Загадка по имени Элеонора. Tашкентцы Искусство История

Татьяна Вавилова пишет в Фейсбуке: «Долго я собиралась рассказать о своей неожиданной архивной находке. Всё надеялась уточнить, да прояснить, словом, разгадать одну дамочку, прожившую в нашем городе совсем недолго, но полюбившую Восток и вынужденно, с горечью покидавшую Ташкент. Однако, больше ничего не находится! Читайте, что есть.»

В конце августа 1915 года из Гродно в пыльный туркменский городишко Мерв прибыла молодая дама. Шла Первая мировая война и с западной границы Российской Империи вглубь страны хлынул поток беженцев. Уже в сентябре того же года русские, уничтожив железнодорожный узел, оставили Гродно. В город вошли германские войска. Так что дама эвакуировалась во-время. Это была тридцатилетняя Элеонора Николаевна (Марцельевна) Диксон, дворянка, полька, католичка, поэтесса.

В Мерв (Мары) Диксон приехала, чтобы найти знакомого поляка, но это ей не удалось и устраиваться пришлось самостоятельно. Вскоре Элеонора познакомилась с женой местного уездного ветеринарного врача Марией Станиславовной Писаревой, которая пригласила ее к себе. Гостеприимство, как позже рассказала Диксон, оказалось небескорыстным. Узнав, что Элеонора Николаевна получила образование на литературном факультете Сорбоннского университета и несколько лет прожила в Париже и в Лондоне, Писарева предложила ей стать фиктивной начальницей вновь открываемой гимназии. Однако Элеонора Николаевна отказалась. У неё не было права на открытие учебных заведений, да и фиктивное положение не устраивало. Отказ обидел и рассердил Марию Станиславовну и они рассорились. Ночевала Элеонора Николаевна на вокзале.

