкента (ед. хранения — 8167 за 1868 – 1918 гг.). Начальник города Ташкента был приравнен к уездному начальнику и ведал политическим надзором за населением и административным устройством Ташкента; Ф. И-40 – Управление делами великого князя Николая Константиновича Романова (ед. хранения — 540 за 1873-1918 гг.). Управление делами великого князя, возглавлявшееся особым лицом, в последние годы это был полковник Д.В. Белов, формально существовало при канцелярии Туркестанского генерал-губернатора до 1918 г.; Ф. Р-2681 – Личный фонд. Чабров Георгий Николаевич (1904-1986) (ед. хранения — 1094 за 1939 – 1985 гг.) — доктор исторических наук, профессор; Ф. Р-2773 – Личный фонд. Массон Михаил Евгеньевич (1897-1986) (ед. хранения — 1566 за 1873 – 1987 гг.) – Академик АН Турменской ССР, заслуженный деятель науки УзССР и Туркменской ССР, доктор исторических наук, профессор. Исследователь широкого диапазона оставил огромное интеллектуальное наследство. Документы личного фонда М.Е. Массона имеют большую научную и историческую ценность.

В частности, определенный интерес представляют фотографии дворца великого князя Николая Константиновича Романова, обнаруженные в этом фонде.

Наряду с этим, особо впечатляет вещественное свидетельство истории жизни великого князя, радующее взор и сегодня, отличающееся своей индивидуальностью – дворец великого князя Николая Константиновича в городе Ташкенте.

 

 

 

Как известно, XIX век – будучи веком промышленной революции и последующих процессов урбанизации, решительно изменил архитектурный облик многих городов. Возможно, больше, чем другая форма художественного творчества, архитектура отразила противоречивые аспекты того времени: обновление было необходимостью, однако сковывалась традиционными мыслями. И лишь во второй половине XIX в. в архитектурном проектировании наметились сдвиги, в частности, связанные с применением отдельных материалов и распространением стилевого течения ар нуво (стиль модерн) . Дворец великого князя – характерная постройка стиля модерн.

В 1883 г. на приобретенном великим князем участке земли в центральной части «русского» Ташкента по проекту А.Л. Бенуа и под руководством В.С. Гейнцельмана было построено здание дворца, которое выглядело монументально на фоне скромной одноэтажной застройки. При проектировании дворца, как отмечали современники, была взята за основу разработка академика Ф. Харламова «Дом русского посольства в Японии» и изменена в соответствии с эстетическими установками своего времени. По плану здание представляло собою фигуру двуглавого орла. Техническая документация данного проекта выявлена в личном фонде М.Е. Массона .

В. Генцельман придал зданию сюжетный, символико-изобразительный характер, ввел окна причудливой формы, решетки и кружевные украшения, башенки и колонки, а также скульптуры собак и оленей в натуральную величину. Эти скульптуры сохранились до наших дней, и на фоне зелени дворец воспринимается как охотничий замок . Безусловно, в прошлом внешний вид здания несколько отличался от современного – овальные подъезды-пандусы вели к центральному входу, в боковых щитах фасада выделялись скульптурные лошадиные головы, а напротив входа стояла большая беломраморная статуя Атланта , согнувшегося под тяжестью, лежащего на его плечах земного шара .

Стены дворца выложены из «туркестанского» бурого жженого кирпича с использованием декоративной кладки, колонок, лепных украшений и ажурных металлических решеток. Окружающая дворец, ограда (первоначально была окрашена в красный цвет) установлена в 1907 г. Что касается дорожек парка, выращенного вокруг дворца общественным деятелем, естествоиспытателем, аптекарем Иеронимом Ивановичем Краузе, то они посыпались песком темно-красного цвета из пригородного сарыгач-дарбазинского карьера – под цвет ограды.

Здание дворца трехэтажное, но этого на первый взгляд не заметно. Первый полуподвальный этаж был предназначен для служебных помещений. Основные парадные залы размещены на втором этаже, а третий этаж – это библиотека с выходом на огороженный балкон над центральным входом комнаты в боковых ризалитах – западном и восточном, оканчивающиеся с северной стороны ложными башенками.

Поскольку левое (западное) крыло дворца изначально было посвящено Востоку, то и в конце XIX в. ташкентские наккоши по заказу великого князя украсили залы орнаментами в традиционных стилях «ислими» и «гирих» . Известно, что над оформлением внутреннего убранства наряду с ташкентскими мастерами трудились народные умельцы, специально приглашенные из Бухары и Самарканда.