А на следующий день поезд вёз её в Ташкент, в столицу Туркестанского края. Она надеялась найти работу в каком-нибудь крупном издательстве.
В Ташкенте Элеоноре Николаевне очень повезло. Ей удалось не только войти в светское общество, но и познакомиться с очень влиятельными людьми. Среди новых знакомых были генерал А.С. Мадритов, Военный губернатор Сыр-Дарьинской области, М.Н. Волков, начальник Охранного отделения, а главное, в ней приняли участие Великий князь Николай Константинович Романов с супругой. Элеонора Николаевна выполняла разные поручения Николая Константиновича, участвовала в организации светских мероприятий, словом, служила князю.
Поселилась Диксон на Воронцовском проспекте, в доме № 3. Местные издания принимали в печать её рукописи. Она сотрудничала с частными либеральными газетами «Туркестанский курьер» и «Туркестанский голос». Ее книгу издала ташкентская типография Н.А. Вильнера.
Спустя год благополучию пришел конец. Случилось это внезапно и непонятно. Управление делами Великого князя Романова возглавлял в то время генерал-майор Дмитрий Васильевич Белов, штаб-офицер для поручений при Туркестанском генерал-губернаторстве. Его называли опекуном князя. Утром 8 октября 1916 года Дмитрий Васильевич получил послание от особы, имя которой осталось в строгой тайне, а письмо было немедленно возвращено. Его перепечатанная копия и все последующие за ним бумаги до сих пор хранятся в архивах Охранного отделения города Ташкента. Среди них и бланк допроса Элеоноры Диксон, из которого я почерпнула биографические сведения о ней.
Итак, неизвестная нам, но явно очень близкая к Великому Князю особа, уже не в первый раз просила Дмитрия Васильевича Белова оградить Николая Константиновича от госпожи Диксон, «которая или сумасшедшая или авантюристка и провокаторша и может чрезвычайно взволновать Великого Князя, поэтому нужно избежать свидания с ней Великого Князя». Далеее возмущенная дама пишет: « Сперва я ее жалела, но теперь вижу, что или нужно ее поместить к доктору Трапезникову (чтобы обезвредить) или же принять меры к ея отъезду немедленному и «безповоротному», т.е. , чтобы более не было ее в тех местах, где пребывает Великий Князь. Нужно нам оберегать только Великого Князя, а не подобных «легкомыленных дурист», как Диксон. Из вчерашнего диагноза доктора Боровского видно, что у Великого Князя серьезная болезнь (и склероз и миакардит), при которой нужно избегать, по возможности, волнений и раздражений». Князь действительно был настолько болен, что написал завещание, измененное им же в 1918 году.
В чем же так провинилась госпожа Диксон? В письме ее обвиняют в шантаже князя Романова и считают очень опасной, «так как она талантлива и умна», боятся «мнимых «разоблачений», так как «слишком долго она была в обществе Великого Князя и наслушалась многого». Но ничего конкретного, разве что это: «Вчера госпожа Диксон рассказывала всем в Хиве, что получила 300 рублей и считает, что деньги получены в уплату долга ей Великим Князем». Неужели всё дело в деньгах и нелепом долге? Создается впечатление, что главная вина Элеоноры Диксон осталась «за кадром» и трудно нам будет ее установить.
Однако полицейские жернова закрутились. В тот же день из Канцелярии Туркестанского генерал-губернаторства начальнику Охранного отделения совершенно секретно пришло указание : « Ввиду поступивших сведений о том, что проживающая в Ташкенте Элеонора Диксон имеет намерения шантажировать Его Императорское Высочество Великого князя Николая Константиновича, Главный Начальник Края приказал произвести у названной особы обыск, отобрав у нее все собственноручные записки Великого Князя, если таковые при обыске окажутся, а также воспретить госпоже Диксон пребывание в крае, предоставив ей пятидневный срок на устройство своих дел, до истечения этого времени учредить строгий надзор, чтобы г. Диксон не могла видеть Великого Князя, или писать ему или его супруге». И того же 8 октября 1916 года Элеонору Диксон ставят в известность, что Начальник Края воспрещает ей пребывание в пределах Туркестанского губернаторства и берут расписку, что она обязуется выехать из пределов Края не позднее 13 октября.
Однако же, не дожидаясь указанного срока, на квартиру Диксон явился околоточный надзиратель дворцовой полиции, предложил ей немедленно собираться и отвез Элеонору Николаевну со всеми вещами на вокзал, где купил билет 3 класса до станции Маньчжурия и отправил скорым поездом в Оренбург. Следом полетела телеграмма в полицию Оренбургской железной дороги с приказанием обыскать в пути пассажирку Элеонору Диксон « с целью отобрания писем Великого Князя Николая Константиновича». Ну, а чтобы ни с кем не перепутать, далее следовали приметы – « среднего роста и телосложения, блондинка, верхний передний зуб золотой. Одета в черное пальто и черную шляпу с длинным черным вуалем».
Черная полоса невезения продолжалась. В вагоне Элеонора наткнулась на Марию Станиславовну Писареву из Мерва, которая засыпала ее вопросами, но Элеоноре было не до бесед. Она сделала вид, что никогда жену ветеринара не видела и не знала. Взбешенная Мария Станиславовна решила отомстить. На станции «Аральское море» она заявила жандармскому унтер-офицеру Фокину, что подозревает госпожу Диксон в шпионаже. Не зря же она внезапно пропала из Мерва, а теперь утверждает, что никогда там не была и в глаза её, Писареву, не видела!
Унтер-офицер Фокин «под своим наблюдением доставил Диксон на станцию Оренбург и руководствуясь депешей произвел обыск и изъял переписку Великого Князя на 38 листах и три фотокарточки».
К сожалению, ни одного из этих 38 листов в нашем архиве нет, как и фотографий. Скорее всего, они уничтожены и никто из нас их не прочтет. В архиве осталось лишь прощальное письмо Элеоноры Диксон, адресованное главе Охранного отделения Волкову:
«Угол Кауфманской и Жуковской ул. дом 54/40

Ташкент 7.10.1916

Глубокоуважаемый Михаил Николаевич!

До свидания, я уехала из страны солнца. Мне очень не хочется и я против воли еду, да еще под надзором жандармов. Белов хочет меня отправить.
Спросите по какому праву, когда губернатор ничего не имеет против моего пребывания в Ташкенте .
Я вернулась из Келеса, забыла одно дело устроить, а жандармы не пускают с вокзала в город. Я уже хотела звонить Вам или добрейшему А.С. Мадритову, но они одумались. Чтобы подразнить гусей, я написала в «Туркестанский голос», что не только служу князю, но и чай с Вами пила».
Действительно ли Элеонора Диксон не поняла за что ее выслали из края или только делала вид, мы навряд ли узнаем. Можно только догадываться о причинах. Всем известна слабость Великого князя к женскому полу. Если учесть, что главным инициатором гонений на Элеонору стала женщина, скорее всего жена князя, то причина может крыться в банальной ревности. Тем более, что в ответ на декабрьскую телеграмму из Читы, куда добралась наша скиталица, ташкентское Охранное отделение сообщало: «Сведений о неблагонадежности нет. Уехала добровольно. Предполагалось намерение шантажировать Великого князя. Воспрещено жительство в Туркестанском крае. Отобрана подписка не обращаться к Великому князю». Ясно одно, любое приближение к «Августейшему изгнанику» было слишком рисковано для простых смертных.
А что же Элеонора? Что с ней сталось в те годы надвигающейся российской смуты?
Первое, что отыскалось, — это книги Элеоноры Диксон в каталоге РНБ. Прочитав лишь названия, я поняла, какой неизгладимый след оставило в её творчестве пребывание в «стране солнца» и почему ей так не хотелось уезжать. В 1916 году изданы книжка стихов и рассказов «Гюлльхана» в Ташкенте и «Песни степного тюльпана» в Самаре, а также «В стране солнца. Бухара» в «Туркестанском курьере». Сделаны переводы – «Из книги Бедиля». Упоминание о Диксон совершенно неожиданно обнаружилось в переписке Ленина и Луначарского. 22.VII.1920 г. Луначарский пишет Председателю Совнаркома тов. В.И. Ленину: «Мною получена от Вас копия письма писателя М. Арцыбашева, в котором он просит через некую Элеонору Диксон отпустить его за границу». Элеонора лично вручила письмо Арцыбашева Ленину, а за ответом приходила к Луначарскому, которому было поручено решить вопрос о выезде писателя.
След Диксон теряется в 1920-х. Эмиграция? Возможно. Именно придерживаясь этой версии, я так ухватилась за рассказ Ильи Ильфа «Белые комики», героиней которого он сделал некую Диксон. Русская писательница, эмигрантка, покушалась на жизнь советского полпреда Красина, едва не застрелив его в Париже. Жизнь в эмиграции для героини Ильфа закончилась печально, в нищете, на паперти. Чем не итог для нашей Элеоноры? Но, нет! В реальности Диксон Ильфа оказалась Марией Александровной Горячковской-Диксон, душевно больной московской литераторшей.
Между тем, в сети меня ждала потрясающая находка. Совсем молодой филолог из Самары, наш современник, Андрей Александрович Косицин, в своем ЖЖ взывал к интернет сообществу: « Кто знает? Кто поможет? С недавних пор меня страшно беспокоят две литературные фигуры, биография которых мне практически неизвестна. Если кто-то может помочь хоть какими –то сведениями, пожалуйста, помогите!». Одной из фигур , к моему изумлению, Косицин называл Элеонору Диксон. Я могла помочь, но Андрей Александрович писал это в 2009, а на дворе у нас стоял 2013. Да и как найти его в океане интернета, когда я так плохо умею в нем плавать!
Но я редко не достигаю поставленной цели, найти удалось! Сначала вот эту интересную запись в том же ЖЖ, где Андрей Александорович описывает свою поездку по столичным архивам, а потом сетует:
«Загадка по имени Элеонора Диксон для меня так и не разрешилась. Времени было крайне мало. В Салтыковке нашлась книжка Диксон «Песни степного тюльпана», а в РГАЛИ отыскалось собрание ее писем в архиве В.В. Розанова. В общем, Элеонора Диксон не мистификация. Похоже, женщина эта жила в Москве, была мудрой и обладала вменяемым почерком. Писала, в основном, о быте и нравах Востока. Ее сочинения – стихи, рассказы, пьесы – изобилуют специфической арабской лексикой. Думается, к Востоку она имела непосредственное отношение. В ее произведениях есть любопытное расщепление авторского взгляда – с позиций внутри (специфических) и вне (общечеловеческих) восточных традиций».
Далее следует цитата из «Книги Бедиля» и я, наконец, могу прочесть стихи Элеоноры Диксон:

Пей вино и живи
Хоть бы в капище идолов ложных,
Но заветы любви
Соблюдай непреложно.