Парадные помещения восточного крыла были отделаны в западноевропейском стиле и предназначались для размещения многочисленных предметов антиквариата. В уникальном собрании хранились редкие часы, художественные вазы и гобелены, шкатулки, табакерки, фигурные подсвечники и многое другое . Кроме того, владелец дворца собрал значительную коллекцию живописи. Например, очевидцы отмечали, что в 1888 г. хозяин показывал жителям Ташкента свою художественную коллекцию и собрание «достопримечательностей» . В составе коллекции имелось 35 произведений западных и русских художников, в том числе и получившая широкую известность картина художника Беллоли «Купальщица» (1871), мраморная скульптура работы неаполитанца Томмазо Солари «Венера с яблоком» (1874) .

Без сомнения, многих удивляли интересы князя. Так, в 1890 г., занимаясь приведением в порядок библиотеки, Свирский оставил следующее описание восточных коллекций, расположенных во дворце: «Обширная веранда княжеского дворца была превращена в большую ковровую залу восточного характера. Две глухие стены украшены чудными персидскими коврами, кривыми саблями с золотыми рукоятками осыпанным жемчугом и рубинами. Тут же висят старинные пистолеты, ружья и длинные бисером обшитые чубуки древних кадьянов. Дорогие ковры, привезенные из Геок-Тепе, из далекого Тавриза, из дворцов ханов древней Бухары и Хивы, распластаны по деревянному настилу веранды» .

Во дворце великий князь принимал именитых гостей, здесь неоднократно бывали эмиры Сейид Абд-аль-Ахад и Сейид Алим-хан, хивинский хан Асфандияр, знаменитый швед Свен Гедин , президент Российской академии наук великий князь Константин Константинович – младший его брат, член Государственной Думы Александр Керенский и многие другие.

Несмотря на то, что, живя в Ташкенте, как отмечают исследователи, великий князь по существу не играл ни политической, ни административной роли , он снискал большую популярность среди населения, полюбил Туркестан и многое сделал для экономического и культурного развития края.

12 декабря 1917 г. он составил завещание, по которому дворец со всеми находящимся в нем имуществом был завещан княгине Надежде Александровне Искандер (1861-1929), с тем, чтобы после ее смерти все имущество перешло в собственность Ташкентского университета.

Н.А. Искандер осталась жить во дворце. Приказом Совнаркома Туркестанского края за № 222 и приказом по Комиссариату народного образования № 160 от 19 апреля 1918 г. было установлено: «В бывшем дворце князя Николая Константиновича Романова организуется музей Туркестанского университета. Комиссару по народному образованию предлагается немедленно организовать штат музея, а также привести его в состояние возможности пользоваться для поучительных целей» . Н.А. Искандер работала сначала заведующей музеем, а затем до 1924 г. главным хранителем.

В 1924 г. Средазкомстарис (Комиссия по охране памятников природы, старины и искусства) открывает на базе Музея университета Центральный художественный музей, находившийся в здании дворца. В 1930 г. Центральный художественный музей объединили с Главным Среднеазиатским музеем, и музей стал называться Центральным Среднеазиатским музеем. В качестве музея дворец функционировал до 1933 г. Произведения искусств были перевезены в другие здания, а дворец был передан Республиканскому дворцу пионеров им. Сталина.

Впоследствии помещения дворца существенно пострадали, несмотря на то, что новые владельцы пытались сохранить внутреннее убранство. Первая реставрация дворца была выполнена в 1948 г.

В 1981 г. было принято решение о размещении во дворце Музея антиквариата и ювелирного искусства Узбекистана (до начала 1990-х гг.), и несколько научно-реставрационных коллективов возродили дворец как памятник архитектуры – воплотившим единственную в своем роде попытку синтеза традиций Запада и Востока.

На сегодняшний день уникальное здание, гармонично вписывающееся в облик Ташкента, вновь принимает гостей на самом высоком уровне, используется МИДом Республики Узбекистан, впечатляя пышностью и великолепием, оставшихся от прежних поколений и заслуживающее дальнейшего внимания.

Дворец великого князя, бесспорно, имеет историко-художественную и материальную ценность, являясь одним из сооружений исторической среды, позволяет судить об особенностях архитектуры Ташкента второй половины XIX в.

Таким образом, обзор материалов, хранящихся в ЦГА РУз, свидетельствует о том, что документы данного архива, являются не только важным источником информации исторических событий и общественно-политической деятельности людей, но и имеют важность и неподдельный интерес при рассмотрении отдельной личности, к примеру, великого князя Николая Константиновича.

Список литературы

Вся история искусства. Живопись, архитектура, скульптура, декоративное искусство. М.: Астрель, 2008.

Свирский А. История моей жизни. М., 1947.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Туркестане. Сборник документов. Ташкент, 1947.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.

1 комментарий

  • Мунтазир:

    По одной из наших семейных легенд овальное настенное зеркало с ажурной резьбой принадлежало когда-то Великому Князю Николаю Константиновичу и каким-то образом попало к моему деду. Вот бы узнать, правда ли это…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.