Пей вино, как кафир,
И сожги все священные книги,
Но храни сердца мир
И надень всепрощенья вериги…

Пей вино, и сожги
И каабу, святыню от века,
Но не лги
И не обижай человека!

«Вот такая вот она – примерно – эта Элеонорочка!» — заключает наш филолог.

В истории Элеоноры Диксон много неразгаданного, а сам факт моей случайной архивной находки чуть-чуть мистичен. Уже то, что в нашем прагматичном 21 веке, казалось бы совершенно изжившем романтизм прошлого, молодой человек обратил внимание на творчество мало известной и давно забытой Элеоноры Диксон, — просто фантастика!

Отправив Андрею Александровичу документы об Элеоноре, я ждала в ответ хоть одно стихотворение о Ташкенте. Ведь до Петербургской библиотеки мне не добраться! Но в присланных стихах из сборника «Песни степного тюльпана» наш город не упоминается. Однако Восток в сердце Элеоноры остался навсегда. В цикле « Из песен Турана», посвященному Василию Васильевичу Розанову, есть такие строки:

Я спросил у тюльпана: «Отчего у тебя черное сердце
При улыбчато-ярких твоих лепестках?»
И сказал мне тюльпан: «Это скорбное, черное сердце
Мне дано оттого, что рожден я в пустынных степях…
Красотой своей солнце меня наградило,
Но меня засыпает, в своей пляске удушливой, пыль,
Ветер рвет лепестки мои с бурною силой,
А кругом лишь безводный песок да засохший ковыль…»

И бархатные южные ночи не забыла Элеонора Диксон:

Эти черные ночи Востока.
Словно крылья причудливых птиц,
Тихо реют над краем пророка,
Вызывая в душе одинокой
Очертания милых мне лиц…

Надеюсь, что А.А. Косицину откроется до конца тайна Элеоноры Диксон, что он найдет другие ее произведения и опубликует результаты своих исследований, и мы в подробностях узнаем, как сложилась жизнь давней гостьи нашего города.
На этой фразе я и закончила свой рассказ, как вдруг получила ещё один «привет» от Элеоноры. Серьезный ученый муж, доктор исторических наук, Симаков Георгий Николаевич из Петербурга в своей диссертации «Культ хищных птиц у народов Средней Азии и Казахстана на примере соколиной охоты» ссылается на работу Э.Диксон «В стране солнца. Бухара». Поразительно! Заметки «легкомысленной» дамочки, прожившей в Ташкенте менее года, пригодились диссертанту через сотню лет !
Так кем же Вы были, Элеонора Диксон???

P.S. Мирза Абдулкадир Бедиль (1644-1721) – таджикский поэт и мыслитель узбекского происхождения. Писал на фарси.

35 комментариев

  • Gangut:

    http://book.uraic.ru/elib/Authors/Gorbunov/sl-5.htm
    ПИСАТЕЛЬНИЦЫ РОССИИ
    (Материалы для биобиблиографического словаря)
    ДИКСОН Элеонора Николаевна
    Авт. кн.: “Гюльхана” Ташкент, 1916; “Песни степного тюльпана”. Самара, 1916; «Дочь Продов» Драма. Самара, 1917. РНБ.
    Ещё одна её книга.
    В апреле 1919 года немцы передали Гродно полякам. Может Э.Диксон вернулась домой?

      [Цитировать]

  • Николай Красильников:

    Татьяне Вавиловой. Очень меня заинтересовал Ваш материал об Э. Диксон. Я думаю, в мою антологию русских поэтов Туркестана, которую я собираю много лет, можно было бы включить несколько её стихов «Из песен Турана». Если можно, пришлите, пожалуйста, мне их. Адрес — у Е. Скляревского. С уважением и благодарностью, Н. Красильников

      [Цитировать]

  • AK:

    интересен эпизод с большевиками, может она все-таки была шпионкой? Вел.Князь симпатизировал революционерам, возможно она была связником от европейских деятелей. По крайней мере ее нрав соответствует этой роли.

      [Цитировать]

  • Рабинович:

    Заурядная шантажистка-прохиндейка. Скорее всего, Эмилия Диксн — это псевдоним Горячковской.

      [Цитировать]

    • VTA:

      Проверяла эту гипотезу, все письма Красина перечитала, все газетные статейки про Горячковскую, — не подтвердилось. Кстати, Горячковская по мужу была Диксон, а псевдоним не Эмилия, а как раз Элеонора. Шантаж при расследовании не доказан.

        [Цитировать]

      • AK:

        т.е. в переписке Луначарского с Лениным фигурирует поэтесса Мария Александровна Горячковская-Диксон, литературный псевдоним Элеонора Диксон?

          [Цитировать]

      • Рабинович:

        Я Вам по секрету скажу, только никому не рассказывайте: Элеонора Марковна Диксон — еврейка, никаким боком к полякам не прилаживается.

          [Цитировать]

        • OL:

          Моя это сразу земетила! Как прочитала про золотой зуб….Ну и что ? Но если на нее есть что сказать …то это только в архиве РГБ…дело № 80…Так что «поезжайте в Киев и спросите..» А лучше в Москву в читальном зале РГБ (без выноса) выдадут дело №80 на Горячковскую -Диксон…Только в РГБ еще попасть надо ….

            [Цитировать]

        • VTA:

          Рабинович! Да хоть кто! Меня не это волнует, если Вам известны анкетные данные Диксон — Горячковской, скажите какого года рождения она была и когда вышла замуж? И где Вы нашли анкетные данные, я тоже хочу удостовериться!(((. Я так была разочарована, когда узнала, что Элеонора Диксон из рассказа Ильфа на самом деле Горчаковская, что разворот в обратную сторону меня бы очень обрадовал. Но анкета не сходится не только в национальности.(((

            [Цитировать]

          • lvt:

            Во всяком случае героиня очерка по характеру была «авантюристкой». Употребляю это слова не как ругательство, а как качество личности.

              [Цитировать]

            • OL:

              Очень похоже на то ,и приехать могла по рекомендательным письмам от каких газет и журналов ,для написания чего то о князе,инче чего же ее так любезно встречали и сам князь и его жена..Как писательницу….А потом все изменилось…когда возможно речь зашла о деньгах…

                [Цитировать]

  • OL:

    Если в 1908-1910 году некто с подходящей фамилией работал(а) а газете Новое время ,и приехал (а)а Ташкент в 1915 году в 30 летнем возрасте…то …Ну дальше и не знаю…В РГБ стучаться надо…Там видно и про возраст деле Горячковской -Диксон написано…Самое то обращаться тому кто живет и работает в Москве….

      [Цитировать]

    • Рабинович:

      А что такое РГБ?

        [Цитировать]

      • OL:

        Российская государственная библиотека.В прошлом библиотека им Ленина.

          [Цитировать]

        • Рабинович:

          До сих пор это заведение ГБЛ называю. Ну, ладно. А почему в библиотеке должен храниться какой-то архив? В библиотеке фонды. Да еще и под номером 80? Откуда известна нумерация? Откуда известно, что таинственный архив под № 80 в ГБЛ содержит сведения об этой писательнице?

            [Цитировать]

          • OL:

            Откуда? Да все оттуда -из интернета…Можете называть это заведение ГБЛ ,можете РГБ,номер фонда не измениттся…Так и быть-Ф 080.Горячковская Мария Александровна…Горячковкая -Диксон Мария Александровна(псевдоним М.Евгеньева)архивные фонды 1910-1920 года.4 ед хр.Писательница корреспондент газеты Новое Время ,1908-1910 гг.Переводчица-сотрудник Коминтерна.

              [Цитировать]

  • AK:

    из «Жертва Эйнштейна» «Аргументы Недели», Сергей НЕХАМКИН, 2010
    «.. Мария Александровна Горячковская-Диксон была московской литераторшей, писала под псевдонимом М. Евгеньева. У нее издавались книги, ставились пьесы. Знала шесть языков, работала в Коминтерне переводчицей, в Гражданскую служила следователем в ревтрибунале. В Европу уехала из Грузии, загранпаспорт ей выдал тамошний совнарком по ходатайству наркома просвещения СССР Луначарского. Такая вот вполне советская дама.
    Она казалась всем человеком вполне здравым — ну, может, чересчур скандальной. И мало кто знал, что Диксон дважды лежала в Преображенской больнице с диагнозом «шизофрения». У Марии Александровны был свой пунктик — только доверялась она немногим, особо избранным.
    Анатолий Васильевич Луначарский имел несчастье оказаться одним из этих избранных. Узнав о задержании Диксон, он выступил в «Известиях» (18.12.1924) со смущенно-покаянной статьей.
    Нарком попал в идиотское положение по мягкости характера. В 1919 г. к нему на прием пришла «пожилая, несколько претенциозная дама с тягучим плаксивым голосом». Сказала, что писательница, подарила книжку, пожаловалась, что гонят с квартиры. Луначарский, как мог, защищал интеллигенцию. Написал записку в домком, чтобы Диксон (это была она) не трогали. И — влип.
    Мария Александровна начала ходить к нему как на работу. Требовала того, другого, излагала какие-то прожекты. Ее выгоняли секретари, Луначарский прятался — без толку. В конце концов, нарком вскипел. Тогда Диксон заявила, что имеет компромат на лидера бывшей партии кадетов Милюкова. Кадеты для большевиков были лютыми врагами, Луначарский согласился выслушать. И Диксон поведала, что Милюков некогда убил ее крошку-сына. На сексуальной почве. Вместе с другими кадетами. После чего выцедил кровь и совершил кучу других изуверств. Теперь, зная тайну, Луначарский — человек со связями! — обязан попросить Троцкого отомстить за ребенка.
    Луначарский: «Стало ясно, что я имею перед собой рехнувшегося человека».
    Дальше он рассказывал, как пытался избавиться от клещом вцепившейся в него Диксон, как та караулила его возле дома, угрожала самоубийством. В милицию интеллигентный нарком обращаться стеснялся, психиатров следовательша ревтрибунала просто выгоняла. К счастью, в очередной приход она пожаловалась на смертельную усталость. Луначарский понял, что это шанс. Позвонил наркомздраву Семашко, попросил срочно выписать товарищу Диксон путевку в санаторий, на Кавказ.
    Но через два года он сам поехал туда лечиться! И в Тифлисе на улице случайно встретил Марию Александровну.
    Кошмар повторился. Теперь Диксон жаловалась не только на Милюкова, но и на физика Эйнштейна со знаменитым провокатором Азефом. Они мешали ей писать. Придет в голову ценная мысль, бросишься к столу — а мысль уже забыта. Эйнштейн с Азефом ее выгнали. Нет, Мария Александровна теперь способна и сама, без Троцкого, разобраться с негодяями — но ведь они живут в Германии! Как туда попасть?
    Луначарский попросил местный Совнарком срочно выдать ей загранпаспорт.
    Почему Диксон из Берлина отправилась в Париж — можно лишь гадать. Но именно здесь в январе 1925-го (аккурат 85 лет назад) ее судили. Предполагалось дело «русской Шарлотты Корде», шедшей мстить «красным палачам». Но вместо этого суд слушал многочасовые рассказы подсудимой о том, что большевики по заданию Азефа и Эйнштейна (который никакой не физик, а царский сыщик!) ловят на улицах детей и продают их в турецкие гаремы; что в гарем хотели продать и саму немолодую Марию Александровну…
    Москва ехидно передала в прессу ее больничную карту.»

      [Цитировать]

  • Соня:

    Несчастная жертва страшной болезни

      [Цитировать]

    • AK:

      почему несчастная? в то время (военный коммунизм, красный террор, неурожай и выемка продотрядами всего зерна) не многие могли расчитывать на такую заботу со стороны высших лиц («кровавых большевиков» :)

        [Цитировать]

  • OL:

    А может и несчастная ,так как всю жизнь похоже пыталась кому то подражать..То Мата Хари, то Хайяму..то Шарлотте Корде…И Элеонора Диксон -псевдонним…Диксонов было немало и все люди творческих профессий…

      [Цитировать]

  • OL:

    И мне думается эту Элеонору нужно рассматривать в свете еще каких то политических событий Первой мировой войны…Например Хамаданской операции .Её успешное завершение в 1915 году не позволило немцам и туркам втянуть государства Ср Азии в войну против России.

      [Цитировать]

    • AK:

      тогда она скорее была немецким агентом. А позже была не на курорте, а участвовала в организации Персидской ССР (Гилянская республика)
      вот что пишет Википедия (там было много «поэтов» :)
      «.. В Персидскую Республику в апреле-августе 1921 г. ездил Велимир Хлебников, работавший в частях РККА лектором и нанявшийся учителем к детям местного хана. Результатом поездки стал цикл стихотворений и поэма «Труба Гуль-Муллы».
      Членом Иранской компартии был активно участвовавший в событиях Яков Блюмкин, при помощи иранской кампании реабилитировавший себя перед большевиками за убийство графа Мирбаха в 1918 г.
      Сергей Есенин в 1924—1925 гг. пишет цикл стихотворений под названием «Персидские мотивы», видимо, вдохновлённый вышеописанными событиями в Иране, которые наблюдал как очевидец, т.к. находился при штабе командира группы войск и его друга Примакова»

        [Цитировать]

      • OL:

        Все может быть …и не такое оно далекое это прошлое…

          [Цитировать]

        • AK:

          но чтобы следователь РевТрибунала жаловалась на домкома, а нарком Просвящения стеснялся обращаться в милицию — это вряд ли возможно :)

            [Цитировать]

          • Для АК -- автор заметки:

            Неожиданно увидел здесь обсуждение своей давней публикации, потому, думаю. имею моральное право вставить свои пять копеек. Материалы об М.Диксон были взяты мною из упоминающейся статьи Луначарского в «Известиях» и какого-то журнала начала 1920-х (уже не помню, кажется «Огонька», можно проверить). Поскольку есть вопросы — уточню подробности.
            1. Диксон не сразу стала следовательшей губернского ревтрибунала (Московского?). Когда она ходила к Луначарскому, то еще там не служила. Сообщила об этом уже потом, когда к Луначарскому её больше не пускали, и она подкараулила его возле дома. Кстати эта больная наверняка в трибунале дел натворила. Луначарскому она хвасталась, например: «Главной моей особенностью была чрезвычайная гипнотическая сила. Приводят ко мне преступника, я прожгу его своим взглядом — и он во всем сознается». Но Диксон оттуда быстро выперли «могущественные враги», на которых она Луначарскому тоже жаловалась.
            2. Луначарский действительно обращаться в милицию стеснялся. Видимо, по принципу «что про меня подумают?». Надо понимать — это же был не какой-то «железный нарком», а вполне себе интеллигентный человек. Впрочем. вот точная цитата: «Что я мог поделать! Наркомздрав бессилен. Обращаться в милицию неловко».
            3. Не думаю, что Элеонора Диксон и Мария Диксон — одно и то же лицо, хотя… Обе — Николаевны. Может, сестры? На всякий случай: Луначарский вспоминал, что при первом знакомстве М.Диксон подарила ему свою книгу «Духовенство». Видимо, что-то обличительное, если красному вожду дарила.
            С уважением,
            Сергей Нехамкин

              [Цитировать]

            • AK:

              в любом случае напоминает Штирлица и Мюллера («.. откуда отпечатки на рации? просто незнакомой женщине помог!..» :)

                [Цитировать]

            • VTA:

              Спасибо за дополнение, Сергей Немахин. Жаль, что архивы и библиотеки, где можно было бы найти документы на Горячковскую, от меня далеко. Можно было бы методом исключения и сравнения прояснить. Пока загадка не разгадана, заметки в газете не документ. Кстати, в одном из сообщений о Горячковской сказано, что она Диксон по мужу, а отчество у нее, согласно Вашей же публикации, не Николаевна, а Александровна. Но если что найдется, пишите!

                [Цитировать]

              • автор заметки:

                Да. Действительно «Александровна». Писал усталый, не обратил внимания. Прошу прощения. Значит, последний пункт моего комментария тем более снимается. Ок, если чего найду — буду иметь в виду.

                  [Цитировать]

  • VTA:

    Удалось найти документы и рукопись Горячковской М.А., в которой она рассказывает о своем пребывании в Туркестане и о том, как она получила паспорт на Элеонору Диксон. Кому интересно, могут прочесть по ссылке https://www.facebook.com/tatyana.vavilova/posts/874267112644303:0

      [Цитировать]

  • Виктор:

    Здравствуйте! Совсем немного, но из газеты «Руль» (Берлин)
    http://elib.shpl.ru/ru/nodes/10037-1240-1313#page/5/mode/inspect/zoom/9

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.